Skip to content

09.03.2016

СТРЕСС И АДАПТАЦИОННАЯ РЕАКЦИЯ

269925_900

Если коротко, это специфическая вторичная реакция на стресс, деструктивная реакция гебоидного типа.

Наш прекрасный ученый Леонид Китаев-Смык, который написал большую работу о стрессе (и после Ганса Селье это наиболее значительная работа), описал разные стрессовые реакции. Китаев-Смык занимался подготовкой космонавтов и изучал психофизиологию стресса весьма тщательно. Также он длительно занимался исследованием солдат во время чеченской войны 1995 года и после.

Интересующиеся могут прочитать работу Китаева-Смыка «Организм и стресс». Для более полной картины можно почитать о стрессе у Селье, Кречмера и у Лоренца. Я же приведу только выводы, касающиеся темы шутников и их «пляски на костях».

1. Существует два главных типа первичной реакции на стресс смерти: активная и пассивная.

Китаев-Смык приводит интересные сведения, полученные им лично при опросе священников сельских церквей в 60-ых годах прошлого века. Младенцы по время крещения (40 дней от роду) при макании в купель (стресс) ведут себя очень по-разному. Типов реакций два: младенцы либо вытягиваются и приводят в сильный тонус все мышцы тела (таких младенцев священники называли «столбики»), либо сворачиваются и расслабляются словно в материнской утробе (таких называли «калачиками»).

Интересно, что про первый тип младенцев, которые «столбики» священники обычно говорят «не жилец», и такие дети чаще всего умирают в младенчестве или детстве, чаще заболевают, чаще травмируются, они более уязвимы. Но если таким детям удается выжить, вырасти и адаптироваться к жизни (научиться расходовать и распределять свои силы), они нередко становятся лидерами. Все дело в том, что «столбики» реагируют на стресс активностью и агрессией, борются со стрессом и сопротивляются ему. Это делает их жизнь намного более опасной, заставляет быстро расходовать все резервы организма и они куда раньше, чем калачики приходят к черте слома.

Китаев-Смык упоминает нашего полководца Суворова, который в детстве был настолько «столбиком», что протестовал против пеленания громкими криками, не успокаиваясь ни на минуту, и отец приказал не пеленать его, вопреки обычаям. В кого удалось вырасти этому младенцу все знают.

2. Вторичная реакция на стресс (это когда стресс затягивается) бывает деструктивной и конструктивной.

Конструктивная реакция на длительный стресс — это адаптация к нему. Адаптация — это значит, что организм перестраивается настолько, чтобы существовать в условиях стресса наиболее продуктивно.

Гармонично адаптироваться к длительному стрессу могут и «столбики» и «калачики», хотя последним легче это сделать.

Китаев-Смык описывает солдат, которые хорошо адаптировались к условиям войны, так. Они были настроены на победу и жизнь, о смерти не размышляли, их мысли были устремлены в будущее (мирное, после победы), они грезили лишь о том, как вернутся домой и будут помогать родителям, женятся, обзаведутся детьми. Они были собраны, позитивны, дисциплинированы, обязательно аккуратны. Одним словом, хорошо адаптированные солдаты выбирали тот наилучший режим (не столько они выбирали, сколько их организм, но и личность принимала участие в распределении энергии, при помощи хорошего локуса) который бы позволял проявлять разумную активность: не тратить все нервные силы на то, что они лично не могли изменить (не изводить себя страхом и чувством вины), употребив энергию туда, где они действительно были способны действовать и влиять (во время боя). Исследования Китаева-Смыка показали, что такие солдаты намного (!) чаще выживали, эффективнее воевали и возвращались после войны к мирной жизни без особых проблем.

Если вы для сравнения почитаете Франкла и Бетельгейма, психологов, которые описывали свой опыт узников фашистских концлагерей и книги которых я всегда рекомендую, вы увидите, что они рисуют ту же самую модель выживания и преодоления непреодолимых трудностей, вплоть до того, что наиболее аккуратные узники, заботящиеся до последнего о личной гигиене и внешнем виде, выживали и сохраняли себя куда лучше. (Понимаете, почему? Уход за собой — это то малое, что может делать узник концлагеря, до чего сужен его локус контроля, но если отказаться и от этого — проактивности и сознанию конец, ты превратишься в предмет, который только шпыняют).

3. Гебоидная реакция на стресс (те самые шуточки о смерти и танцы на костях) — это вид деструктивной вторичной реакции на стресс.

Китаев-Смык перечисляет несколько видов деструктивных реакций: депрессия (когда солдат считает себя виноватым в смерти других солдат и убежден, что его тоже убьют), остервенение (когда солдат от стресса рвется убивать и крушить, не обращая внимания на тактическую целесообразность) и гебоидность (те самые шуточки, постоянное ерничание на темы смерти и сарказм по отношению к своему и чужому страху).

Деструктивный тип поведения при вторичном стрессе чаще всего приводит к смерти. Это важно понять! Деструктивный на то и деструктивный, что заставлять человека погибать раньше других и часто даже без оснований.

Депрессивные бессознательно сами ищут погибели (от вины, от страха, от тяжести) и вскоре находят ее. Офицеры описывали Китеву-Смыку, что если таких солдат не адаптируешь быстро и не демобилизуешь, они всегда гибнут в самых глупых обстоятельствах. Остервенелые тоже гибнут раньше других, причем нередко подставляют однополчан, поскольку их цель не победа (!), а истерика от паники. Но и гебоидные (те самые шутники) тоже считаются обреченными и очень плохо приспособленными к выживанию.

4. Посмотрим, почему гебоидные выживают хуже других и в условиях реальной опасности часто обречены.

Гебоидный тип реагирования — это отрицание страха, полностью, как самого факта.

А страх и боль — это защитные реакции организма, они показывают на что обратить внимание, и избавляться от этих реакций — это оставлять себя беззащитным.

Гебоидный шутник словно прячет голову в песок и пытается в своей картине мира представить все так, будто все страшные события — это хохма и понарошку, это повод для веселья, и никого всерьез не касается.

Не нужно путать гебоидный деструктивный тип с позитивным, хорошо адпатированным, которые тоже способны шутить, чувство юмора — хорошая опора в стрессе, но шутки их мягкие, умеренные и никогда не касаются самых болезненных и действительно серьезных тем. Нормальные шутки и хорошее чувство юмора призваны обратить внимание людей на то, что в жизни даже в условиях стресса есть что-то светлое, приятное и смешное. Это, например, Василий Теркин Твардовского, кумир военных лет.

Адекватные шутки никогда не касаются смерти товарищей и своей смерти, они никогда не переходят берегов, поскольку это шутит человек, хорошо осознающий возможность смерти, а не отрицающий ее, и это(!) принципиальное отличие. Сама цель шуток — отвлечь внимание от смерти, напомнить о жизни, а не привлечь к смерти внимание и посмеяться над ней, думая, что смехом ты ее победишь. Это как Моська, смеющаяся над слоном, пока ее не раздавило.

Гебоидный тип в экстремальных условиях (на войне, в больнице, в тюрьме) выживает очень плохо, поскольку, во-первых, своими шутками без берегов постоянно вызывает агрессию окружающих и провоцирует раздражение или ненависть (это мы можем наблюдать, да?)

Во-вторых, так как цель таких шуток закрыть свои собственные глаза на опасность, убедить себя в нереальности данной опасности, такое поведение мешает действовать эффективно и себя защищать.

И, в-третьих, занимаясь вытеснением страха, такой тип почти всегда в какой-то момент встречается с этим страхом лицом, слабые защитки рушатся (а деструктивные защиты всегда слабы, поскольку плохо интегрированы в личность), и будучи совершенно неподготовленным, неадаптированным к стрессу (он же отрицал вместо адаптации), человек быстро погибает.

То есть засовывать голову в песок и убеждать себя, что смерть — это совсем нестрашно, это небольно, это прикольно и весело — это один из самых плохих и ненадежных способов восприятия смерти.

Депрессивный тип может обрести опору, остервенелый тип немного успокоиться, а вот гебоидному типу при отбрасывании своих защит нередко нужно начинать адаптацию с нуля.

Повторю, умеренная доля юмора не вредит, а очень помогает, и чаще всего говорит о хорошей адаптации. Чрезмерное, будто безумное (оно и есть безумное) шуткование — это часто нечто противоположное — почти полное отсутствие адаптации.

5. Как преодолеть гебоидный тип реакций?

Чаще хорошая, гармоничная адаптация к стрессу, которая делает человека сильным, получается из первичной реакции типа «калачик» (при развитии внутренних опор), а деструктивная адаптация чаще — из «столбика». (Хотя и «столбики» иногда прекрасно адаптируются, становясь даже лидерами, и пример тому упомянутый Суворов).

Все дело в том, что быстро исчерпав силы на активное сопротивление, «столбики» чувствуют себя сломанными (депрессивная вторичная реакция) или впадают в психоз (остервенелая вторичная реакция) или начинают полностью отрицать всякую опасность (гебоидная вторичная реакция). Они не умеют распределять силы, поэтому не могут сопротивляться стрессу гармонично и прибегают к деструктивному типу поведения. То есть «столбики» для хорошей адаптации должны развить некоторые реакции «калачиков» (уметь расслабляться, когда от тебя ничего не зависит, и копить силы на тот момент, когда можно будет выступить), а «калачики» — качества «столбиков» (иногда активизироваться и сопротивляться, не только ждать команду спасателей).

Но вот что очень важно понять всем гебоидным (юмористам смерти то есть).

Пока вам будет казаться, что в такой реакции проявляется ваша сила и смелость, вы не сможете развить хорошую адаптацию, и останетесь, по сути, беззащитны и не способны защищать своих близких. То есть установка «я смеюсь над смертью, потому что смел» мешает увидеть свою проблему и избавиться от нее. Не прячьте свою слабость (паническое избегание страха смерти) под иллюзиями о своей якобы силе. Постарайтесь понять, что вы более трусливы, чем те, кто демонстрирует страх (умеренный, без паники) и скорбь (без чувства вины за то, что жив!), узнав о чьей-то смерти. Нормальный, правильный тип адаптации — это испытывать иногда страх, видеть его, уважать, но справляться с ним конструктивно, а не закрывать его как мешком истерической гебоидной веселостью, пытаясь все время играть в пир во время чумы, чтобы не так страшно было думать о своем финале.

Ну а тем, у кого гебоидные вызывают приступы ярости, стоит понять, что это такой тип деструктивных защит, очень ненадежных и слабых защит. Взглянуть в лицо реальности эти люди просто не имеют психических резервов, вот и веселятся безо всякой меры, танцуя на костях.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments