Skip to content

01.12.2016

УСПЕХ, ЕГО КРИТЕРИИ И УСЛОВИЯ ДОСТИЖЕНИЯ

15

Большинство молодых музыкантов уверены, что российская музыкальная индустрия живет по особенным и загадочным законам. Московский промоутер Илья Зинин, десять последних лет проработавший в клубах, решил опровергнуть десять самых распространенных заблуждений относительно нашего шоу-бизнеса.

1.

Теория заговора, что за любым успешным музыкальным проектом стоят большие деньги, — пожалуй, самая распространенная как среди музыкантов, так и среди обывателей. Ее порождает коррумпированная российская реальность: раз где-то засветился — значит, обязательно «занес» нужным людям. Разумеется, коррупция в тех или иных формах существует и в музыкальной индустрии, и у некоторых музыкантов изначально есть серьезное финансирование. Однако миф, что без денег нельзя ступить и шагу, сильно преувеличен. Расхожий штамп, что статьи о музыкантах и рецензии на альбомы публикуются только за деньги, — полнейшая глупость: все уважаемые СМИ поддерживают тех или иных музыкантов, исключительно исходя из представлений редакции о прекрасном. На коммерческой основе текст в них можно опубликовать только с пометкой «реклама». Это же касается и абсолютного большинства радиоротаций с телеэфирами. Известны случаи, когда музыканты покупали сомнительные музыкальные премии, попадали за деньги на разогрев к западным звездам или тратили сумасшедшие бюджеты на покупку рекламных щитов в городе. Как правило, к серьезному результату это не приводит — это эффектные, но неэффективные траты. Вкладывать деньги лучше не в околокоррупционные промо-механизмы, которые не работают, а непосредственно в музыку — в запись песен, съемку клипов и грамотный промоушн. На начальном этапе все это можно делать, оперируя совсем символическими суммами или вовсе без бюджета.

Bigmat_detailed_picture
2.

Музыкальная индустрия кажется многим другим миром, населенным исключительно богатыми, знаменитыми и красивыми. А значит, попасть туда простым смертным можно только через посредников — обитателей этого манящего мира. Заблуждение становится для многих музыкантов чем-то вроде самооправдания: зачем нам пытаться что-то делать, если пробьются только люди со связями? На самом деле и музыкальные критики, и клубные промоутеры, и продюсеры очень активно ищут и готовы поддерживать новые имена. Практически все нужные вам люди из музыкальной индустрии есть в социальных сетях, так что не стесняйтесь к ним обращаться, но не будьте слишком назойливы — если ваше творчество сочтут заслуживающим внимания, с их стороны обязательно последует отклик. Историй, когда талантливые группы, не имеющие никакого бэкграунда и знакомств, достучались до арт-директоров клубов и музыкальных критиков, получили поддержку и первый серьезный импульс, позволивший двигаться дальше, очень много.

Bigmat_detailed_picture

3.
Нужен контракт с крупным лейблом или продюсерским центром

Почему-то распространено мнение, что пробиваются только артисты, за которыми стоит серьезная структура — большой лейбл или именитый продюсер. Действительно, мейджоры на Западе в свое время обладали колоссальными бюджетами, сильным влиянием и имели особые договоренности с музыкальными каналами, а у нас, в свою очередь, были всесильные продюсеры, открывающие ногой дверь на радио и ТВ (но даже у пресловутых «акул шоу-бизнеса» из 90-х «выстрелили» далеко не все проекты). Теперь благодаря интернету монополии на выход к большой аудитории ни у кого нет. Поэтому делать самоцелью получение контракта как минимум глупо. Помните, что контракты для молодых артистов обычно содержат «драконовские» пункты, согласно которым большую часть потенциальной прибыли забирает продюсер, все концерты и промо-мероприятия осуществляются строго через него и артист не может совершать никаких самостоятельных телодвижений. Ну и, разумеется, договор начинающим музыкантам почти всегда предлагают кабальный и долгосрочный — как минимум на несколько альбомов. Так что даже если на горизонте замаячило подписание контракта — не думайте, что успех уже у вас в кармане, а тщательно вычитайте документ и попробуйте смягчить жесткие пункты.

Bigmat_detailed_picture

Продюсеров вы наверняка видели только по телевизору или читали интервью с ними — и у вас, скорее всего, сложилось впечатление о прекрасных людях, которые выступают за все хорошее против всего плохого и готовы костьми лечь в поддержку молодых талантов. В реальности они, вероятнее всего, окажутся куда более циничными, хотя культуртрегеры в этой среде тоже встречаются. На совещании глава рекорд-лейбла, например, запросто может объявить своим сотрудникам такую стратегию: подписать как можно больше молодых команд с минимальными затратами, если «выстрелит» хотя бы одна из них — эти вложения окупятся с лихвой. Что станет с остальными? Скорее всего, поняв, что что-то пошло не так, лейбл не будет спешить разорвать контракт, на группу у него при этом сил и ресурсов тоже не будет. Помните и о человеческом факторе — в музыкантов может поверить конкретный лейбл-менеджер, придумать и согласовать с артистом хорошую промо-историю, подписать долгосрочный контракт, а потом по каким-то причинам уволиться. В итоге все договорные обязательства перед компанией останутся у вас, но работать придется с другими людьми, у которых могут быть иные музыкальные приоритеты и другое видение: например, новый человек решит, что вашему уже почти законченному альбому нужен совсем другой звук, или снимет клип, сценарий которого вам категорически не понравится. Так что подписание договора вполне может сделать вас заложником ситуации, когда группой не будут заниматься вообще или будут заниматься неэффективно, а пространства для собственного маневра и смены менеджмента до окончания срока действия договора у вас уже не будет.

Bigmat_detailed_picture

4.

Разумеется, молодые артисты хотят, чтобы у них все было «как у больших» — собственный офис, репетиционная база, директор, тур-менеджер, пресс-атташе, саунд-продюсер и команда техников. Но в случае с топовыми артистами персонал группы — не следствие красивой жизни, а рабочая необходимость. Кроме того, особенность многих российских профессионалов индустрии заключается в том, чтобы тянуть из заказчика деньги, обещать золотые горы и рисовать красивые концепции до тех пор, пока не кончится финансирование. Если что-то пойдет не так — с них взятки гладки: рецепта абсолютного хита не существует, и в случае неудачи вам так же красиво и убедительно расскажут, что популярность гарантировать нельзя. Не думайте, что известные в индустрии люди способны раскрутить любой проект «с нуля»: это не так. Поэтому эволюционный путь, когда первые шишки группа набивает сама, но при этом на собственном опыте постигает основы клубного промоушна, постепенно нарабатывает аудиторию, может быть более долгим, но это куда более реалистичный вариант, чем попытка убить всех зайцев сразу посредством найма большой команды. Большинство ваших любимых зарубежных групп дали сотни концертов, прежде чем пробились в первый эшелон. Помимо этого музыканты, освоившие азы промоушна и организации гастролей на собственном опыте, обычно и с профессионалами взаимодействуют гораздо эффективнее, так как

понимают, что работает и что не работает в их конкретном случае, и могут внятно формулировать задачи. И просят уже не журавля в небе, а, например, могут оценить и дополнить медиаплан, составленный потенциальным пиарщиком для презентации альбома.

Есть и другой миф о «команде»: когда музыканты считают, что заниматься административными делами и продвижением недостойно настоящей творческой личности, поэтому все вопросы, которые не касаются собственно музыки, должны решать другие люди. И не обязательно профессионалы — сложного здесь якобы ничего нет, в процессе научатся. Дальше начинается вариация на тему сериала «Элен и ребята», когда директором группы становится подруга вокалиста, пресс-атташе — девушка барабанщика, а звукорежиссером — армейский друг басиста, с которым они вместе играли в самодеятельности. Все эти люди, как правило, не имеют амбиций в музыкальной индустрии, трудоустроены, но с радостью готовы поиграть в настоящий, как им кажется, шоу-бизнес. И, конечно же, всех их греет мысль, что, если группа придет к успеху, больше никогда не придется тащиться в постылый офис. Итог работы — хаос и анархия. Директор не умеет договариваться с клубами, пресс-атташе понятия не имеет, как выстраивать общение с журналистами, промоутировать группу, и не в состоянии написать осмысленный текст, а звукорежиссер считает, что пять ручек громкости на пульте — залог хорошего звука. Помните: безграмотные действия такого «менеджмента» не двигают группу вперед и способны нанести огромный ущерб репутации.
Bigmat_detailed_picture

5.

Железный занавес пал уже почти четверть века назад, но до сих пор про западную музыку из уст наших музыкантов можно услышать сказанное с придыханием слово «фирмА». Отсюда — распространенное заблуждение, что качественного звучания можно добиться, только записавшись «там», а «фирменный» саунд — уже половина успеха. Увы, но факт записи за границей — всего лишь строчка в пресс-релизе, на которую теперь уже мало кто обращает внимание. Известны случаи, когда клубные инди-группы долго копили на студию в Лондоне, тратили несколько тысяч фунтов на поездку, запись и сведение и возвращались с альбомом, для которого потом даже не находился издатель. Группа собственными силами нарезала 50 «болванок» для распространения на презентации, собирала на ней обычные для себя 50 человек, а потом долго отдавала долги. Хорошо оснащенные студии с толковыми звукорежиссерами есть и у нас, а запись, сделанную в Екатеринбурге, подчас сложно отличить от записи, сделанной в Нью-Йорке. Как ни странно, сотрудничество с зарубежными звукорежиссерами может быть качественнее и дешевле, чем с нашими, — например, если сводить альбом дистанционно и общаться по интернету, но это тема для совершенно другого и отдельного разговора. Заграница часто может помочь добиться именно того звучания, которое вы хотите, но сам по себе факт сотрудничества с иностранцами к рекламе альбома ничего не прибавит.

Факт записи за границей — всего лишь строчка в пресс-релизе, на которую теперь уже мало кто обращает внимание.

И, конечно же, если говорить о загранице, то несметное количество музыкантов живет иллюзией, что здесь их не могу оценить, потому что у нас нет музыкальной культуры, зато там их ждут с распростертыми объятиями. Единичные истории о командах, которые не слишком известны у нас, но не вылезают из Европы, будоражат воображение, но это скорее исключение из правил. Большинство наших групп (даже весьма успешных), организовавших европейский тур, едут себе в убыток, сталкиваются с пустыми залами и возвращаются ни с чем. Получать при таком раскладе вы будете скорее всего процент от входа, а затраты на дорогу, еду и проживание окажутся на несколько порядков выше, чем символические доходы. Успешные туры бывают либо у групп, которые поддерживает западный лейбл (и он же организует гастроли), либо когда музыканты выезжают при поддержке посольств и культурных центров, берущих на себя все расходы или значительную их часть. Есть и еще один вариант относительно безубыточного музыкального туризма — когда российская группа заручается поддержкой зарубежной команды, имеющей аудиторию, играет с ней в паре там, а потом делает совместный тур здесь. Но вообще тенденция такова, что артисты, добившиеся популярности в России, скорее станут востребованными за границей, чем те, кто тешит себя иллюзией о молниеносном европейском блицкриге.

Bigmat_detailed_picture

6.

Этот пункт действительно был актуален где-то до середины нулевых, когда широкополосный интернет еще не получил массового распространения и достучаться до аудитории можно было только посредством радио и ТВ. С появлением пресловутого «формата» возникло заблуждение о том, что звучание обязательно должно быть «форматным», и очень многие талантливые музыканты на этом погорели. Выглядело это обычно примерно так: провинциальная группа сутками напролет изучает FM-диапазон, а затем вкладывает все заработанные деньги в то, чтобы в местной студии сделать «форматную» запись, и с получившимся продуктом пытается покорить столицу. Запись, как правило, выходит выхолощенной, скучной и местечковой. Потом группа долго обивает пороги радиостанций и едет с пустыми руками домой. Подстраиваться под формат в 2014 году не имеет смысла. Радио и ТВ больше не панацея, альтернативных способов донести свою музыку до аудитории теперь масса, так что не стоит изначально пытаться записаться под «формат». Кроме того, если программный директор сочтет сыро записанную песню хитом, у вас всегда будет возможность записать ее радиоверсию, а вот если вы вложитесь в конечный продукт и постараетесь сгладить все острые углы — он скорее всего не заметит ваших сильных сторон. Также следует помнить, что сейчас в эфир, как правило, попадают группы с уже сложившимся бэкграундом и клубной популярностью.
Bigmat_detailed_picture

7.

Другая крайность — многие музыканты уверены, что в 2014 году традиционные СМИ безнадежно устарели, обращать на них внимание не нужно вообще, а популярность придет благодаря какому-нибудь одному новому модному медиа. Действительно, истории успеха, связанные с новыми медиаресурсами и технологиями, обычно красивы и притягательны, но единичные случаи воспринимаются как некая массовая тенденция. Начитавшись во второй половине нулевых о группах, совершивших прорыв благодаря одному лишьMySpace, наши музыканты массово заводили аккаунты там. Потом пробовали покорить YouTube, потом уверовали в волшебную силу «ВКонтакте», потом пытались собрать деньги на свои проекты с помощью краудфандинга, теперь размещают записи в iTunes, искренне рассчитывая на молниеносный успех и большие продажи. Это, к сожалению, не работает: да, есть группы, выложившие первый трек, который собрал десятки тысяч «лайков», или видео, набравшее сотни тысяч просмотров. Но это тоже исключение из правил. У артистов, не наработавших фан-базу, скорее всего не будет ни большого количества просмотров, ни «лайков», ни продаж в iTunes, ни успешных сборов на краудфандинговых платформах. Не уповайте на одно новое медиа, а планомерно ведите аккаунты в социальных сетях и собственный канал в YouTube, старайтесь присутствовать на всех крупных музыкальных платформах и следите за появлением новых. Постепенный прирост аудитории с гораздо большей вероятностью приведет к накоплению критической массы, которая сможет срезонировать. Ну и традиционные СМИ тоже ни в коем случае не стоит списывать со счетов — по-настоящему эффективные промо-кампании, как правило, ведутся по всем фронтам.

Bigmat_detailed_picture

8.

Еще один удивительный неумирающий пережиток советского прошлого, когда немногочисленные газеты выходили многомиллионными тиражами, несколько «кнопок» телевизора смотрел весь Союз и появление в центральных СМИ вполне могло привести к резонансу в масштабах страны. Сейчас ситуация изменилась: у людей нет недостатка в музыкальной информации, а СМИ больше не обладают таким колоссальным влиянием, которое было раньше. Поэтому выход большой статьи или восторженной рецензии не означает, что игра сделана и можно спокойно почивать на лаврах. Даже если вы видите, что резонанс возрос, и после выхода публикации на вас пришло в три раза больше людей, чем ходит обычно, — не факт, что это будет работать в долгосрочной перспективе. Историй, когда музыканты после восторгов прессы заболевали звездной болезнью, повышали в несколько раз свой гонорар, но при этом на их реальной востребованности это никак не сказывалось, — великое множество. Так что, если на вас обратили внимание, расслабляться не стоит и нужно еще больше усилий тратить на промоушн.

Bigmat_detailed_picture

9.

Очень многие уверены, что концертные клубы получают сверхприбыли и зарабатывают несусветные деньжищи на музыкантах, которых обдирают как липку. И даже если клуб готов отдать почти все деньги со входа, артистам кажется, что их где-то «разводят». Увы, но в России примерно 95 процентов концертных клубов балансируют на грани выживания. И даже если у заведения есть громкое имя и сложившаяся репутация, это вовсе не значит, что у него все в порядке с экономикой. Музыкантам подчас невозможно объяснить, что клуб — это не только выручка с бара, но и масса статей расходов: аренда помещения, закупки для кухни, зарплаты сотрудников (от уборщицы и посудомойщицы до арт- и генерального директора) и куча проверяющих инстанций, берущих деньги за каждый вздох, — от РАО до Роспотребнадзора. Условия ведения клубного бизнеса у нас, к сожалению, крайне некомфортны. Региональные группы в эти подробности не вдаются, но считают, что нужно заставить с собой считаться, правильно себя подать и не позволить «развести» этим столичным прощелыгам. И сделать это можно, только выставив серьезный гонорар — клубы богатые, не обеднеют. Разумеется, ни один вменяемый арт-директор не будет покупать кота в мешке и сознательно идти на убытки. Таким образом, культуртрегерские попытки арт-директоров привезти талантливую нестоличную группу часто разбиваются о неадекватные запросы артистов. Клуб при этом ничего не теряет — спрос со стороны музыкантов у площадок с хорошей репутацией обычно сильно превышает предложение, группы же упускают важный шанс выступить в хорошем месте, которое может им дать начальный импульс. Так что, если вас приглашает известная площадка, которая не «кидает» артистов (соответствующие отзывы всегда легко «нагуглить»), арт-директор в вас верит и обещает пресс-поддержку, но готов заплатить только 80% от входа и поставить концерт в среду, — имеет смысл поехать, даже если мероприятие окажется убыточным. Забитых до отказа залов и гонораров вначале нет почти ни у кого, но именно небольшие промо-туры, когда в лучшем случае отбиваются затраты на дорогу, дают первый резонанс и возможность двигаться дальше. Помните и о том, что клубные промоутеры, несмотря на конкуренцию между заведениями, как правило, тесно общаются между собой, и если одна площадка понесет убытки из-за вашего неоправданного гонорара, об этом скорее всего станет известно и представителям других клубов.

Bigmat_detailed_picture

10.

Ну и, пожалуй, главное рок-н-ролльное надувательство: почти все начинающие музыканты находятся под впечатлением от музыкального нон-фикшна и биографий любимых групп, где контракты подписываются кровью после первого же концерта, революции совершаются не приходящими в сознание музыкантами, живущими под лозунгом «sex,drugs & rock’n’roll», а культовые лейблы и клубы открываются людьми, не выходящими из режима круглосуточных тусовок. Во всех этих сильно мифологизированных историях, как правило, за кадром остается обратная сторона медали — скучная организационная рутина, без которой почти ни у кого ничего бы не получилось. У нас почему-то принято либо горестно вздыхать, что не довелось родиться в нужное время в нужном месте и поэтому все усилия тщетны, а вокруг — тлен и пустота. Либо уповать на счастливый случай, руководствуясь странными полумистическими соображениями, что творчество — тонкая материя и правильные взаимоотношения с собственной музой сами приведут из пункта А в пункт Б. И то и другое — оправдание вашей же собственной лени. Счастливый случай действительно может все решить, но его вероятность прямо пропорциональна вашей активности: чем чаще вы появляетесь в СМИ, чем больше людей следит за вами в социальных сетях, чем больше вы гастролируете и играете на фестивалях, тем скорее вас заметят. И все это — именно та планомерная, скучная и не всегда благодарная работа, которая обычно остается никем не замеченной, но в конечном счете и приводит ко всем красивым рок-н-ролльным историям. Они-то потом и становятся мифами.via



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments