Skip to content

04.10.2015

Тектоническое оружие

saved-image-CD3E8046700265D4AE37017186964D65
Несмотря на конвенцию ООН, в секретных геофизических лабораториях Японии, США и ЮАР идет планомерная работа по разработке оружия массового поражения – тектонического оружия, способного вызывать разрушительные землетрясения в нужном месте и в нужное время.

Научной основой этих разработок стала сверхсекретная программа советского ВПК «Меркурий-18» (НИР № 2М 08614ПК), результаты которой попали в руки японской резидентуры. В интересах общественной безопасности сегодня мы вынуждены опубликовать «совершенно секретные» документы Министерства обороны, которые нам удалось достать в итоге семилетнего журналистского расследования…А была ли тайна?

Гонка «геофизического» вооружения

Еще в конце Второй мировой войны некий ученый предлагал советскому командованию забросать Фудзияму мощными авиабомбами, чтобы вызвать землетрясение на территории Японии и одним махом покончить с самураями. Эта идея тогда так и не была воплощена, но взбудоражила умы миролюбивых партийных властителей основательно и надолго.

После успешного испытания Советским Союзом на Новой Земле в 1961 году самого мощного в мире термоядерного боезаряда, эквивалентного 50 миллионам тонн тротила, мечта о тектоническом оружии приобрела небывалую актуальность.
Стараниями КГБ на глаза Никите Хрущеву попался один научно-технический сборник с рапортом командира американской подлодки о том, что его субмарина подверглась разрушительному воздействию ударной волны от какого-то сверхмощного советского взрыва. В этом рапорте была также высказана паническая мысль и о том, что несколько термоядерных подводных взрывов у побережья США могут привести к затоплению значительной части Североамериканского континента.

Расчет был верным. Воображение Хрущева мгновенно нарисовало картину катастрофического ущерба американскому империализму от десятка гигантских цунами. И партийный вождь немедленно отдал приказ провести детальное изучение возможности проведения таких «экзотических» боевых действий.

Идея Хрущева, ненавязчиво подсказанная ему КГБ, была воспринята советскими учеными, прошедшими суровые испытания в сталинских «шарашках», очень серьезно. Достаточно сказать, что в проработке вариантов доставки к побережью США термоядерных супербомб принимал активное участие академик Андрей Сахаров. Но после недолгих теоретических расчетов выяснилось, что большая протяженность и незначительная глубина шельфа не позволят провести водно-атомную атаку. В результате Сибирское отделение АН СССР через Министерство обороны попросило руководство КПСС прекратить бесперспективный эксперимент. Но разработчики тектонического оружия, естественно, на этом не успокоились и устремились в глубь океана.

В начале семидесятых разведка КГБ донесла, что американские ученые активно начали прощупывать своими донными сейсмографами океанические разломы, готовясь к геофизической войне. Мы, в свою очередь, также ринулись искать разломы на дне Тихого океана, чтобы взорвать там пару ядерных зарядов и вызвать катастрофическое землетрясение или цунами в Калифорнии. С тех славных времен нам в наследство остались подводные аппараты «Поиск» военного назначения, способные погружаться хоть на дно Марианской впадины. А ГРУ до сих пор хранит в тайне имена своих офицеров, побивших все мыслимые рекорды глубины погружения на этих управляемых вручную аппаратах и получивших за это звания Героев Советского Союза (!).

Работы велись настолько успешно, что в скором времени ученые научились отличать естественные, природные землетрясения от «наведенных», то есть вызванных вероломным воздействием человека на собственную землю (добыча нефти и газа, строительство гигантских водохранилищ, карьерные разработки, а самое главное – подземные ядерные взрывы). По обоюдному молчаливому сговору военные геофизики тщательно скрывали от советского и американского народов, что некоторые памятные разрушительные землетрясения были вызваны ядерными испытаниями. Мы все ждем, когда же наконец пострадавшие от землетрясений граждане подадут в суд на министерства обороны своих «сверхдержав» и потребуют соответствующей компенсации. В этом иске им могут помочь некоторые миролюбивые геофизики, которые смогли доказать, что, например, восьмибалльное землетрясение в тихом с сейсмической точки зрения Лос-Анджелесе в 1970 году было вызвано ядерным взрывом, произведенным на полигоне в 150 километрах от города. Или что разрушительные девятибалльные землетрясения в поселке Газли (Узбекистан) в четырехбалльной зоне имели искусственную природу, поскольку произошли в течение двух недель после ядерных испытаний в Семипалатинске (1976 и 1984 годы).

В начале восьмидесятых военное значение разработки «геофизического» оружия многократно возросло в связи с тем, что СССР и США, чтобы не дойти до крайней черты, были вынуждены прекратить гонку ядерных вооружений и поставить под обоюдный контроль свои стратегические силы. Ядерную бомбу не спрячешь, а тектоническую? Именно в это время перед военными геофизиками была поставлена сложная задача – разработать оружие массового поражения третьего тысячелетия, его разрушительное воздействие должно носить скрытый характер в любой заданной точке планеты и не поддаваться никаким существующим системам контроля. С тех пор «тектоническая» программа была запущена на полную катушку, ее не остановила даже специально принятая конвенция ООН о запрещении геофизических экспериментов над собственной планетой. О том, что политики не забыли о тектоническом оружии, свидетельствует хотя бы проект «Концепции воссоздания общего научно-технического пространства СНГ», представленный в 1994 году на рассмотрение глав государств бывшего Союза. В разделе 6 (с. 30–31), посвященном обеспечению коллективной безопасности, указывается, что «в последние годы «коэффициент интеллектуальности» военных технологий резко возрастает. В частности, все более затруднительным становится отличие оборонительных технологий от наступательных. Заключенные и заключаемые ныне договоры и соглашения о сокращении различных видов вооружения, о контроле за военной деятельностью государств и другие ориентированы на существующие в настоящее время технологии и средства. В результате Содружество в определенные моменты времени может оказаться неподготовленным к неожиданному появлению у возможных противников новых, и в том числе «экзотических», видов вооружения (геофизического, биологического, парапсихологического и т.д.)».

Отец «тектонической бомбы»

Мы познакомились с этим человеком летом 1991 года в Баку во время первой международной конференции геофизиков, посвященной «наведенным» землетрясениям. Мероприятие для науки историческое, поскольку, по сути, это был международный бунт геофизиков, вынужденных много лет под угрозой уголовной статьи о раскрытии «военной тайны» молчать о сейсмической опасности подземных ядерных взрывов. Именно там впервые прозвучало сенсационное признание члена-корреспондента АН СССР Алексея Николаева о непосредственной связи ядерных испытаний и последующих после них землетрясений. Таким образом, научно были подтверждены давние претензии Мексики, Перу, Чили, Кубы, Ирана и других стран к США, СССР, Китаю и Франции, неоднократно обвинявших ядерные державы в провоцировании землетрясений на их территориях. По вечерам после докладов мы попивали с «мятежным» членом-корреспондентом Николаевым красное вино из подвалов бывшего ЦК Компартии Азербайджана, и он посвящал нас в тайны геофизики. Тогда-то мы и познакомились с обаятельным и интеллигентным человеком – Икрамом-муаллимом, доктором физико-математичеких наук Керимовым. Но как бы интересны и познавательны ни были застольные лекции двух ученых, чувствовалось, что они явно что-то не договаривают, что их откровенности есть предел под названием «военная геофизика». Именно с того времени и начались наши журналистские изыскания. В конце концов терпение и логика привели к тому, что недавно к нам в руки попал потрясающий пакет документов. Наконец-то стало ясно, против чего на самом деле молчаливо взбунтовались ученые в 1991 году в Баку. Они были основными разработчиками фундаментальных принципов действия тектонического оружия. Непосредственными участниками сверхсекретной военной программы «Меркурий-18», отрабатывающей «методику дистанционного воздействия на очаг землетрясения с использованием слабых сейсмических полей и переноса энергии взрыва». А управлять этими слабыми полями впервые научился азербайджанский ученый Икрам Керимов.

«Гиперболоид» профессора Керимова

В мае 1979 года группа азербайджанских ученых под руководством Икрама Керимова сделала фундаментальное открытие в области геофизики. (Далее мы цитируем «Итоговый отчет по научно-исследовательской работе за 1994 год по программе «Вулкан» Центра сейсмологии Академии наук Азербайджана под грифом «совершенно секретно», экз. № 2.) Керимов выявил «закономерности аномальных изменений перед землетрясениями высокочастотных сейсмических шумов, микросейсм…

Накопленный теоретический и экспериментальный материал позволил разработать методику активных воздействий, включающих тип, мощность, периодичность и длительность определенных воздействий в зависимости от конкретного состояния среды в целях активизации динамических процессов… возможности создания боковых ветвей для перетока энергии в нужный район». Иными словами, Икрам-муаллим Керимов стал помимо своей воли отцом-основателем тектонического оружия, он открыл метод управления подземной стихией. Приблизился к долговечной мечте человечества – своевременному прогнозированию землетрясений. Это открытие позволило его группе зафиксировать приближение землетрясений в Исмаиллах – за четыре дня, в Румынии – за одиннадцать дней, на Курилах – за пятнадцать дней… Несмотря на такую «гражданскую полезность», этот прорыв в геофизике был основательно засекречен и тут же послужил основой для начала крупномасштабного военного проекта по разработке тектонического оружия под кодовым шифром «Меркурий-18».

Земля! Земля! Я – «Меркурий-18»

Цинизм военных поражает. Впрочем, такая у них профессия – родину защищать, любыми средствами, пусть даже ценой гибели всей планеты. Но именно поэтому работа Керимова получила самую высокую поддержку. 30 ноября 1987 года появилось постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 1384-345, давшее старт разработке тектонического оружия в СССР.

В наши руки попала официальная переписка (под грифом «совершенно секретно», экз. № 1) заместителя начальника Военного инженерного института имени Можайского профессора Л.Тучкова с директором Института геологии АН Азербайджана академиком Л. Али-заде. За пять лет, с февраля 1986 года по март 1990 года, азербайджанским ученым поручалось разработать «Модели процесса функционирования военно-технических систем с учетом геофизических факторов». Согласно этому плану, к январю 1990 года ученые