Skip to content

25.12.2014

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПСИХОФИЗИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

           ВВОДНЫЙ ОБЗОР     

      1. Феноменология психофизической деятельности.

1.1 Мы полагаем возможным влиять на объекты и процессы реальности путем коллективного волевого, ментального усилия. В основном мы делаем это, действуя непосредственно на объект воздействия, ментально формируя и удер-живая во время работы прагматическую цель воздействия, но мы проводим и дистанционные воздействия по масштабным объектам или процессам.

1.2 В воздействии мы используем специальные приборы нашей собственной разработки, которые уже многократно меняли свою конструкцию, частоты электромагнитной накачки излучателей. Вместе с тем, дееспособность нашей работы не менялась при переходе на новые приборы, не падала и не поднималась вдруг качественно, что подтверждает вторичный (подчиненный) характер ис-пользования технических средств в нашей работе.

1.3 На сегодняшний день мы имеем собственный многолетний опыт нефизи-ческого (парафизического) воздействия на объекты реальности. Мы имеем многочисленные и хорошо подтвержденные результаты наших воздействий. Часть из этих подтверждений получена в первоклассных научных учреждениях на большой статистике (1500 животных).Часть имеющихся результатов получены на больших объемах (12000 тонн) нефти. Вместе с тем, мы всегда получаем лишь количественные (сдвиговые) результаты. Мы улучшаем, увеличиваем, несколько сдвигаем параметры, но не меняем радикально объект воздействия.

      2. Первичная проблематика.

      2.1 Уже в приведенном беглом описании того, что и как мы делаем и чего мы достигли, есть основания для постановки серьезных проблем. Вот базовые из них:
      Как возможно волевое, ментальное воздействие на объекты и процессы реаль-ности? Какова природа этого воздействия?
      Почему такого рода воздействия являются сегодня исключением (в области практического, промышленного применения) и у нас и за рубежом?
      Каковы пределы возможностям такого воздействия и чем они определяются?
      Какова социальная адаптивность нашего подхода, в какой мере открыто мы можем заниматься нашей деятельностью, вести подготовку людей, распростра-нять наши взгляды?
      2.2 Кроме сформулированных проблем, мы имеем ряд вопросов, значимых для организации нашей деятельности:
      Какова роль коллективной формы работы? Как должен быть организован коллектив для достижения максимальной эффективности парафизического целенаправленного воздействия?
      Каковы принципы отбора людей, принципы ментальной, операциональной и практической их подготовки для психофизической деятельности?
      Роль приборных средств в организации такой деятельности?
      Ответы на поставленные вопросы обозначат основы нашей школы и дадут нам возможность поставить проблемы более глубокого, принципиального плана.     

      3. Первичное, характеризующее рассмотрение поставленных проблем.

      3.1 Как возможно волевое, ментальное воздействие на объекты реальности и какова природа этого воздействия?
      В ответе на этот вопрос определяющим является практическая уверенность в существовании возможности (и реализуемости) психофизического воздействия на объекты реальности с достижением поставленной цели.
      Мы на собственным многолетнем опыте утвердились в возможности волевого, ментального(парафизического) воздействия на объекты реальности, с получением реальных результатов, иногда безусловных, имеющих большое практическое значение.
      Наша практическая убежденность в возможности нефизического целевого воздействия на объекты реальности заставляет нас подвергнуть сомнению доминирующую философию естествознания (натурфилософию) в ее коренных установках и, соответственно, генерировать собственные, альтернативные теоретические установки.
      В этом своем сомнении мы сразу же обнаруживаем сопутников, предлагающих свои концепции природы нефизического целенаправленного действия на объекты реальности. Не будем однако спешить соглашаться со всеми этими оккультистами, экстрасенсами, магами и прочими.
      С нашей точки зрения возможность парафизического целенаправленного действия на объекты реальности (ПФЦДОР) показывает несводимость природы объектов реальности только к физическому описанию. Концепцию, которую мы развиваем для объяснения природы такого действия, мы именуем психофизической. Мы полагаем, что реальность психофизична, что человек составляет неотъемлемую часть природы реальности, что без человека и вне человека реальности нет, он является определяющим полюсом, формальной причиной реальности.
      Углубленное рассмотрение нашей концепции будет произведено в дальнейшем, сейчас продолжим первичное теоретическое описание нашей позиции.
      Психофизичен человек, психофизична реальность, соответственно, природа объектов реальности отнюдь не схватывается концепциями научно-физического описания. Отвергая науко-физико-центричность в понимании реальности, мы не утверждаем ее духоцентричности. Нет, полагание наличия существ высшего порядка, ответственных за творение мира, ничего не объясняет в смыслах, законах мира человеческого опыта.
      Мир, реальность человеческого опыта есть область его самодеятельности, самостояния, в которой он сам создает, сам налаживает, кристаллизует условия своего существования, которые и наследуются новыми поколениями людей как мир природный, как собственная его физическая конституция и психоконституция, как социальный и духовные миры.
      Цель существования в мире есть превосхождение, изживание, в высшем случае, — целостная трансформация континуума кристаллизованных тысячелетних человеческих накоплений, предъявленных нам, замкнутых на нас и не изживаемых иначе, чем нами же. Мир, в котором мы живем, есть предъявленный нам онтологический счет за нашу психофизическую конституцию.
      Сотворенный богом мир есть только основание нашего существования.
      Итак, природа ПФЦДОР такова же, что и природа реальности, природа человека, — она психофизична. Практически, организационно-установочно это означает, что такое действие просто происходит через нас, посредством нас. Мы можем только соучаствовать в этом процессе, вспомоществовать ему, понимая, что наши сознательные представления, волевые установки, обращение за помощью к святым и богу, — есть лишь часть, аспекты, параметры этого многосложного прохождения через нас единоприродного объекту воздействия.
      Из нашего понимания следует, что концептуальные системы не есть схемы описания природы объектов реальности, а есть, прежде всего, ментальные формы, организующие осмысленные поля совокупной человеческой деятельности, и, в многотысячелетней традиции своего использования, — кристаллизующие объекты, процессы, законы реальности как образования независимые от человека в своем существовании. Cкажем формулой, — познавательная культура есть онтологически активное формоопределяющее начало реальности.
      Мир есть поле сосуществования, содеятельности различных родов существ по содержанию своему, но формоопределенность, осмысленность ему придает объективирующая роль совокупного человеческого разума, творящего мир по образу и подобию своему.
      Мир нашего существования антропоморфен и не может быть иным. Он есть способ интеграции нас в совокупное человеческое существо, — родочеловеческую сущность, — Адама. Мир есть Адам, в своем опознаваемом осмысленном отношении к индивидуальному человеку, а индивидуальный человек есть Адам по своей форме, по своей космической сущности. Адамичность, сосуществование в Адаме, в родочеловеческом существе, есть суть соизмеренности человека и мира. Соответственно, антропоморфность науки и мира есть неискоренимая основа всякой системы познания.
      Итак, — психофизичность мира и человека, психофизичность ПФЦДОР означает морфологическое подобие мира и человека, их адамоцентричность. Практико-организующий вывод из этого — инициация и развитие в индивидуальном человеке его адамичности, развитие универсально-человеческого, формочеловеческого начала есть ключ к онтологической активности его деятельности.
      Ментальность должна быть трансформирована в процессе переподготовки в культуру тотально онтологически активную (порождающую объекты мира), без потери укорененности в традиционной культуре. Основоположение такой мен-тальной культуры в инициации, а затем в рафинировании и развитии адамического (родочеловеческого) потенциала индивидуального человека, общества, наследуемых культур и самой реальности.

       3.2 Ответим теперь на другой поставленный вопрос. Почему ПФЦДОР является исключением в области практического, промышленного применения и у нас и за рубежом?
     Используемая нами практически концепция ПФЦДОР исходит из положения об онтологической активности и, соответственно, принципиальной неотделимости системы человеческого знания от законоустройства реальности.      Говоря просто, — своими представлениями о мире человек творит его.
      Из этого положения следует, что, работая с объектами реальности, мы сталкиваемся с совокупными представлениями людей о законосообразности тех или иных изменений данного объекта. Сопротивление, оказываемое объектами реальности в процессе ПФЦДОР, есть, с нашей точки зрения, прежде всего, сопротивление обобщенных человеческих представлений о природе данного объекта.
      С этой точки зрения, достижение эффективности ПФЦДОР в определяющей степени переносится в план противостояния различных познавательных систем в их управляющем формирующем действии на объекты реальности. При этом мы сталкиваемся с необходимостью понимания социодинамических характеристик различных систем знания. В таком противостоянии сила социума в том, что доминирующие в нем представления о природе объектов реальности выражены в форме физических (естественно-научных) концепций и такая форма знания тотально представлена сегодня во всех культурных регионах земли и порождает единое, согласованное ментальное поле. Такая тотальность распространения противостоящей знанийной стратегии представляет для нас огромную проблему. Слабость ее в том, что она не сознает своей онтологической активности и, более того, — в своем последовательном развитии она выдвигает идеалы расчеловечивания (деантропоморфизации) знания.
      Практически-организационный вывод из выявленной слабости заключается, во-первых, в необходимости жесткого искоренения традиционных естественно-научных представлений у членов коллектива осуществляющего ПФЦДОР, по- скольку такие представления блокируют эффективное действие на объекты по каналам антропокосмоса, во-вторых, — необходимо найти социальные технологии, осуществляющие перехват адресации социумом некоторым социальным институтам и даже личностям, права на решение от имени социума вопроса о возможности-невозможности физических изменений, вызываемых в объектах нашего конкретного ПФЦДОР. Такой перехват позволит нам перераспределить на себя генерируемую совокупным социумом энергию утверждения данной формы объектов и процессов и трансформировать ее, или хотя бы ослабить подсознательно реализуемую социумом объективацию такой формы. Создание системы социальных технологий и достижения необходимых социальных позиций и статусов, позволяющих практически-эффективно реализовывать наш подход, минимизируя неконструктивное противодействие социума позволит нам достичь локального превосходства онтологической силы нашего целевого действия над объективирующим действием тотальной социальной матрицы на данные объекты.
      Сложность нашей стратегии действия состоит в необходимости практического и теоретического решения массы сложнейших задач (в том числе задач активного социального продвижения), что объясняет уникальность нашего пути, одновременно объясняет отсутствие шанса на устойчивый практический результат у любой другой школы, осуществляющей ПФЦДОР, до тех пор, пока не будет ими поставлена задача противостояния бессознательной онтологической активности доминантной ментальной культуры.     

      3.3 Ответим теперь на группу связанных вопросов:

      — Каковы пределы возможностей ПФЦДОР и чем определяются эти пределы?
      — Какова социальная адаптивность нашей позиции? Как открыто мы можем заниматься нашей деятельностью, вести подготовку людей, распространять наши взгляды?

      Итак, каковы пределы нашим возможностям?

      Мы утверждаем единую антропоморфную природу и мира и человека. Исходное условие нашей деятельности — инициация, развитие и практическое задействование антропоморфности реальности. Пределы нашему действию мы встречаем извне и изнутри социума. Извне социума действуют силы нечеловеческой природы, трансцендентные по отношению к нашей реальности. Такое действие не может быть целенаправленным, адресным, поскольку осуществляется не антропоморфными существами, а следовательно, топологический код любого элемента, любого акта такой деятельности будет не совпадать с топологическим кодом нашей реальности, соответственно, не будет пространственной, временной, энергийной концентрации такого действия.
      Сама возможность трансцендентного действия связана с наличием в человеке рецессивных генетических блоков, представляющих предшествующие и пост-шествующие формы человеческого существования. Взаимодействие человека с предшествием и постшествием реальности человеческого существования осуществляется через теологическую культуру. Постшествие есть реальность нового Адама, нового мира, имеющих формы представительства в Адамическом мире.
      Предшествие рафинированное, замкнутое на человека, связано с Богом Отцом, нерафинированное предшествие дано как инфернальные миры, как постдействие человекозвериной (природоцентричной) культуры.
      Антропоцентричность стратегии культурного развития радикально сокращает возможности негативного трансцендентного воздействия. При продолжении нынешней антропобежной стратегии увеличивается возможность глобального влияния на человеческую реальность трансцендентных факторов, резонирующих на архаичных пластах психоконституции человека.
      Во временной перспективе мы неизбежно будем сталкиваться со всевозраста-ющим негативным действием антропобежной стратегии культурного развития, которое будет осуществляться социальными институтами, использующими архаические гностические системы, аналогичные архаике теософов или оккуль-тистов. Их архоцентричность не случайна и имеет морфорегрессивные основания как в самой реальности, так и в человеке. Их глобальный шанс в хаотизации общества.
      Наше с ними противостояние будет за пределами возможностей понимания доминантной культуры, нас могут отождествлять с ними, не замечать, демони-зировать, но сознательное использование онтологической активности познава-тельных систем неизбежно столкнет нас с архаиками. В такой, скрытой сейчас, но явной перспективе столкновения, мы встречаем динамическое выражение трансцендентного сдерживания. Мы должны научиться использовать энергию противостояния.
      Внутрисоциумные факторы противодействия, определяющие эффективность нашего ПФЦДОР прежде всего связаны с характером доминирующей ментальной культуры. Механизм социального ограничения эффективности парафизического действия в этом случае мы уже рассматривали. Другие факторы противодействия связаны с угадыванием социумом в нас радикально иного культурного кода и реагирования, сознательного и бессознательного, на этот факт.
      В периоды нормального социального роста обнаружение такого факта неизбежно привело бы к подавлению нас. В предстоящий период радикального реформирования (возможно и трансформирования) социума, по мере осознания социумом глобальности предстоящих перемен, мы можем рассчитывать на благоприятное отношение к себе.
      Наши возможности в проведении эффективных ПФЦДОР будут расти по мере разрыхления общества, особенно при уменьшении доминирования сциентистской культуры. Этому будут способствовать специальные социальные технологии, обеспечивающие локальное доминирование нашей ментальной культуры.
      Таким образом, прогноз дальнейшего роста эффективности нашей деятельности весьма благоприятен, границы возможностей скоро раздвинутся до качественных изменений объектов (включая трансмутацию элементов таблицы Менделеева).     

      4. Организация психофизической деятельности.

      4.1 Деятельность нашей школы возможна только в коллективе единомышленников. Почему? Чем обусловливается необходимость именно коллективной формы психофизической деятельности?
      Коллектив нужен как микросоциум, как социальная среда в которой могут быть генерированы в первичной (но жизнеспособной) целостности элементы новой психоментальной культуры. Такой психоментальный комплекс, в гностическом своем измерении, не есть новая идеология, не есть схема нового генерального плана мироустройства, но есть защитная конструкция ограничивающая, замещающая, частично разрушающая, в сознании членов коллектива, стереотипы доминирующего естественнонаучного мировоззрения.
      Мировоззренческие системы осуществляют функции распределения части психической (индивидуально-человеческой) энергии. Ментальные стереотипы синхронизируют такую активность. Высвобождаемая при разрушении ментальных стереотипов энергия должна быть используема в новых гомеостатичных циклах психоментальной активности. Кроме того, для социума должна быть приемлема, прагматически оправдана потеря контроля над частью социального пространства. Наша ориентированность на практическую эффективность и даже на промышленное внедрение (что немыслимо для оккультных, восточных школ) возвращает социуму потерю, но на качественно (ментально) другом уровне.
      Особую роль играет коллективная форма организации психоментальной деятельности в создании требуемой энергийной плотности психоментального действия и защищенности людей, участвующих в такой деятельности от обратного действия (компенсации) среды объекта воздействия, возмущенной проведенным целевым изменением.
      Энергийная атмосфера коллектива создается как гомеостатичное (частично-гомеостатичное) образование. Создание коллектива, микроколлектива с повышенным потенциалом целевого энергийного действия (возможности ПФЦДОР) сопровождается активным проявлением психологических проблем, обычно изучаемых психологами-аналитиками.
      Создание энергийно сбалансированной микросоциальной среды необходимо затрагивает стереотипы энергийной (либидозной) активности, индивидуальной состоятельности, социальной адаптивности каждого члена такого коллектива. Соответственно, в организационном плане, создание коллектива-субъекта ПФЦДОР неизбежно есть экспериментальная психоаналитическая практика.
      Защита индивидуального члена коллектива от возвратного действия возбужденной среды объекта психофизического действия осуществляется тем, что субъектом такого действия является коллектив в целом. Обратное действие, которое неизбежно энергийно эквивалентно прямому действию коллектива на объект, принимается коллективом, трансформируется и распределяется по иерархии целей-телосов.
      Изменение формы ментальной деятельности от объект- ориентированной, регистрирующей, к целезадающей, телосной, — есть необходимая предпосылка эффективности психофизического действия, удержания и использования компенсирующего ответа системы объекта.
      Коллектив-субъект психофизического действия вырастает в энергийную систему, включающую в себя всю совокупность, весь объем изменений, произведенных таким способом в реальности. Масштаб изменений и онтологическая ответственность за них, есть параметры очерчивающие потенциал коллективного субъекта действия.
      Создаваемая инерция психофизического действия растет в своих объектных измерениях как снежный ком, облегчая стереотипные виды воздействия, одновременно повышая внутреннюю энергийную плотность атмосферы коллектива, требуя дальнейшего развития структуры его, ритуализации внутренней жизни и других реформирующих шагов.
      Опыт многолетней практической деятельности показывает качественно иной уровень защищенности человека в условиях психофизической деятельности в составе коллектива.

      4.2 Отбор людей в коллектив-субъект психофизической активности, по мере развития такого коллектива, все больше становится выбором самого коллектива, который генерирует поле, превентивно отбирающее пригодных людей, по критерию энергийной совместимости. Решает время и погружение в группу имеющую практику конкретного ПФЦДОР. Мы отказались от выраженных критериев отбора кадров, полагая наличие у каждого человека потенциала психофизического действия.
      Практика показывает преимущественную ценность таких качеств, как житейская опытность (зрелость), при сохранении высокой поисковой активности, наличие высокого потенциала обучаемости, по возможности гибкого менталитета, тренированного высшей школой.
      Наличие в нашем коллективе мощной оригинальной ментальной системы, — телософии, — дает возможность роста людям с философским складом ума. Радикальная антропоцентричность нашего мировоззрения делает для нас особо ценным гуманитарное образование.
      Благоприятный психологический климат в коллективе есть практическая необходимость, один из инструментов воздействия. Соответственно, снижение уровня групповой и межгрупповой конфликтности, профилактическое структурирование групп, — необходимый аспект кадровой работы.
      Подготовка людей должна включать в себя обще гуманитарную подготовку (включая базовую философскую), усвоение основ телософии, а также техники конкретной психофизической деятельности, которая предполагает длительную 3-5 лет наработку стереотипов психомоторного отреагирования энергийной нагрузки.
      Организация групп, практикующих психофизическую деятельность, требует аналитико-психологической подготовки руководителей коллектива и групп.
      Занятие психофизической деятельностью неизбежно приводит к осознанию реальности духовного мира, миров посмертного существования, приходит пони-мание необходимости многолетнего духовного труда души в церкви для спасения ее, по смерти физического тела. Генофонд нации, ее языковой, культурный потенциал, духовные миры умерших предков связаны в одно целое, разрывает которое лишь безумец. Поэтому нам ясна гибельность иного пути спасения, наш путь — православная церковь. Воцерковление каждого члена коллектива обязательна.

     4.3 Роль приборных средств в организации психофизической деятельности.
      Использование приборных средств (генераторов) относится к очень важным, но тонким аспектам организации психофизической деятельности. Обозначим основные задачи решаемые практикой использования генераторов:      — Генератор как техническое средство (элемент научно-технического "прогресса") представляет из себя предмет высокой степени доверия со стороны общественного  сознания. Предполагается, что использование технического средства неизвестной конструкции, опирающегося на нестандартные "научные" теории, может привести к практически любым изменениям в объекте воздействия. Эта вера в технику качественно снижает уровень недоверия к возможности решения нами поставленных задач, чем радикально облегчает достижение поставленных целей.
      Получение практических результатов конкретных парафизических воздействий позволяет опираться, в дальнейшем, на веру в опытную достоверность результатов и нивилировать факт первичного использования технического средства с условным физическим агентом действия (сверхслабым электромагнитным полем).
      — Проблема нивелирования доминирования наукоцентричности в сознании современного человека важна и в отношении сознания наших собственных работников. При всей интенсивности обучения основам нашего мировоззрения, большой практики парафизического воздействия, необходимо трезво учитывать силу и глубину укорененности обычных "школьных" мировоззренческих установок и у наших работников. Генератор эффективно ослабляет цензуру сознания у участников психофизической деятельности и растормаживает бессознательные (сверхсознательные) энергии к возможности организованного воздействия на внешний объект.
      — Использование технического устройства (генератора) в процессе парафизического воздействия выступает дополнительным организующим (синхронизирующим коллективные усилия) средством и способом знаковой разметки целевой и предметной ориентированности парафизического действия.
      — Многолетнее использование технических средств определенного типа позволяет отчуждать парафизическое действие от своего коллективного субъекта и проводить эффективную привязку конкретного типа воздействия к данному техническому средству. Такое средство при дальнейшем использовании ведет себя как обычная техника, производя (по видимости от себя) парафизическое воздействие.
      Конечно, вышеуказанные аспекты использования специальных технических средств не есть результат произвольного решения руководителей такой деятель-ности. Используемые технические средства опираются на некоторые традиционные элементы, используемые в генераторах парафизического действия. Сама наша парафизическая практика как наше право и как совокупность достижений отстаивалась в острой конкуренции среди узкого круга допущенных (или ворвавшихся в круг), в которой наша школа распределила на себя значительный объективно накопленный потенциал парафизического действия.
      Такое, очевидно вторичное, понимание роли технических средств и, в то же время, их активное использование, — дают нам огромные преимущества перед конкурирующими школами. Вера в науку, технику, объективное знание — коренным образом подрывают возможность неограниченного религиозно-философского личностного роста, а, следовательно, и потенциал парафизического воздействия. Отрицание задач практики, реалий технического развития современной цивилизации, — выносит любую школу за рамки преемственности накопленных сил, достижений, знаний, т.е. лишает их опоры в историческом времени и не дает опоры в традиционных культурах.
      Мы провели первичное рассмотрение проблем, практических задач и перспектив организации и осуществления психофизической деятельности в сегодняшних условиях. В дальнейших материалах мы изложим основы теории и обобщение конкретного инструментария психофизической деятельности.

 

А. СОЛОДИН 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments