Skip to content

08.07.2013

ОСНОВА МИРОЗДАНИЯ

«Правильное» пение начинается с тонкого ощущения звука. 
Когда звук рождается, в нем возникает целый ансамбль вибраций, высоких звуков. Но очень скоро остаются только созвучные, согласные вибрации, которые поддерживают друг друга. Это гармонические созвучия, или обертоны. Способность их различать – основа пения в чистом строе. 
А если тонкий слух не развит, то чистое интонирование натуральных интервалов невозможно.
Интересно, что ребенок слышит основные гармонические созвучия еще в чреве матери. 
Это биение собственного и материнского сердца, внешние звуки невидимого мира. Голос матери становится для него путеводной нитью. Звук дает первое ощущение пространства и помогает различать первоначальный смысл. Не случайно в древности была традиция петь при родах – не для роженицы, как принято думать, но для самого младенца. Уже тогда хорошо знали о связи между звуком и глубоким сознанием человека, которое формируется до рождения и структурировано гармоническими созвучиями. 

Такие мастера античности, как Пифагор и Платон, указывали на то, что у души музыкальная природа
Когда ребенок появляется на свет, он также способен различать множество обертонов и, между прочим, фонемы всех языков. Это нужно для того, чтобы научиться говорить. Потом эта способность утрачивается. Но глубокий уровень сознания всегда остается с человеком, даже если поверхностный уровень поврежден и уже не работает. 

Древние прекрасно знали о том, что различные лады по-разному влияют на человека. И музыка была в основном функциональной. Она исполнялась для определенных целей. Было ли это пение ребенку в материнской утробе, колыбельная, военные песни для уходящих на войну, молитвенные песнопения или причитания плакальщиц, помогавших отойти душе умирающего… 
Западная музыка с античности строилась на чистом строе гармонических созвучий. Само слово «гармония» с греческого переводится как «согласие»
Это понятие распространяется и на музыкальную теорию, и на человека, и на общество. Если в обществе нет минимального согласия, оно распадается.

Для греков большим чудом была связь между музыкой и числами, высотой звука и длиной струны. Тот же подход мы видим и в классическом Древнем Китае. Там даже существовало специальное министерство музыки, изучавшее, какой должна быть настройка инструментов, чтобы та или иная династия правильно управляла страной и Вселенной! 
Кстати, Платон не случайно предупреждал: нельзя менять музыкальный строй. Ведь меняя основную гамму, мы тем самым меняем и общество. Сейчас эта идея многим кажется наивной, но в ней есть глубокая правда.Чистый, натуральный строй, как природа, сложный и основан на неровных интервалах. Если в этом строе звучит простая музыка, одноголосие – проблем нет. Но в XVI и особенно в XVII-XVIII веках европейская музыка стала усложняться. Появилась полифония. 
А сложный строй при сложной музыке приводит к трудностям в настройке инструментов. 
Тогда появилось стремление упростить ее. 

Фортепиано стало первым инструментом с фиксированной настройкой. Это привело к огромным переменам в музыкальной культуре. Новый равномерно-темперированный строй оказался слегка фальшивым для всех интервалов, кроме октавы. Этой неточности, хотя и не очень большой, оказалось достаточно для того, чтобы нарушилась экология звука. 
А ведь чистые звуки нужны человеку не меньше, чем родниковая вода или горный воздух. 
Постепенно вместо чистоты стали цениться сила и громкость пения. Конечно, рояль – замечательный инструмент, но от него начал портиться тонкий слух.

Любопытно, что в одной научной статье первой трети XIX века утверждалось: у рояля нет будущего. Но все произошло как раз наоборот. Античные лады исчезли в классике, чистый строй был забыт. 

/Источник/

 

« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments