Skip to content

18.12.2014

Путешествие по мирам фантастики — нераскрытый потенциал

vdnh

«ВИДЕТЬ ЧТО-БЫ ТО НИ БЫЛО ТАК ЖЕ ПРОСТО КАК И СМОТРЕТЬ. СТОИТ ТОЛЬКО ПОНЯТЬ, ЧЕМ ОДНО ОТ ДРУГОГО ОТЛИЧАЕТСЯ И ЧТО ДЛЯ ЭТОГО НАДО ВООБЩЕ И, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, В ЧАСТНОСТИ.

Журналист АЛЕКСАНДР СЕДОВ делится идеей самого необычного музея на ВДНХ, в котором «желающие могли бы проверить себя в качестве пилота, управляющего стыковкой челнока с орбитальной станцией „Солярис“, а затем прогулялись бы по её гулким коридорам, и, удобно устроившись в кают-компании, увидели бы фильм Тарковского».

Давно ходили разговоры о том, чтобы привести в божеский вид комплекс ВДНХ в Москве. Бывшая выставка достижений народного хозяйства являла печальное зрелище. Это было заметно даже за тысячи километров от Москвы. С одной стороны, непонятно было, почему такое состояние длится так долго, ведь «лихие девяностые» миновали. С другой, было неясно, что делать с этим советским наследием — какой придумать ему смысл, по какому вектору направить. Особенно грустно было взирать на фотографии полуразгромленного павильона «Космос».

Как идея Космос был бесспорен. Реальнее, чем коммунизм. Его, что называется, можно было пощупать в металле. Он объединил мечту и технологии, достижения одной страны и путь всего человечества.

Первые постсоветские годы регулярно приходили безрадостные вести о том, что экспозицию павильона «Космос» растащили на запчасти и продали за бесценок заграничным коммерсантам. В храм науки начали пускать мелких и крупных арендаторов, попросив мироздание подвинуться и не отсвечивать высокой идеей. Пессимисты видели в этом признаки надвигающегося апокалипсиса, забвение прогресса, наступление эры деградации. Во всяком случае, для России. Одиноким оптимистам такое положение дел представлялось временным недоразумением, периодом смутных времён, которые надо пережить. Досадным, но горьким заблуждением общества. Не знаю, в каких пропорциях состояли друг к другу оптимисты с пессимистами, но всех победили числом пофигисты, видевшие в ажурном куполе павильона руины цивилизации, не приспособившейся к новым условиям существования.

Так продолжалось до недавнего времени. Постепенная реабилитация советской эстетики докатилась и до Всероссийского выставочного центра (как в новые времена окрестили ВДНХ), удачно совпав с неравнодушием защитников архитектурного наследия. Оказалось, что державный стиль снова в политической моде. Воспряли духом оптимисты. Дело, кажется, сдвинулось с мёртвой точки.

Пару месяцев назад попался мне в сети фоторепортаж о том, как постепенно избавляют территорию выставки от дешёвых ярмарок и балаганов, что приступили к реконструкции нескольких павильонов, начали возвращать исторические фасады, и вообще — призадумались над тем, каким должен быть современный стиль этого комплекса, а, главное, какова должна быть его основная функция.

Очень многое, если не всё, упирается в идеологию архитектурного ансамбля. Как ВДНХ вы назовёте, так всё дальше и пойдёт. Отреставрировать, законсервировать и превратить в музей-заповедник? Устроить «Парк советского периода» — этакую ретро-выставку, музей былых советских достижений? Как это виделось (или могло видеться) из утопического прекрасного далёка? Или придать комплексу новый смысл, перезагрузить идею, проложить перспективу в новое будущее? Но в какое?

Над идеей будущего бьются уже два десятка лет могучие умы современности. От ярого антисоветчика и пропагандиста актуального искусства Андрея Ерофеева, предложившего на несколько лет запереть в тёмных музейных запасниках монументальные формы соцреализма. До певца «Красной империи» Александра Проханова, вставшего на защиту не только искусства времён «имперского» расцвета, но и советского технологического задела, которым мы продолжаем пользоваться. Словом, сама эта полемика достойна театрально-зрелищной реконструкции, например, в форме скрещивающихся в небе над ВДНХ лучей прожекторов — под названием «Битва идеологий».

Ясно, что оба оппонента не примиряться друг с другом, не обнимутся их сторонники-антагонисты, не сойдутся их крайние точки зрения. Тем более, накануне 2017 года — столетия Октябрьской революции. Нереально найти всех устраивающий идеологический хэппи-энд. Во всяком случае, в ситуации геополитического разлома и мирового экономического кризиса, который поляризует российское общество. Крайние позиции по поводу советского наследия будут только обостряться.

Но есть и не крайние, хотя и не серединные тоже. Все мы родом из советского детства — даже те, кто родился после распада СССР, кто хоть отчасти восхищается и пересматривает советскую кинофантастику. Фантастических фильмов у нас снималось немного (а сейчас и того меньше), зато среди них найдутся настоящие шедевры и просто крепко, талантливо снятые. Найдутся новаторские, авангардные, опередившие время, найдутся «поколенческие», которые по-прежнему заставляют сердца повзрослевших зрителей неровно биться, а порой и сжиматься от восторга. В большинстве своём эта кинофантастика связана с идеей космических полётов, с представлениями о будущем — желанном или опасном, с приключениями на других планетах, с испытанием характеров и дружбы.

Идея воссоздать некоторые из этих киномиров на возрождённом ВДНХ напрашивается сама собой, тем более что некоторые из фильмов снимались рядом или даже на территории комплекса. Космический пепелац из фильма «Кин-Дза-Дза» прямёхонько спускался в ловушку Альфы-Центавры в Ботаническом саду РАН, что соседствует с ВДНХ. Здесь же из лабиринта Института Времени выходил в сияющую Москву 2084 года ученик 6 «В» Коля Герасимов. Разве не нашлись бы среди посетителей выставки такие же любопытные, желающие побродить по загадочным интерьерам этого института? Весьма подходящее выставочное пространство для каких-нибудь диковинных исторических экспозиций.

Интерьеры, созданные художниками-постановщиками для фильмов, вещь недолговечная. Живут эти пространства на киностудиях от силы несколько месяцев, а то и меньше, но запоминаются, бывает, на всю жизнь. И бывает и так, что кинозрителей всю жизнь преследует желание побывать внутри киносказки.

Звездолёт «Заря» из фильма «Москва-Кассиопея» с повзрослевшими пионерами дальнего космоса уже несколько десятилетий бороздит космическое пространство, но его хай-тековские интерьеры, убеждён, покорят сердца и современных мальчишек. Оказаться внутри футуристического космического корабля с фотонными двигателями! Посидеть в кресле пилота, покрутить ручки управления, поучаствовать в сеансе связи — может даже в настоящем сеансе связи с космонавтами всамделишной МКС. И такое возможно. Может ли быть что-нибудь реальнее такой космической фантазии?

Собственно, сами конструктивные особенности звездолёта «Заря» подталкивают к подобному решению. Если вы помните, на этом корабле инженеры применили довольно инновационное решение — спроектировали специальную комнату, в которой по желанию членов экипажа могли моделироваться различные интерьеры: школьный класс, цветущий яблоневый сад, знакомая домашняя обстановка… Полвека предстояло «Заре» лететь среди звёзд, и «библиотека интерьеров» должна была помочь покорителям космоса сохранять чувство привязанности к Земле. На самом деле земные технологии пока не достигли того уровня, чтобы искривлять и разворачивать пространство, моделировать интерьеры или менять их, как перчатки. Но искусство иллюзии способно на многое. В конце концов, и кино, а тем более кинофантастика — искусство иллюзии.

Такой выставке пригодились бы эксперименты Павла Клушанцева, который чисто инженерными решениями добивался невероятных по зрелищности эффектов в игровом и научно-популярном кино: иллюзии невесомости, выхода космонавта в открытый космос или прогулки по поверхности чужой планеты. Ещё большего эффекта они произвели бы на воображение посетителей, особенно детей, если б была воссоздана машинерия некоторых кинотрюков, показана, а в каком-то смысле и «разоблачена» технология создания спецэффектов. Увиденные вживую подобные вещи останутся в памяти на всю жизнь. И, быть может, подхлестнут воображение какого-нибудь будущего гениального инженера-конструктора фотонного двигателя или изобретателя машины времени.

/ см. небольшой видео-рассказ о том, как Павел Клушанцев создавал свои спецэффекты /

Это не была бы просто выставка. Путешествие по воссозданным киномирам имело бы форму научно-познавательного аттракциона. Желающие могли бы проверить себя в качестве пилота, управляющего стыковкой челнока с орбитальной станцией «Солярис», а затем прогулялись бы по её гулким коридорам, и, удобно устроившись в кают-компании, увидели бы фильм Тарковского.

Простое любопытство здесь могло бы свободно переходить в научный интерес, фантазия подстёгивала бы философское мышление. В дело могли бы пойти даже супрематические декорации фильма «Аэлита».

Идея выставки-аттракциона на тему отечественной кинофантастики пришла мне относительно недавно, хотя о том, чтобы побывать на борту космолёта «Заря» или побродить по закоулкам Института времени мечтал с детства, с тех пор, как увидел фильмы «Москва-Кассиопея» и «Гостья из будущего» и вообще как начал интересоваться фантастикой. Но на днях, просматривая старую подшивку газеты «Советская культура» за 1982 год, я наткнулся на заметку под названием «Путешествие в Страну чудес». В ней сообщалось о том, что группа архитекторов под руководством Михаила Хажакяна работает над проектом позновательно-развлекательного парка, посвящённого различным чудесам техники, культуры и этнографии. Огромный парк предполагалось сделать всесезонным и разместить недалеко от Москвы.

Рекламное описание выглядело более чем заманчиво:

«Путешественникам в „Страну чудес“ предложат самые современные, технически сложные, эффектные, захватывающие дух аттракционы. Игры с дельфинами. Панорамы со сказочными и историческими сюжетами. Ярмарки сувениров, изготовленные мастерами прямо на ваших глазах. Прогулки на любом из сорока видов транспорта — начиная с собачьей упряжки и старинной ладьи и кончая суперскоростным монорельсовым поездом и чуть ли не космическим кораблём.

Цель авторов „Страны чудес“ — в увлекательной, игровой, порой театрализованной форме рассказать посетителям об истории, культуре, зодчестве, этнографии народов, населяющих Советский Союз. По сути дела, на пятистах гектарах разместится вся наша страна» (М. Щербаченко. Путешествие в Страну чудес, — в газете «Советская культура», 1 января 1982 г.).

Как мы знаем, такой парк построен не был. Что помешало материализовать чудесную страну — мне неведомо. Возможно, это был один из тех масштабных советских долгостроев, которые буксовали уже на стадии проектирования, составления сметы и согласования в министерствах. Не исключено, что сбыться «Стране Чудес» помешала Перестройка, которую сопровождал глубокий экономический кризис и идеологический коллапс государства.

Прошло тридцать лет — державная политика и народившееся новое самосознание общества потребовали развлечений с размахом, отдыха с интересом, с непременной привязкой к национальной и географической самобытности. Рядом с Кремлём, на месте снесённой гостиницы «Россия» власти решили разбить тематический парк «Зарядье», где бы, согласно утверждённой концепции, можно было смоделировать несколько климатических зон нашей страны. Идея — в некоторых своих гранях перекликающаяся с нереализованным в середине 1980-х проектом.

Правда, некоторые другие грани оказались не охвачены. Проект, который запускался в 1982 году, подразумевал футуро-технократическую составляющую.

Теперь, в связи с реконструкцией ВДНХ, с поиском новой общественной функции этого выставочного комплекса, логично было бы передать фантастику и прочий «научный футуризм» именно туда. Киномиры фантастических фильмов позволяют решить эту тему предельно выразительно и конкретно, с опорой на общую культурную память разных поколений, изобретательно совместив моменты истории отечественного кино с познавательными аттракционами.

 

АЛЕКСАНДР СЕДОВ



« »
1 Comment Post a comment
  1. Alex_Mosss
    Июл 26 2015

    — возможность посетителю музея из наблюдателя стать участником разыгранных событий, демонстрирующих дух, представления и стремления советского человека откроет совершенно новое направление и в искусстве и в образовании. Это потребует совместить театр с игровой тренировочной площадкой, кино с интерактивными технологиями, необходимо задействовать новейшие достижения науки и техники (голограмма в частности) Хороший пример фильм «Ирга»

    Ответить

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments