Skip to content

22.08.2018

К ВОПРОСУ О В МИРЕ ПРОИСХОДЯЩЕМ

0_116e42_f26380a8_orig

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО … И КАК ОДНО ИЗ ДРУГОГО ИЗВЛЕЧЬ, ПОЛУЧИТЬ И ПРЕУМНОЖИТЬ  К ВЕЩЕЙ ПОЛЬЗЕ И УДОВОЛЬСТВИЮ….

ЧАСТЬ I.0_9d442_79d1b30c_orig

 

Сорос: ЕС должен погрузить Украину в войну — или Украина похоронит ЕС

Умный дядька по имени Джордж Сорос дал немецкому журналу Cicero интервью. Его сегодня много цитируют по обе стороны геополитической линии фронта. С «нашей стороны» — все больше высмеивают. И очень зря. Сорос — мужик, безусловно, умный. Не глядите, что он чистой воды спекулянт. Чтобы сколотить состояние в 24 млрд долларов, надо иметь очень хорошие мозги. А умных людей стоит слушать всегда. Соглашаться с ними или нет — вопрос отдельный. Послать лесом никогда не поздно. Но лучше сначала все же внимательно выслушать. Вдруг он дело говорит?

Тем более, если отложить в сторону идеалистические лозунги, его речь основана на довольно простых моментах: Во-первых, сейчас идет война за будущее всей Европы. Во-вторых, ведется она на Украине. В-третьих, для ее успеха ЕС и МВФ обязаны срочно выделить Украине 20 млрд долларов. В-четвертых, поражение на Украине приведет к распаду самого Евросоюза. В-пятых, во всем происходящем ЕС виноват сам. Все остальное есть словесная шелуха объяснений профессора нерадивым и местами недалеким студентам, до которых не доходят, в общем, совершенно очевидные вещи. Сорос, безусловно, для России враг, но это нисколько не умаляет степени его правоты.

Война за будущее Европы

Кто-то до сих пор в этом еще сомневается? Европа возникла, сложилась, окрепла и возвысилась исключительно благодаря созданию у себя ведущей экономики мира. Конечно, сегодня ЕС только вторая экономика, после США, но сути дела сие не меняет. Ведущая экономика это не просто самые большие деньги. Ведущая экономика означает, безусловно, лидерские позиции почти в любом аспекте жизни.

Вы хотите себе самолет? У вас есть два варианта. Первый — прийти в Европу и купить готовый, заплатив, скажем, 200 млн евро. Второй — построить его у себя самому. Но для этого понадобится возвести заводы, обучить персонал, купить станки, электростанции, трансформаторы, компьютеры, спроектировать, сконструировать, разбить пяток-другой опытных образцов. На все это уйдут десятки триллионов евро. И даже в таком варианте вы сначала придете опять в Европу, чтобы купить станки, технологии и знания.

Именно поэтому лидирующая мировая экономика выигрывает всегда. Что бы вы ни выбрали, профит все равно достанется лидеру. Не только потому, что больше взять негде. Есть такая меткая поговорка. Выигрывает не тот, кто лучше всех играет по правилам, выигрывает всегда тот, кто эти правила определяет. А их определяют лидеры. Как раз потому, что экономика лидеров самая большая и богатая. Любой, кто первый что-то добыл, произвел или придумал, в первую очередь идет продавать на рынок лидера. Потому что там сосредоточены самые большие деньги. Чтобы продать, он неизбежно оказывается вынужден свои товары и придумки изначально подстраивать под требования лидера. Во всех смыслах. Будь то молоко, ботинки, трактор или кинофильм.

До тех пор, пока Европа является мировым экономическим лидером, она может себе позволить жить так, как ей вздумается. Отбирать детей у эмигрантов и передавать их на воспитание гомосексуальным парам. Платить крестьянам за то, чтобы они на своей земле не работали. Устраивать войны на любых «интересующих» территориях. Вводить санкции. Под надуманными предлогами не исполнять контрактные обязательства, например, не отдавать десантные вертолетоносцы. Даже просто отбирать чужие деньги через замораживание иностранных активов.

Но только пока Европа — лидер. Потеря лидерства означает крах всего. Сегодня лишь историки и отдельные немногие любознательные люди помнят, что в Средневековье мировым лидером (экономическим, политическим и культурным) были Испания с Португалией. А кто они сейчас?

Нынешняя мировая экономика складывается так, что финансовый и промышленный центр планеты начал перемещаться в сторону Азии и России. Пока еще процесс находится в своем начале. Пока еще его можно тормозить. Есть даже неплохой шанс его сорвать. Отменить полностью, конечно, не получится, но заморозить в существующем виде еще лет на 20-30 — вполне. Для этого Европе необходимо победить в войне, которая идет на Украине.

Украинская война

Когда Порошенко и другие нынешние украинские лидеры публично говорят, что ведут войну за Европу, они ни на гран не ошибаются. Действительно войну, и действительно за Европу. Правда, не они ее ведут. Тут украинцы малость свою роль переоценивают. Войну ведут ими. США и некоторые силы в ЕС просто воспользовались Украиной в своих целях. Главной задачей является связывание экономических, социальных и далее политических возможностей России. Отвлечение ее сил от процесса евро-азиатской экономической и политической интеграции. Судьба самих украинцев «цивилизованный мир» не интересует. Кто-нибудь спрашивает мнение свиньи, которую отправляют на котлеты?

Задача украинцев — воевать. Как можно дольше. Как можно разнузданнее. Как можно кровавее.

 В отличие от России, Европа отродясь не считала эту территорию европейской, а проживающих на ней людей — частью единого европейского народа. «Своими» украинцев воспринимает только Россия. По мнению «цивилизованных европейцев» в этом заключается российская национальная слабость. Собственно, вся стратегия этой войны основана на таком «европейском» восприятии.

Россия не может оставить украинцев дохнуть с голоду и насмерть замерзать в развалинах. Европа «выиграет» даже в том случае, если от всей Украины останется одно огромное пепелище, заваленное смердящими трупами. Потому, что Россия возьмется его восстанавливать, а людей — спасать. Несмотря на то, что спасение от гуманитарной катастрофы обойдется в невероятную прорву денег и грозит спасателю подрывом собственной экономики. Чревато внутренней социальной дестабилизацией, ведущей к разрушению уже самого Российского государства. В этом заключается главное отличие всего Русского мира. Мы будем спасать, даже рискуя собой.

Игра «добрых цивилизованных европейцев», включая безмерно миролюбивые США, предусматривает создание шахматной вилки. Даже, если так можно выразиться, «трилки».

Россия вообще совсем не вмешивается в украинские события? Получает гангрену на своих границах, чреватую переносом заразы Майдана на собственную территорию. Со всеми теми же прелестями, которые сегодня наблюдаются на Украине. Один в один. Включая территориальный распад. Сколько при этом погибнет россиян — не важно. Те, кто учредил медаль «За победу в холодной войне», и те, кого они ею удостоили, не слишком переживают насчет того, сколько людей на развалинах СССР погибло, замерзло, умерло или даже просто не родилось. А ведь, по расчетам социологов, распад СССР на протяжении 1990-х — начале 2000-х годов обернулся потерей не менее 15 млн населения.

Россия решительно захватывает Украину «за две недели»? Получает 35 млн очень мутного населения, где-то минимум на 15-20% зараженного агрессивными национал-фашистскими идеями. Плюс нынешнюю экономическую и инфраструктурную разруху. И то, и другое расходует ресурсы, подрывает социальное единение и в конечном итоге связывает возможности РФ по формированию нового Евро-азиатского мира.

Россия пытается между Сциллой и Харибдой проскочить? Гражданская война на Украине полыхает, в конце концов, на всей территории страны. Что приводит к превращению всей Украины в полный аналог нынешнего донецкого поселка Пески. В руины. В голод. В холод. В полный развал социальной инфраструктуры. От того, что эпидемии чумы или оспы перестали косить людей миллионами, сама угроза эпидемий никуда не делась. Рано или поздно, но России на эти развалины все равно придется приходить, спасать, восстанавливать и отстраивать. И снова только за свой счет.

Владимир Владимирович Путин сумел найти стратегию, позволившую России этот «цивилизованный» сценарий сломать. Проект «Украина» буксует. Но сама «Война на Украине» еще далека от завершения. Пока там есть живые свидомые, добровольно желающие майданить и скакать, украинцы, согласно «западной стратегии», обязаны воевать дальше. Только у них для продолжения войны начинают быстро заканчиваться деньги.

Деньги ЕС и МВФ для Украины

Джордж Сорос хорошо разбирается в деньгах и их возможностях. Потому для него очевидно то, что не очень понимает Европа, и что совсем не помещается в головах свидомых украинцев. Современная война требует очень больших денег. Причем не разово, а постоянных. Для поддержания системной экономики страны. Сколько бы там ни пыжились «волонтеры», какими бы суммами они ни козыряли, сколько бы фотографий раздачи теплых кальсон не выкладывали в Сеть, закон экономики неумолим. На рывок можно разово одеть и обуть батальон. Можно добыть сотню ночных прицелов или эскадрилью беспилотных дронов. На «добровольные пожертвования» можно даже купить танк! Но все равно каждый день боевых действий стоит Украине примерно 1,5-2 млн долларов. Это больше всех пожертвований, добытых волонтерами за все семь месяцев боевых действий.

Пожертвования собираются лишь до тех пор, пока у меценатов есть из чего жертвовать. Пока у них не стоит вопрос: подарить киборгу бронежилет или купить буханку хлеба и пакет молока собственному ребенку? Чтобы Украина продолжала воевать, безумных скакунов в ней должно быть много больше, чем здравомыслящих трудящихся людей. Скакуны не умеют ничего строить. Предел их восприятия мира — отобрать и поделить. Идея «каждому герою АТО мы дадим на Донбассе по копанке и по два десятка рабов» — слова из той же песни. Жить за счет отнятия результатов труда рабов. Это психология. Она не менее убойна, чем гаубичный снаряд. На Украине после победы Майдана прошел без малого год, но скакуны не только не решили ни одной социальной проблемы, приведшей Украину к Майдану, они насоздавали новых на порядок больше! Накопленный за прошедшие 7 месяцев государственный долг будут отдавать даже внуки.

Соросу очевидно, что присылать на Украину деньги «по три копейки» не эффективно. Даже если это копейки размером с миллиард. Чтобы созданный Майданом механизм сохранял способность продолжать войну, в него необходимо влить минимум 20 млрд долл. Причем сразу. Позднее понадобится еще. Сорос нисколько не сомневается в дальнейшей судьбе этих вливаний. Никаких новых заводов, фабрик, выплаты пенсий и т.п. Все уйдет в конечном итоге на войну. В чем тут подвох? А нету подвоха! Сорос говорит прямым текстом: если не раскошелиться на 20 ярдов сейчас, то война на Украине будет гарантированно проиграна.

Распад ЕС как следствие поражения в войне на Украине

Да, именно так! Как только «деньги кончатся», воевать станет нечем. Распад Украины на отдельные вотчины вытекает уже из самой психологии «скакунов». За собой он потянет еще больший масштаб экономического кризиса. Далее коллапс государственного управления, всей социалки, системы здравоохранения и всего привычного уклада жизни. Свидомые диванные герои, в интернете рассказывающие о том, как они готовы при свечке в подвале жить, лишь бы «рашке было хуже», даже близко не понимают, о чем говорят. Будь все так, им бы ничто не мешало задарма, в третью смену, стоять у станка и точить танковые снаряды или бесплатно, за собственный счет, ремонтировать столь необходимую армии бронетехнику. Только что-то «без денег» они не соглашаются. Значит, не согласятся и потом.

Стало быть, после полного коллапса экономики случится распад территорий. После них — пересборка Украины на других, российских, принципах. Избранная Путиным стратегия позволяет получить это без тотального уничтожения украинской инфраструктуры. А желание продолжать войну с москалями более чем успешно ликвидируют голод, холод и безработица. В конце концов, люди будут рады любой власти, которая сумеет дать работу, свет, тепло и обеспечить безопасность. Даже если она окажется москальско-колорадской. К тому моменту для населения цвет ленточек уже не будет играть роли. Тех немногих майдан-инфицированных, кто останется неисправим, сами украинцы начнут отлавливать и бить. С точно такой же яростью, как они сегодня поддерживают Майдан. По той простой причине, что скакуны окажутся между ними и едой.

Победа России в этой войне с Западом на территории Украины, достигнутая по своему сценарию, а не по одному из трех вариантов, изложенных выше, означает продолжение евро-азиатской интеграции. Причем темпами еще более высокими, чем сегодня. А после того как ЕС перестанет быть второй экономикой мира, всем странам Восточной Европы станет значительно выгоднее сотрудничать с лидером, чем с хиреющим аутсайдером. Ничего личного. Собственно, их уход «на Запад» в 80-е диктовался теми же самыми мотивами. Смена лидера просто поменяет направление вектора. Мотивация останется прежней. Тем более что, в отличие от Европы, в новом Союзе им есть куда интегрироваться. Во всех смыслах. Скажу больше, они задаром получат серьезные конкурентные преимущества, чего сегодня «младоевропейцы» в Европе не имеют даже близко.

Это как раз и будет началом процесса распада ЕС. Любой распад всегда сопровождается многочисленными разрывами экономических связей и производственных цепочек. Сразу из ниоткуда образовывается прорва лишних людей, которые хотят есть и продолжать жить на прежнем высоком уровне потребления, но больше не имеют такой возможности. Ибо нет работы, нет денег. И с перспективами уже не очень. Это не Сорос придумал. Посмотрите на историю всех великих геополитических и геоэкономических преобразований. Убедитесь сами. Просто Сорос историю знает много лучше абсолютного большинства его слушателей и читателей.

Распад — это крушение мира. А оно стоит очень и очень больших денег. Точнее — убытков. Намного больших, чем какие-то 20 млрд долларов для какой-то там Украины.

Европа в происходящем виновата сама

Ну а кто же еще? А зачем было гнаться за дополнительной прибылью и переносить производства в регионы России? Захотелось заработать на дешевой квалифицированной рабочей силе? А зачем было перевозить заводы в Китай и приучаться потреблять дешевые азиатские товары? Хотелось лучше и богаче жить за прежние деньги? А зачем было выгонять на улицу своих рабочих и под радостное улюлюканье «зеленых» торжественно сносить «объекты, угрожающие экологии»? Ну вот теперь у европейцев есть прекрасная экология. А кушать что они будут? Не желали покупать дорогой катарский газ и дорогую арабскую нефть? Хотели дешевые российские энергоносители? Ну, молодцы!

Все, господа, халява закончилась. Своих противников, в том числе Россию, «Европа» откормила и восстановила сама. Теперь вопрос стоит просто. Или ЕС с МВФ раскошелится на сохранение работоспособности украинской военной машины для продолжения войны с Россией на территории Украины до последнего украинца, или… не станет самой Европы. Не завтра. И даже не к будущей весне. Процесс займет несколько лет. Но после поражения «на Украине» он станет неотвратим. И закончится вполне предсказуемо.

Заключение

Ну, и в чем же Сорос не прав? Чего это над ним «у нас» стебутся? Финансист буквально зрит в корень, чем еще раз подтверждает свою репутацию очень умного, очень прозорливого и очень прагматичного человека. Лично мне хочется ему лишь поаплодировать. Ибо раз даже такой прожженный и принципиальный противник, как финансовый спекулянт Джордж Сорос, начал открытым текстом «алармить», значит, Россия все делает правильно. Выбранная стратегия верна и ведет к успеху.

Успеху во всех смыслах. От евро-азиатского союза до сохранения жизни миллионов человек братского украинского народа. Да, заразившегося свидомым национал-фашизмом. Да, сейчас бьющегося в истеричном припадке. Да, пока еще готового с нами воевать. Но все равно братского. В конце концов, если кто-то из ваших близких заболевает и мечется в горячечном бреду, он же не перестает быть вашим близким, вы же не выкидываете его на улицу, верно? Такие вот дела. И, повторюсь, умных людей стоит послушать, даже если они вам враги.

ЧАСТЬ II.

0_116e2e_e00bdc7a_orig

СУТЬ ДА ДЕЛО, А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ …
Главный итог Майдана — ликвидация социальной сферы страны
Народные массы Украины всегда слабо понимали своих вождей. А украинским вождям всегда было наплевать на народные массы и их хроническое умственное «притормаживание». Однако благодаря этому удивительному положению вещей, между ними возникала иллюзия общности. Народ Украины шёл за своими вождями на баррикады ради своих целей, а вожди его туда вели ради своих.
При этом эти цели чаще всего были противоположными. И лишь непонимание народом своих элитариев и откровенный цинизм последних, позволяли им совместно двигаться в одном направлении. Украинские граждане всегда были склонны к патернализму (система отношений, основанная на покровительстве, опеке и контроле старшими младших (подопечных), а также подчинении младших старшим).
В последние же десятилетия их патерналистские наклонности приобрели несколько странную особенность, когда «социалистическое желание» получать от государства всевозможные социальные блага, самым удивительным образом совместилось с капиталистическим нежеланием делиться с государством «своим кровно заработанным».
При этом интересно то, что постепенное усыхание «социалистических возможностей» украинского государства, сопровождалось сохранением «социалистических потребностей» его граждан. Патерналистские настроения масс сохранились, но изменили свой объект устремлений. По сути вся так называемая евроинтеграция для простого украинского народа стала неосознанным стремлением в СССР (с его социальной «халявой»), но уже в облике ЕС. Когда украинцы говорят о Евросоюзе, они сами того не подозревая, имеют в виду канувший в лету Советский Союз.
А вот для правящей украинской элиты уход от наследия «социалистических потребностей» народных масс стал задачей №1. Для вождей украинства переход на европейские/западные стандарты означает полный отказ от государственного патернализма и его социальных, социалистических рудиментов прошлого. Все годы «нэзалэжности» правящая украинская элита строила страну, в которой государство это – инструмент экспроприации народных масс в пользу властьимущих элитариев.
Конечной фазой этого «дэржавотворэння» должна стать ситуация, когда государство избавится от всех своих социальных обязательств перед народом, окончательно превратившись в аппарат «отжимания» денег у бесправной, народной массы, брошенной на произвол судьбы. Таким образом, на данный момент с одной стороны находится украинский народ, с его мечтой о новом государственном патернализме в виде ЕС (где, якобы, все живут красиво и богато), а с другой стороны находится украинская элита, с её мечтой о полном избавлении от советского патерналистского наследия и торжестве фундаментального западного принципа – «каждый платит за себя».
В этом и заключается главное противоречие между украинскими народными массами и их правящей элитой. Но пока, в силу умственной «приторможенности» простых граждан Украины, это противоречие себя не проявило. 
Однако благодаря ему возникла парадоксальная ситуация, при которой народ и его вожди шли на Майдан с диаметрально противоположными целями и задачами. Первые туда выходили ради социально-патерналистских благ ЕС, а вторые ради его либерально-капиталистических устоев. Но если на Западе два эти противоположных устремления совмещаются благодаря активной экспроприации США и Европой незападных народов (за счёт которых либеральный капитализм кидает социальную кость простым гражданам), то в украинских условиях их совмещение абсолютно невозможно. Для этого просто нет ресурсов.
 Поэтому всякий прозападный, проевропейский «Майдан» обречён нести народным массам Украины лишь одни разочарования. Любой «Майдан» никогда не даст украинскому народу то, ради чего он на этот «Майдан» вышел. Более того, при помощи майданов у него в конечном итоге заберут последние социальные крохи, которые ещё остались со времён Советского Союза. Наиболее ярко сейчас подтверждают данную истину реформистские планы нового, постмайданного (исключительно проевропейского) правительства. Недавно в открытые источники попало «Доручення» премьер-министра Украины Арсения Яценюка под номером 44762/0/1-14 от 04.12.2014. относительно необходимых изменений в законодательных актах Украины.
Очевидно, сей документ шокировал даже рядовых кабминных клерков, которые от переизбытка распирающих их эмоций, решили поделиться «благой вестью» Яценюка с простыми гражданами страны. На мой взгляд, данное «Доручення» имеет смысл предельно внимательно изучить всем тем, кто стоял на Майдане или кто является его принципиальным сторонником. Ведь для простых граждан изложенные в нём планы – прямой результат победы «Майдана». Начинается эта официальная бумага очень приятно. С намерения сократить депутатский корпус Верховной Рады с 450 до 150 человек (что позволит бюджету сэкономить 424 млн. грн.).
А вот дальше идут вещи весьма малоприятные для «пересичного» украинца. В Конституции Украины вместе с сокращением народных избранников предлагается сократить срок обязательного обучения в школе с 11 лет до 9, и отменить бесплатное образование. С чем, собственно говоря, стоит поздравить тех студентов, которые так пламенно протестовали за всё хорошее на «Евромайдане». Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.
 Кроме этого Кабмин планирует отменить бесплатное медицинское обслуживание. При этом премьер-министр предлагает убрать законодательные нормы, запрещающие государству сокращать образовательные и медицинские учреждения. То есть, ВУЗы, поликлиники и больницы будут полностью платными и их станет гораздо меньше. С этим стоит поздравить не только тех, кто хочет учиться и лечиться, но также преподавателей и врачей.
Глубокое «реформирование» в виде сокращений и отмен коснётся целого ряда социальных программ, рассчитанных на все слои населения. Планируется отменить повышенный радиоэкологический контроль (4 зону) и пересмотреть границы зон радиационного заражения (экономия 902 млн. грн.).
Это значит, что радиологическую ситуацию никто контролировать не будет, а многие зоны радиационного заражения перестанут официально таковыми являться. Благодаря этому правительство «усовершенствует нормы» выплат компенсаций и предоставления льгот гражданам, которые пострадали вследствие Чернобыльской катастрофы. Иными словами, очень многие граждане эти компенсации и льготы потеряют. «Чернобыльская лавочка» закрывается.
Всех пострадавших от радиации просят больше не беспокоиться. Яценюк на этом сэкономит около 41590 млн. грн. Кроме этого в премьерском поручении говорится о том, что во время лечения в условиях стационара государство больше не будет бесплатно кормить пациентов (экономия — 956 млн. грн.). В данном случае, либо родственники будут носить оказавшимся в больнице «пайки», либо заболевшие будут платить за питание. Вместе с бесплатным образованием, студенты, а также школьники и учителя потеряют и бесплатный проезд. Не будет бесплатного проезда в общественном транспорте и пенсионерам.
Особое внимание украинское правительство уделило учителям. По его мнению, они не дорабатывают, получая свои огромные зарплаты. Поэтому педагогическую нагрузку им собираются увеличить до 22 часов в неделю (но думаю это не предел, так как в США педагогическая нагрузка учителей – 30,5 часов) (экономия — 853,5 млн. грн.). В целом же из Закона Украины «Про образование» будет изъята норма про обязательное бюджетное финансирование этой отрасли на уровне 10% национального дохода.
То же самое коснётся финансирования науки (с её обязательными 1,7% ВВП) и здравоохранения (с его 10% национального дохода).
То есть, иначе говоря, на Украине про образование, науку и здравоохранение придётся забыть. Этого хотят вожди «Майдана», а значит и сам «Майдан». Кроме того, будет повышен порог индексации, сокращены на 50% денежные вознаграждения спортсменам и тренерам, ужат объём бюджетной финансовой поддержки предприятий, отменены государственные целевые программы, остановлено государственное регулирование цен на лекарства для гипертоников, сокращено количество работников бюджетной сферы и т.д. и т.п.
В сфере пенсионного обеспечения планируется повышение пенсионного возраста (для женщина на 10 лет, для мужчин на 5) и страхового стажа (на 7 лет) необходимого для начисления пенсии лицам имеющим льготную пенсию или пенсию по выслуге лет (экономия — 531,8 млн. грн.). Привет госслужащим и военнослужащим! Также планируется существенно урезать траты Фонда социального страхования.
Например, сократить размер помощи в связи с временной нетрудоспособностью с 100-60% до 80-45%. Одиноким матерям планируется предоставлять помощь на детей с учётом их доходов. Кроме этого предлагается отменить увеличение обеспечения прожиточного минимума, который даёт право на помощь малообеспеченным семьям (экономия — 786 млн. грн.). Теперь что касается «реформ» Яценюка для военнослужащих и правоохранителей.
Данную категорию граждан можно поздравить особо. В скором времени, в случае их гибели, пенсии их семьям будут выплачиваться только в том случае, если они погибли «защищая Родину». Иначе говоря, если военнослужащий или правоохранитель погибли не в зоне АТО, пенсия их семьям выплачиваться не будет (экономия — 893,3 млн. грн.).
Кроме того, Национальную гвардию планируется сократить на 20 тысяч человек, а милицию ужать до пропорции – 300 милиционеров на 100 тысяч населения, что в целом уменьшит МВД с 245 тыс. сотрудников до 135 тыс. (экономия — 1996,6 млн. грн.). При этом увольнять украинских милиционеров планируют с ограничением выходного пособия на уровне 50 минимальных зарплат (экономия — 60 млн. грн. за 8 мес.).
А выходное пособие для прокуроров вообще упраздняется (экономия — 224 тыс. грн.). Также упраздняется денежная компенсация военнослужащим за съем жилых помещений (если они не обеспечены жильём), а также право на получение кредитов для приобретения жилья и погашения кредита и процентов за счёт госбюджета (экономия — 7029 млн. грн.). Прокуроров должно остаться в Украине в пропорции – 20 прокуроров на 100 тыс. граждан, что позволит сократить прокуратуру с 14580 человек до 9060 (экономия – 361,3 за 8 мес.). В целом ликвидация социальной сферы и предельное уменьшение бюджетников, позволит Яценюку сэкономить около 27,1 млрд. грн., а также увеличит доходную часть бюджета на 0,9 млрд. грн.
Необходимо отметить, что подобные «реформы», которые планирует осуществить полуиностранная команда постмайданных «реформаторов», не являются чем-то из ряда вон выходящим. Их уже проводил не раз в странах «третьего мира» Международный Валютный Фонд, указания которого теперь чётко будет выполнять правительство Яценюка.
Как недавно заявил новоназначенная министр финансов миссис Яресько, наполнять бюджет Украины она планирует кредитами МВФ, а чтобы получить эти кредиты, необходимо ликвидировать всю социальную сферу государства.
Украина не входит в т.н. «Золотой миллиард», а поэтому её государство не имеет право реализовывать масштабные социальные программы. Страны «третьего мира» такой роскоши лишены. При этом необходимо помнить, что перечень стран, которые оказались в состоянии финансово-экономического коллапса и социальной катастрофы после проведения либеральных реформ по программам МВФ, достаточно длинный.
Для того чтобы обобщить результаты международной деятельности МВФ, необходимо обратиться к выводам Брайана Джонсона, соавтора ежегодного «Индекса экономической свободы» (Index of Economic Freedom), который констатировал, что стратегические программы реформ, созданные МВФ для незападных стран, полностью провалились. Исследование, осуществленное им и Бреттом Шефером в 1997 году для «Фонда наследие» (Heritage Foundation), показало, что в период с 1965 по 1995 год МВФ пытался «спасти» 89 стран.
Сегодня 48 из них находятся не в лучшей социально-экономической ситуации, чем до того, как получили деньги МВФ, а 32 из них стали еще беднее, оказавшись в экономическом коллапсе.
РИА Новости Украина: http://rian.com.ua/view/20141209/360583284.html

ЧАСТЬ III.

0_9d444_dda60446_orig

Бихейвиористская война – это нелетальный тип войны, на который пытается перейти мир. Её цель – смена поведения, которую можно достичь множеством других способов, а не только с помощью оружия. Она будет не просто незаметной, а даже приятной для объекта воздействия. Сегодняшнее время демонстрирует активное движение к новым территориям в области информационного воздействия, которые до этого оставались неиспользуемыми.

Во-первых, раздвинулись цели воздействия, мы имеем новую цепочку «факт — информация — знание», где знание как объект стало в центре интересов. Именно из-за своей активной сферы по формированию знаний министерства образования и культуры на постсоветском пространстве постоянно попадают под «артобстрел» вполне обоснованной критики.

Министерство образования вообще в мире стало аналогом министерства пропаганды, поскольку может вкладывать в чистые детские головы нужную картину мира.

Министерство здравоохранения обеспечивает убыль населения под видом естественной всеми доступными неестественными способами и методами.
Министерство культуры порождает историю прошлого, создавая ее безальтернативные интерпретации с помощью сериалов.

И именно эта версия потом останется в массовом сознании, поскольку телесериал из-за своих акцентов на эмоциональности описываемого победит любую книгу.

Возникли также слабо контролируемые потоки получения новых знаний – например, видеоигры. Одна из коллег рассказывала мне, что когда они побывали в Риме, то оказалось, лучше всех знал Рим ее сын, получивший эти знания из видеоигры по книге Дэна Брауна.

Во-вторых, произошло расширение еще одной цепочки воздействия: «информационные операции — операции влияния — бихейвиористские войны». Как писали в первых работах по информационной войне, самое слабое место на поле боя – мозг солдата, поскольку всё остальное можно закрыть броней. И в мирной жизни то же самое: самым слабым остается мозг, подвергаемый любым возможным воздействиям.

В советское время мы свысока смотрели на западных бихейвиористов, считая, что они изучают мир на уровне анализа элементарных реакций собаки Павлова. Сегодня в этой сфере уже есть такие вершины, как бихейвиористская экономика или бихейвиористские финансы, а собака Павлова может встретиться лишь в виде иллюстрации, как, например, в одной из презентаций британских военных.

Трансформация поведения в виде продвижения разного рода социальных изменений давно и активно используется как западной, так и советской моделью (см., например, о западном опыте перепрограммирования поведения при помощи сериалов).
Например, можно считать советским классиком (хотя больше практиком, чем теоретиком) Антона Макаренко, который даже замечал, что при производстве вещей есть ОТК, а вот в области производства человека – нет.

Война также является инструментарием по принуждению к изменению поведения. Но она опирается на чисто физические методы принуждения, а мир сегодня стремится к более мягким вариантам. Не зря же Джозеф Най различал жесткую силу, которая принуждает, и мягкую силу, которая привлекает [Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics.  New York, 2004].

Война является быстрым инструментарием при неравенстве противников, но послевоенный период «съест» все «сэкономленное» время, не приводя к желаемым результатам по изменению поведения.

Это ярко демонстрируют Афганистан и Ирак, хотя туда летели люди, державшие в руках исследования более удачных трансформаций Германии и Японии после Второй мировой войны.

Интересная информация пришла от сына Шолохова. Дмитрий Быков пишет: «Сын Шолохова вспоминал: в семьдесят, кажется, втором году смотрели они с отцом передачу о Гражданской войне. Сын спросил отца: как, по-твоему, когда все-таки действительно закончилась Гражданская война? Шолохов попыхтел трубкой и ответил хмуро: она, может, и не кончалась…».

Отсюда можно сделать и такой вывод, что перед нами на постсоветском пространстве всё еще разворачивается та же борьба. В качестве примера предлагается видеоклип исламского религиозного ученого, который разъясняет потенциальным рекрутам высказывания из Корана, которые запрещают убийства. При этом подчеркивается, что военной победы здесь быть не может, так как приток новых рекрутов превосходит возможности борьбы с ними. Поэтому только информационный инструментарий может породить нужный тип изменения поведения.

Владимир Овчинский и Елена Ларина заговорили о приходе на арену в ближайшие два-три года поведенческих войн.
Говоря о поведенческих войнах как оружии завтрашнего дня, авторы подчеркивают, что они «основаны на технологиях манипуляции алгоритмами поведения, привычками, стереотипами деятельности, вложенными в нас социумом в самом широком смысле этого слова.
Грубо говоря, инструментарий поведенческих войн состоит в том, чтобы отделить привычку от сложившегося вида деятельности, сформировавшей ее ситуации, и использовать поведенческие паттерны для достижения иных целей».

Трансформация поведения уже сегодня является краеугольным камнем британского подхода к информационным операциям. Однако и американский подход к операциям влияния задает их как воздействие на восприятие и поведение лидеров и групп. США также заговорили о необходимости не только открытых информационных операций, но и о тайных информационных операциях. Они говорят это в плане противодействия Исламскому государству [Sorenson D.S. Priming strategic communications: countering the appeal of ISIS // Parameters. 2014. Vol. 44. N3].

Это связано с тем, что их собственные коммуникации, направленные на арабское население, не получают поддержки. Целью этого является запуск диалога, который вступит в конфликт с имеющимся монологом. Поэтому единственным путем к победе становится инструментарий влияния. Но, как видим, конечной целью и здесь становится изменение поведения: поток рекрутов должен быть остановлен.

Роберт Джоунс разграничивает искусственную и естественную стабильность. В первом случае силы безопасности защищают правительство от людей, во втором – защищают людей от людей и от внешней угрозы. И это будет разными поведенческими моделями.

Исследование бихейвиористского конфликта, предпринятое британскими военными, начинается с констатации ключевых положений, среди которых первыми стоят следующие два:

— конфликт происходит в информационном обществе, где восприятие может оказываться сильнее реальности,
— изменение индивидуального и группового поведения до, во время и после конфликта является определяющим фактором успеха. [Mackay A., Tatham S. Behavioural conflict. From general to strategic corporal: complexity, adaptation and influence. — 2009 / Defence Academy of the Great Britain].

Авторы требуют сместить влияние с периферии военного дела в его центр. Дословная цитата другого положения: «Современный конфликт требует, чтобы мы могли инициировать поведенческие изменения у сражающихся, у населения, от которого они получают поддержку, и у тех, кто в будущем может стремиться получить силу».

Очень важным и интересным становится затем их переход к академическим трудам по принятию решений в условиях неопределенности. Они свободно обращаются при этом к работам Дэниэля Канемана и Амоса Тверски (см. Канеман Д. и др. Принятие решений в неопределенности. Правила и предубеждения. Харьков, 2005, Heuristics and biases. The psychology of intuitive judgement. Ed. by T. Gilovich a.o. Cambridge, 2002).

Затем они подключают к своим рассуждениям и теория подталкивания Талера и Санстейна [Thaler R., Sunstein C. Nudge: Improving Decisions About Health, Wealth, and Happiness. New York, 2009]. Какое всё это имеет отношение к британским операциям в Афганистане и последующим конфликтам? Они считают, что такой подход является абсолютно прорывным для ведения операций влияния в эру гибридных конфликтов. Они считают, что влияние достигается в комбинации кинетической и некинетической деятельности. В оперативном контексте следует думать над последствиями не только первого, но и второго и третьего уровней.

Они также ссылаются на работу Ивана Аррегуина-Тофта, который считал, что в конфликтах будущего побеждает тот, кто совершает концептуальный прыжок в мышлении. Аррегуин-Тофт изучал победы слабого игрока над сильным, анализируя это как вариант асимметричного конфликта.

Он писал: «Понимание условий, при которых слабые акторы выигрывают войны важно по двум причинам. Во-первых, если существует динамика, уникальная для асимметричных конфликтов или их анализ предоставит свежее понимание симметричных конфликтов, то общее объяснение последствия асимметричных конфликтов не только желательно, но и необходимо, чтобы уменьшить схожесть невыигрываемых войн и увеличить шансы успеха США, когда обращение к оружию является необходимым.
Во-вторых, поскольку асимметричные конфликты – от катастрофического терроризма до военных интервенций в межгосударственные, этнические и гражданские войны является наиболее вероятной угрозой безопасности и интересов США, только общая теория последствий асимметричного конфликта может помочь американским политикам в их усилиях выстроить разные типы вооруженных и других сил, необходимых для порождения эффективного американского стратегического реагирования».

Тут следует признать, что в условиях асимметрии конфликта естественным является внимание к другому инструментарию, поскольку ищут нетрадиционный путь к победе.

Американские военные анализируют под углом зрения поведенческой методологии ряд case-studies выстраивания легитимности в достаточно сложных условиях. Это коммунистическая Польша, это Афганистан и «Хезболла». При этом очень много работ делается (и делалось) по анализу и прогнозированию поведения противника (см., например, когда речь идет о моделировании интенций противника). Есть также работы, прослеживающие историю развития бихейвиористского анализа в социальных науках.

Анализ выстраивания легитимности в случае коммунистической Польши интересен тем, что компартии там нельзя было использовать отсылку на Советский Союз, поскольку поляки воспринимали СССР как причину потери своей независимости. Поэтому кампания демонстрации своих успехов не могла быть успешной.

Автор приходитк следующему выводу: «Поскольку коммунисты получали большую часть своей силы от Советского Союза, они должны были брать темы, которые противоречили антисоветским взглядам и поддерживали советские цели. Этот неизбежный фокус был, вероятно, самым главным фактором в провале их попытки получить легитимность, что в конце концов к протестам и концу коммунистического правления. Пример Польши показывает, что операции влияния, которые используют «истории успеха» не должны иметь места, если месседжи являются недостоверными для целевой аудитории, поскольку они противоречат первичным представлениям».

При этом не следует забывать, что в истории был очень серьезный опыт бихейвиористского воздействия, который еще потребует своего изучения. Это опыт советский (Антон Макаренко и др.), это опыт китайский (система промывания мозгов, примененная к американским военнопленным после войны в Корее, см. Лифтон Р.Д. Технологии «промывки мозгов». СПб, М., 2005), это опыт американский по внедрению новых типов поведения (работа Центра коммуникаций здоровья Гарвардского университетаво главе с Джеем Уинстеном). При этом в советском и китайском проектах большую роль играло давление группы на индивида в целях смены поведения, как, кстати, и воздействия в тоталитарных текстах, что также представляет интерес для изучения (см., например, Хассен С. Освобождение от психологичекого насилия. СПб, М., 2001).

Бихейвиористская война работает с триггерами, например, в случае бархатных или цветных революция такими триггерами становились смерти протестующих, возникающие в процессе подавления протестов, после чего власть, как правило, сдавалась. Хотя потом всегда обнаруживалось присутствие третьей силы в этих убийствах или вообще отсутствие убийства, как это было в Чехословакии в 1989 г.

Триггерами могут выступать как информационные, так и материальные события и вещи. К примеру, СССР падает, когда такие триггеры, как джинсы, западные машины и под., практически завладевают массовым сознанием. Однотипно первые иностранные игрушки появлялись у царевичей, получавших их из Немецкой слободы. Эти чисто «технические объекты» в определенных контекстах могут становится символами.

То есть у нас возможность выстраивать «архитектуру выбора» в рамках трех видов контекстов:
— физический контекст,
— информационный контекст,
— виртуальный контекст.

Если мы посмотрим на перестройку, то ее придется признать бихейвиористской войной, поскольку выбор в ней, как и в последующем отходе от СССР всех республик, делался не на идеологической основе, а в первую очередь на материальных факторах, то есть речь шла о конфликте на уровне физического контекста. Джинсы и прочее сразу стали победителями у советского человека, как и машины или музыка и фильмы. Особенно это касается нового поколения.

Более правильный прогноз на распад СССР дало не ЦРУ, а нефтяная компания «Шелл», которая в своих оценках опиралась на то, что на арену в 1985 г. выходило новое советское поколение [Schwartz P. The art of long view. Planning the future in an uncertain world. New York etc., 1996].

И хотя они говорили, что у этого поколения другое представление о демократии, это поколение уже было другим материально.Массовая культура или бытовые принадлежности были выбраны чужими, что и служило триггером для следующего шага.
Всё это подтверждает мнение более чем столетней давности Василия Ключевского, что, беря в руки чужой артефакт, мы не понимаем, что одновременно получаем и мышление его создателя. А говоря современными словами – мы перенимаем модель мира его создателя.

Из этих примеров следует, что поведенческая война не будет носить примет войны агрессивной, она будет не просто незаметной, а даже приятной для объекта воздействия.

В сильной степени это связано также с тем, что сегодня военные перешли на планирование по результатам не первой степени, а второй, третьей и так далее. Это так называемые EBO – Effects Based Operations.

Сегодня в качестве отдельного инструментария возникают также операции в когнитивном пространстве [см. Green S. Cognitive warfare. Washington, 2008 / Unclassified thesis]. При этом в последнее десятилетие военными выделяется четко и социальное пространство [Alberts D.S., Hayes R.E. Power to the edge. Washington, 2003, Alberts D.S., Hayes R.E. Understanding command and control. Washington, 2006].

Модель Талера и Санстейна строится на переводе принятия решения с рефлекторной формы, когда человек думает и взвешивает, на автоматическую, когда решение проходит мимо его сознания.

Это же «раздвоение» решений есть и у Дэниэля Канемана. Пытаются убрать «раздумья» и современные технологии выборов, примеров чего является такая методология, как микротаргетинг.

Бихейвиористские войны обладают важным целевым компонентом, который будет постоянно привлекать к ним внимание.

Это не только нелетальный тип войны, на который пытается перейти мир, но и четкая формулировка цели, к которой стремится подобная война, даже не осознавая этого.

Эта цель – смена поведения, но, как оказалось, ее можно достичь множеством других способов, а не только с помощью оружия.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments