Skip to content

16.02.2015

Преподавание логики в России ХVI — XX вв

SONY DSC

В монастырях Киевской и Новгородской Руси с XI века имелись переводы популярных в ортодоксальной церкви книг Иоанна Дамаски- на, в т.ч. его «Диалектики», содержавшей довольной полный обзор логики Аристотеля.

Учёные монахи переписывали эти книги, но значение для них самой логики из-за отсутствия практики публичных богословских диспутов, ограниченного характера проповедей, невостребованности риторики, неразвитости светских наук было минимальным.

Соответственно, не возникало и надобности специально изучать логику как предмет или преподавать её.

Первыми образовательными учреждениями, включившими в свой учебный курс логику (самостоятельно или как часть философии) стали на территориях, вошедших в состав Российской империи, иезуитские коллегии в Вильне — основана в 1570 году (позже преобразована в университет) и Полоцке — основана в 1580 году (позже преобразована в академию [1] ).

В Виленской иезуитской коллегии вначале преподавались: математика, риторика, история, география, поэзия, древнегреческий язык и латынь. Учащимися были преимущественно шляхтичи, однако принимались и выходцы из непривилегированных сословий. В 1579 году по указу короля Стефана Батория коллегия была преобразована в университет.

Канцлер Великого княжества Литовского кальвинист Николай Радзивилл Рыжий (1515- 65 гг.), осведомленный об успехах образовательной политики иезуитов, пытался блокировать учреждение подконтрольного им университета, отказываясь приложить к указу короля печать княжества, на что тот сказал ему: «я сам приложу твою печать, но ты её больше не увидишь». (По другой версии, король сказал эту фразу вице-канцлеру Евстафию Воловичу).

Преподавание логики в Виленской коллегии находилось на высоком уровне. Учебник по логике Мартина Смиглецкого (1564 -1618 гг.) составленный по его университетским лекциям 1580-х гг. неоднократно переиздавался в Западной Европе и использовался до середины XIX века во французских коллегиях, в Сорбонне, Оксфорде.

К концу XVI века проблема организации собственной системы образовательных учреждений сделалась актуальной и для православной части Южной Руси (русского населения Речи Посполитой), в т.ч. по причине распространения ересей и лжеучений. Первым шагом к этому стало создание школ при православных братствах, которые основывались в украинских, белорусских, литовских городах. В 1585 г. братская школа была открыта в Вильне; в 1586 г. — во Львове. К началу XVII века в Речи Посполитой имелось уже около тридцати таких школ. В 1615 г. была основана школа при Богоявленском братстве в Киеве.

Её первым ректором стал Иов Борецкий; в 1619 г. его сменил Мелетий Смотрицкий, выпускник Виленской коллегии, автор первой русской грамматики[2] . Значительное содействие становлению Киевской школы оказал гетман Пётр Сагайдачный.

В 1631 году архимандрит Киевско-Печерской лавры и будущий киевский митрополит Петр Могила (1596 — 1647 гг.), обучавшийся во Львовской братской школе, а потом в Сорбонне, основал при Лавре ещё одну школу,» для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках». На следующий год школа Киево-Печерской лавры и Киевская братская школа объединились, образовав общее учебное заведение.

Киево-Могилянская академия

Петр Могила превратил новую школу в образовательное учреждение, близкое по структуре к иезуитским коллегиям. Основу её программы составили арифметика, геометрия, астрономия, музыка, грамматика, поэзия, диалектика, т.е. тривиум

и квадривиум — они же семь свободных искусств. Главным языком обучения был латинский. В коллегии также изучались:история, катехизис, церковнославянский, греческий, польский языки, пение и элементарная теория музыки. Преподаванию латинского и польского языков придавалось особенно важное значение — они открывали студентам доступ к дальнейшему обучению в университетах Польши и Западной Европы.

Каждую субботу ученики упражнялись в диспутах. В коллегию принимали детей всех сословий. В ней получило образование большинство украинской дворянской аристократии и казацкой старшины. Её воспитанниками были все украинские гетманы, начиная с Юрия Хмельницкого и до последнего — Даниила Апостола. В честь своего второго основателя коллегия стала называться Киево-Могилянской.

Довольно долго коллегии не удавалось получить статус академии — король Владислав не разрешал преподавать в Киеве наук выше диалектики и логики. Для получения богословского образования выпускникам Киевской коллегии приходилось отправляться в католические академии Польши и западноевропейских стран.

6 сентября 1658 г. гетман Иван Выговский подписал в Гадяче с представителями польского короля Яна II Казимира договор о создании федерации трех государств: Польши, Литвы и Великого княжества Русского. Одна из статей документа гласила, что Киевская школа получает статус академии. Но договор не был реализован — союз Вы- говского с Польшей вызвал конфликт с Москвой. После завершения военной конфронтации и окончательного присоединения Киева к Московскому царству, статус Киево-Могилянской коллегии как академии был подтверждён в 1694, а потом в 1701 г. Петром I.

В 1-й половине XVIII века Киево-Могилянская академия являлась самым престижным учебным заведением Российской империи. Полный курс обучения в ней составлял двенадцать лет и разделялся на восемь классов. В высших классах изучалась философия и богословие. Философия включала в себя основы логики и диалектики, математику, физику, астрономию, зоологию.

Логика (как и весь курс философии) читалась на латинском языке и её основой вначале были сочинения Аристотеля и стандартные учебники- компиляции типа «Сумм» Петра Испанского. К середине XVIII века на содержание курса логики стали оказывать влияние новые западноевропейские системы: сначала Декарта, потом ученика Лейбница Вольфа. В 1750-х гг. в Киево-Могилян- ской академии преподаватели логики использовали учебник картезианца Э. Пуршо (1651 — 1738 гг.).

Основание в 1755 г. Московского университета снизило значение Киево-Могилянской академии как учебного центра.

«Прения о вере»; риторика; развитие светских наук

Значимость правильных методов рассуждения существенно повысили распространившиеся во второй половине XVII — XVIII вв. и достигшие большого накала богословские споры между сторонниками никоновых реформ и старообрядцами.

Другим поднимавшим авторитет логики фактором стала востребованность тесно связанной с ней риторики, умения красноречиво и убедительно излагать свои мысли.

Наконец, развитие математики и прикладных знаний также сделало нужной науку о том, как производить достоверные умозаключения.

Славяно-греко-латинская академия

В 1682 году царь Фёдор и патриарх Иоаким попросили восточных патриархов прислать «православных и искусных» учителей. Патриарх Досифей предложил братьев Софрония и Иоанникия Лихудов, выпускников университета Падуи. В 1685 г. Лихуды прибыли в Москву и стали вести занятия в Богоявленском монастыре. Их курс обучения начинался с русской грамоты и греческого письма; далее шло изучение грамматики, риторики, математики. В 1690 г. Софроний Лихуд приступил к преподаванию логики, затем физики.

Обучение должно было завершиться курсом богословия, т.е. по своему статусу школа Лихудов соответствовала академии. До богословия Лихуды, однако, не успели дойти: в 1694 г. по решению патриарха Адриана они были отстранены от преподавания. Некоторое время учителями Академии были их ученики Николай Семенов и Федор Поликарпов. В 1699 году в Москву вернулся Палладий Рогов, учившийся в 1685- 87 гг. в школе Лихудов, потом в иезуитской коллегии в Вильне, потом в Риме, где получил степень доктора философии и богословия.

Он стал первым ректором Академии. В 1701 г. Петр I назначил митрополита Стефана Яворского, выпускника Киево- Могилянской академии, протектором академии и дал указ «завести в ней учения латинские». Яворский к предметам преподавания добавил латынь, европейские языки и философию; последнюю стал вести сам. Преобразованная школа Лихудов стала известна под названием Славяно-греко-латинской академии.

С 1704 г. лекции по философии (в т.ч. логике) в ней начал читать Феофилакт Лопатинский, выпускник Киево- Могилянской академии, который вскоре стал префектом (заведующим учебной частью), а с 1706 г. ректором.

Начиная с Лихудов, логика в Славяно-греко- латинской академии преподавалась по Аристотелю. Ставший в 1755 г. префектом В. Каллиграф свои лекции 1756-57 гг. вёл по учебнику последователя Декарта Э.Пуршо. Макарий Петрович (1733-65 гг.), по происхождению серб из Тимишоара, преподаватель риторики с 1758 г. и философии в 1761-63 гг., составил трактат «Логика теоретическая, собранная из разных авторов и удобным порядком расположенная» — первый учебник логики на русском языке. В этой работе Петрович использовал не только античную (аристотелевскую) логику, но и работы картезианца Э. Пур- шо, Х. Вольфа, Х. Баумейстера. Учебник Макария не был напечатан.

С открытием в 1755 г. Московского университета значение Славяно-греко-латинской академии снизилось, а в её преподавании всё большее место стало занимать богословие. В 1814 г. она была преобразована в Московскую духовную академию и переведена в Свято-Троицкую Сергиеву лавру.

Университет при Санкт-Петербургской академии

За недолгое время существования университета при созданной в декабре 1725 г. по проекту Петра I Академии наук в нём преподавали и логику: сначала (1726 г.) Х. Мартини из Любека, с 1738 г. — Л. Эйлер.

«Риторика» Ломоносова

Около 1743 г. М.В. Ломоносов (1711- 65 гг.), учившийся в 1731-35 гг. в Славяно-греко-латинской академии, а в 1736- 39 гг. — в университете Марбурга, составил, на основе прослушанного им в Академии курса Порфирия Крайского, «Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия «, изданное в 1747/8 г. как «Краткое руководство к красноречию», несколько позже переизданное в более полном варианте.

В этой работе Ломоносов изложил и основы логики, привязывая её к проблемам риторики. Логику он назвал «первой после грамматики предводительницей ко всем наукам». В своём изложении логики Ломоносов следовал Аристотелю, хотя и с некоторыми модификациями; например, классифицируя суждения, он ограничился общими и единичными, а аристотелевские частные суждения опустил.

Для перевода/ передачи значения иностранных логических и других терминов Ломоносов искал соответствующие по смыслу славянские слова, в других случаях калькировал иностранные термины, придавая им при этом «форму, наиболее сродную русскому языку».

Он ввёл такие термины для логических понятий как посылка, противные суждения (вместо контрарных) и т.д. (Такой же характер замены иностранных слов их славянскими эквивалентами имело и применение во втором варианте его работы термина красноречие вместо риторики). Книга Ломоносова стала первой публикацией по логике на русском языке.

Московский университет

Открытый в 1755 году Московский университет состоял из трёх факультетов — философского, юридического и медицинского. Логика входила в курс философии. Её первым преподавателем был И.-Г. Фро- манн, ученик Вольфа.

В 1765 году кафедру философии и логики Московского университета занял его выпускник Дмитрий Сергеевич Аничков (1733- 88 гг.). Свой курс, читавшийся сначала на латинском языке, он построил на учебниках Баумейстера и Винклера, последователей Вольфа. Университетская лекция Аничкова в 1767 г. «Слово о том, что мир сей есть ясным доказательством премудрости Божией» положила начало преподаванию философии на русском языке. Он составил также на русском языке ряд учебных пособий по математике. В 1777 г. Аничков стал ординарным профессором логики, метафизики и чистой математики. Тогда же он вступил в одну из московских масонских лож; в которых, впрочем, состояло всё руководство Московского университета.

Переводы, публикации по логике второй половины XVIII века

Кратковременное влияние в России последователей Декарта сменилось более длительным воздействием вольфианцев, в т.ч. в преподавании логики, обусловленное популярностью взглядов Вольфа в университетах Германии, где тогда стажировались многие будущие российские учёные. Так, у Вольфа в университете Марбурга обучался Ломоносов; его философию изучал в Геттингене Дамаскин Руднев, будущий префект (1775- 78 гг.) Славяно-греко-латинской академии, и др. Немалое значение для распространения в России философии Вольфа имело и его участие в подборе состава Петербургской Академии наук, на должность президента которой он приглашался Петром I. К концу XVIII в. к вольфианству в России стали добавляться (в т.ч. в логике) идеи французских философов — Кондильяка, энциклопедистов.

В 1760 г. в издательстве Московского университета была напечатана «Логика» Баумейстера, последователя Вольфа; перевод с латинского А. Павлова. Книга стала первым русским печатным учебником

по логике; её использовал в своих лекциях Д. Аничков. Второе издание, с дополнениями экстраординарного профессора логики и нравственной философии Д.Н. Синьковского (1739- 92 гг.), вышло в 1787 г.; всего было четыре издания этой книги.
В 1765 г. в Петербурге был издан перевод с латинского (сделанный в 1753 г.) сочинения Вольфа «Логика, или Разумные мысли о силах человеческого разума и их исправном употреблении в познании правды».

В 1766 г. был издан перевод с латинского сочинения вольфианца И.Г. Гейнекция «Основания умственной и нравственной философии вообще с сокращенною историей философии».

В 1768- 74 гг. в Петербурге на русском и французском языках были напечатаны «Письма к немецкой принцессе…» Л. Эйлера, включавшие популярное изложение логики с использованием круговых схем.

В 1787 г. в Москве вышла «Детская логика, сочинённая для употребления российского юношества» А.Т. Болотова (1738 — 1833 гг.).

1790 г. «Логика и риторика, кратким и для детского возраста удобопонятным образом расположенные» Н.А. Никольского, СПб.

Логическая терминология

Необходимость перевода работ по логике на русский язык, создания учебников и пособий для студентов, поставила задачу поиска соответствующей терминологии. Один из первых к её решению приступил М.В. Ломоносов в работе по риторике 1743 г. (см. выше).

В 1755 г. H.H. Поповский, ученик М.В. Ломоносова и первый профессор красноречия и философии Московского университета, в своей вступительной лекции подчёркнул, что русский язык имеет достаточно средств для представления философской, в т.ч. логической терминологии: «нет такой мысли, кою бы по-российски изъяснить было невозможно», тем более что, хотя нынешняя философская терминология использует латынь, язык древних римлян, но «изобилие российского языка таково, что в том перед нами римляне похвалиться не могут».

Макарий Петрович, преподаватель философии Славяно-греко- латинской академии в 1761- 63 гг., в своём компилятивно- переводном трактате «Логика теоретическая…» отчасти следовал методам и терминологии «Риторики» Ломоносова (например, контрарные

суждения он также называл противными), но в то же время считал, что нужно использовать при переводе логических сочинений и иностранные слова, а именно, те, «которые почти из прежних времен в употребление вошли и которые на чужестранном языке лучше можно разуметь, нежели ежели бы их на российской перевесть язык, как напр.: субъект, предикат, идея, термин, аргументация, силлогизм, сорит, категория и проч.».
В 1789 г. в Москве вышла руководствовавшаяся принципами Ломоносова брошюра (70 стр.) Ф. Мочульского «Краткая логика и риторика для дворян», переизданная в следующем году с дополнениями по грамматике и поэзии (словеснословию и песнопению).

В 1790 г. И.С. Рижский (1755 — 1811 гг.), преподаватель логики, риторики и других предметов в Горном кадетском корпусе, позже ректор Харьковского университета, издал книгу » Умословие или умственная философия», «первый русский учебник логики», в котором последовательно заменял, где это было возможно, иностранные термины их русскими аналогами, следуя сформулированному им правилу:

«Нельзя вовсе чуждаться иностранных слов и за неимением в своем языке слова отвергать идею, но с другой стороны, только тогда можно употреблять иностранное слово, когда оно всеми принято и когда решительно нет равносильного ему в родном языке. Но и этим, неизбежным, иностранным словам надо предпочитать природные, которые изобретаются или возобновляются людьми, знающими язык основательно и философски».

Аналогичное мнение применительно ко всей литературе, особенно переводной, высказывал в те годы А. С. Шишков:

«По малой мере надлежит хоть изредка заглядывать в свои книги, соображаться с употреблением, и прежде, нежели приступим мы к выдумыванию новых слов, посмотреть: нет ли старых, тот же самый смысл в себе заключающих?… Для выражения какой либо мысли лучше поставишь, хотя и старое, но коренное Российское слово, нежели новопереведённое с Францускаго или иного языка» (Шишков А.С. «Рассуждение о старом и новом слоге российского языка», СПб, 1803 г.).

Реформы образования в конце XVIII — 1-й половине XIX вв.

В 1786 г. императрица Екатерина II, после предварительного изучения образовательной политики других стран, издала указ об организации в 25 губерниях народных училищ (школы).

В начале правления Александра I было образовано министерство народного просвещения, а школы разделены на приходские, уездные и гимназии; каждая служила ступенью для следующей. В 1803- 04 гг. были основаны университеты в Харькове, Казани, Дерпте. С 1812 г. началось расширение сети педагогических училищ. В 1819 г. был преобразован в университет Петербургский педагогический институт.

В те годы в России вышел ряд книг по логике компилятивного характера, впрочем, высказывавших, следуя модным в то время западным воззрениям, критику в адрес логики Аристотеля. В 1807 г. в Петербурге были изданы «Начертания логики» А.С. Лубкина (1770 — 1815 гг.), профессора Казанского университета.

Автор утверждал, что логика должна «здраво и основательно судить о вещах, а не быть искусством ученого тонкоумия» и предлагал выбросить из теории силлогизма, как бесполезное, учение о фигурах. В 1815 г. в Петербурге вышло пособие для студентов Педагогического института «Логические наставления, руководствующие к познанию и различению истинного от ложного» П.Д. Лодия (1764 — 1829 гг.), ранее профессора логики и метафизики во Львове, потом в Кракове, потом в Петербурге.

Хотя книга имела компилятивный характер, автор сумел придать ей неприемлемый с точки зрения политической цензуры характер, в результате чего его отстранили от преподавания, а книгу запретили к переизданию. В 1818 г. в Петербурге вышло пособие М.Н. Талызина для 1-го кадетского корпуса «Начальные основания риторики и поэзии с предварительным объяснением логических правил»; в 1821 г. в Москве вышло пособие И.И. Давыдова для воспитанников Благородного пансиона университета «Начальные основания логики».

К концу 1-й четверти XIX века в образовательной системе Российской империи накопился ряд требовавших неотложного решения проблем. Во-первых, в программах учебных заведений имелся разнобой, мешавший последовательному переходу от одной ступени образования к следующей. Во-вторых, отсутствовали стандартные учебники; преподаватели вели свои курсы, сами подбирая учебный материал.

14 мая 1826 г. рескрипт императора Николая I потребовал от министерства народного просвещения «привести к необходимому единообразию» все уставы учебных заведений, от приходских училищ до университетов и обеспечить учебные заведения нужными пособиями.

Для выполнения этих требований 2 июня 1826 года был создан Комитет устройства учебных заведений. Тогдашний министр народного просвещения А.С. Шишков поставил перед членами комитета две главных задачи: 1) выровнять уставы всех видов учебных заведений; 2) определить учебные курсы и выбрать для них лучшие руководства.

К началу 1828 г. в результате работы Комитета были подготовлены унифицированные уставы общеобразовательных учреждений. Согласно этим уставам, в гимназиях преподавалась логика. Было также увеличено число часов, отведённых на математику.

Стандартным пособием по логике стало вышедшее в 1826 г. «Руководство к логике с предварительным изложением кратких психологических сведений» преподавателя логики, психологии и философии Благородного пансиона Петербургского университета (позже профессора) Н.Ф. Рождественского (2-е изд. — 1836 г., 5-е изд. — 1844 г.).

Однако следующий министр просвещения С. С. Уваров сделал основой преподавания в гимназиях классицизм, уменьшил в них число часов математики, а преподавание логики в 1847 году вовсе отменил. В составленном министром циркуляре утверждалось, что логика «почти не приносит пользы» учащимся.

В 1850- 53 гг. министерством народного просвещения руководил П.А.Ширинский-Шихматов. При нём в гимназиях было восстановлено преподавание логики; вновь увеличено число часов математики; древнегреческий язык в большинстве гимназий упразднили. В университетах с 1850 года философские курсы были заменены на курсы логики и психологии [3] . Вести их стали преподаватели богословия.

Замена преподавания в гимназиях древнегреческого языка естественнонаучными дисциплинами; преподавание логики, увеличение количества часов математики стали основой интеллектуального подъёма в России XIX века и способствовали становлению получивших мировую известность русских научных школ.

Логика в духовно-учебных заведениях

В XVIII — XIX вв. логика преподавалась также в семинариях и академиях — средних и высших духовных учреждениях.

Большинство преподавателей создававшихся в России и Украине во 2-й половине XVII — 1-й половине XVIII вв. духовных (как, впрочем, и светских) учебных заведений были выпускниками Киево-Могилян- ской академии. Из неё вышли в те годы и многие видные религиозные деятели России. Во время правления императрицы Елизаветы (1741-61 гг.) почти все епископы Русской Православной церкви были выпускниками Академии. В городах, куда их направляли служить, они открывали школы по киевскому образцу. В 1757 г. Георгий Конисский (1717- 95 гг.), выпускник Академии, открыл семинарию в Могилёве (Белоруссия), епископом которого он стал в 1755 г. На 1760 г. в России насчитывалось 26 семинарий, 2 академии (в Киеве и Москве); на 1850 г. — 47 семинарий и 4 академии.

Преподавание логики в семинариях связывалось, как и в светских гимназиях, с риторикой. В 1803 году архиепископ Курский Феоктист (Мочульский), автор нескольких пособий по логике, издал «Краткую логику и риторику для учащихся в российских духовных семинариях».

Вначале логика в семинариях входила в курс философии, читавшийся обычно на латыни. С 1840 г. философия в семинариях была заменена логикой и психологией, а преподавание везде перешло на русский язык. В академиях логика входила в двухгодичный общий курс философии.

Преподавание логики в российских средних и высших духовных заведениях не только повысило общий интеллектуальный уровень духовенства, но и способствовало появлению многих талантливых учёных, профессоров- выходцев из семей священников, образование которых по традиции начиналось с семинарии. Так, выпускником новгородской семинарии, потом Санкт-Петербургской духовной академии был сын сельского священника М.И. Владиславлев (1840- 90 гг.), видны логик, профессор, с 1887 г. ректор университета. Московскую духовную семинарию, потом академию закончил также видный логик, профессор М.И. Каринский (1840 — 1917 гг.) и т.д.

Значимость логики по В.Н. Карпову

В 1856 г. Василий Николаевич Карпов (1798 — 1867 гг.), преподаватель философии Киевской и Санкт-Петербургской духовных академиях, издал книгу «Систематическое изложение логики» (заслужившую Демидовскую премию), в которой сделал ряд оригинальных замечаний о значении логики. Он отметил, что логика даёт «изложение правил рассудочной деятельности», делающих сознательной изначально присущую людям естественную способность к мышлению.

«Вопрос о том, полезна и нужна ли логика»- писал он, -«есть вопрос, полезно и нужно ли помогать человеку в развитии его способности мышления».

Пользу логики он видел также в следующем: она
1) сообщает нашему познанию ясность, уча чётко отличать разные представления друг от друга;
2) даёт нашему рассуждению основательность, показывая взаимную зависимость наших тезисов;
3) замечая, каким образом одна мысль по своей форме развивается из другой, научает нас располагать их в порядке;
4) стремясь к ясности, основательности и порядку в познании, открывает виды заблуждений и погрешности, допускаемые в мышлении;
5) требуя согласия мыслей во всем и системы, вскрывает противоречия между мыслями.

Все наши мысли, слова и дела должны отличаться ясностью, основательностью и порядком. Польза логики в том, что она учит этому. Логика сама должна быть образцом ясности, основательности и порядка в изложении. Всякий человек мыслит в понятиях, суждениях и умозаключениях, но не все, не всегда и не обо всем могут мыслить ясно и систематически; для построения мыслей о чем-нибудь в стройную систему и нужна логика.

В.Н. Карпов критиковал засилье в России немецкой философии и настаивал на развитии самостоятельной русской мысли. Аналогичные идеи, очевидно, также вызванные широким распространением под видом философии разных идеологизированных лженаук, высказывал в то время и св. Игнатий (Брянчанинов): «желательно, чтобы кто-нибудь из православных христиан, изучив положительные науки, изучил потом основательно подвижничество православной церкви и даровал человечеству истинную философию, основанную на точных знаниях, а не на произвольных гипотезах».

Публикации, переводы книг по логике во 2-й половине XIX в.

В 1857- 73 гг. профессор Киевского университета С.С. Гогоцкий (1813- 89 гг.) издал 4-томный «Философский лексикон», из тысячи статей которого около сотни были посвящены логике, в т. ч. таким её понятиям, как силлогизм, аналогия, доказательство, опровержение,…

В 1860- 90-х гг. в России выходили многочисленные учебники и пособия по логике: «Руководство к начальному ознакомлению с логикой» П. Коропцева, 1861 г.; «Учебник логики» А.Е. Светилина, 1871 г.; «Логика. Обозрение индуктивных и дедуктивных приемов мышления и исторические очерки: логики Аристотеля, схоластической диалектики, логики формальной и индуктивной» М.И. Владиславлева, 1872 г.; «Классификация выводов» М.И. Каринского, 1880 г.; «Элементарный учебник логики» М.И. Владиславлева, 1882 г.; «Элементарный учебник логики применительно к требованиям гимназического курса» Л.В.Рут- ковского, 1884 г. и другие. В 1906 г. вышел предназначенный для гимназий и самообразования «Учебник логики» Г.И. Челпанова, переиздававшийся десять раз.

В России становились быстро известными, через публикации переводов и обзорных работ, достижения английской школы математической логики. Так, в 1881 г. вышел перевод М. Антоновича книги У. Джевонса «Принципы науки — трактат о логике и научном методе» (напечатана в Англии в 1874 г.). В 1882 г. Ф. Козловский опубликовал компилятивное сочинение «Символический анализ форм и процессов мысли, составляющих предмет формальной логики».

В 1886 г. М.М. Троицкий издал «Учебник логики с подробными указаниями на состояние этой науки в России и других странах», включавший фрагменты из работ У. Гамильтона, Дж. Буля, А. де Моргана, У. Джевонса. В 1880- начале 1900-х гг. появился ряд публикаций П. Порецкого (1846 — 1907 гг.), посвящённых математической логике.

Аналогичным образом, в России в те годы быстро распространялись и идеи английской школы индуктивной логики — через неоднократные переводы «Системы логики» Д.С. Милля (1806- 73 гг.), «Дедуктивной и индуктивной логики» У. Минто (1845- 93 гг.) и обзорные журнальные статьи по этим работам.

Преподаватели логики в гимназиях подчёркивали необходимость тесно соединять этот предмет с математикой, в которой логика применялась наиболее часто, а также развивать с её помощью мыслительные способности учащихся.

Так, Приложение к циркулярам по Московскому учебному округу за 1894 г. содержало методическое письмо Г. Попперэк, преподавателя Егорьевской гимназии под названием «О пользе изучения логики в связи с геометрией», начинавшееся так: «Задача преподавания в средних учебных заведениях геометрии состоит, как известно, главным образом в способствовании формальному умственному развитию учащихся, последнее же есть не что иное, как практика рассуждения; но, как и всякая практика, последняя может принести тем большие плоды, чем больше будет опираться на теорию, а теория рассуждения и есть логика».

В брошюре Н. Шевченко «О преподавании логики в средней образовательной школе» (М., 1901 г.) высказывалось пожелание, чтобы практическое обучение логике предшествовало её теоретическому изложению. При этом рекомендовалось развивать на практике мышление в каждом школьном предмете.

Как образец приводилось «Руководство к умственным упражнениям при преподавании отечественного языка» Е. Гугеля, инспектора классов при Императорском воспитательном доме в Гатчине. В статье П. Капниста «Классицизм, как необходимая основа гимназического образования» в «Русском обозрении» за 1891 год указывалось, что цель школьного образования должна заключаться не в увеличении объёма сообщаемых знаний, а в развитии мыслительных способностей учащихся.

После 1917 года

В послереволюционный период программы школьного обучения перестали включать логику. В начале 1920-х гг. эмигрировал или был изгнан с работы по политическим причинам ряд учёных. Так, в 1923 г. из Московского университета уволили за «неспособность вести преподавание и исследования с марксистских позиций» Г.И. Челпанова. В том же году из Петроградского университета «по состоянию здоровья» ушёл видный специалист по логике С.И. Поварнин.

С 1947 года логика, по указанию Сталина, была вновь включена как отдельный предмет в программу школ.Преподавание велось вначале по учебнику Челпанова, а позднее по новому упрощенному учебнику С.Н. Виноградова и А.Ф. Кузьмина «Логика. Учебник для средней школы». В программах того периода было указано: «Школьный курс логики должен быть тесно связан со всей работой школы по развитию мышления учащихся. Все учителя средней школы, начиная с 1 класса и кончая последним, ведут работу по развитию логического мышления учащихся». Однако логика преподавалась только в старших классах, что не вполне соответствовало поставленной задаче.

В 1954 году «борьба со сталинизмом» распространилась и на логику: количество отведённых на неё в школе часов было сокращено и убрана основная тема — «Доказательство и опровержение». На следующий год логику совсем исключили из школьной программы.

После распада СССР, в 1994 году были разработаны Программы факультативных курсов по логике и по психологии. Обе эти программы относились к старшим классам школы.


[1] Статус академии по тогдашней классификации учебных заведений означал, что в ней преподавалась высшая из наук — теология. Статус университета давал право присуждать степени бакалавра, магистра, доктора по философии и теологии.

О причинах приглашения иезуитов в Польшу и Литву для организации образовательных учреждений см. выше.

[2] «Грамматжи Славенския правилное СунтаГма», 1619 г., Евье (близ Вильны).

[3] Отмена в университетах курсов философии была вызвана распространением в России идеологизированных псевдонаук. В 1849 г. император Николай I предписал П.А.Ширинскому-Шихматову «рассмотреть, полезно ли преподавание философии при нынешнем предосудительном развитии этой науки немецкими учёными».

***

Отсюда.


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments