Skip to content

09.11.2016

СПЕШИТЬ ИЛИ НЕ СПЕШИТЬ, И ЕСЛИ ТАКИ ДА, ТО ЗАЧЕМ?

Одно из самых модных и в целом не вызывающих отторжения и опаски у общества психических заболеваний — это депрессия. Точнее, всё, что ею в этом самом обществе принято обзывать: от тяжёлой клинической депрессии до бэби-блюза у молодых мам и просто паршивого настроения. В принципе, оно и понятно. Шизофреники непредсказуемы, психопаты в декомпенсации ни в один социум невпихуемы, дебилы — они и есть дебилы. И только депрессивные пациенты вызывают сострадание и даже желание им чем-то помочь. Ну почти как алкоголики, хотя этот тренд уже выходит из моды: мы становимся прагматичнее.

А раз штука модная, то возникает большой соблазн поставить соответствующий диагноз всему обществу. Это тоже своего рода традиция: решать, что страна повально запараноила, то ошизофренилась, ну а уж то, что вокруг одни дебилы — это на все времена, просто по умолчанию. Вот и с депрессией точно так же. Сейчас модно считать, что социум насквозь и напрочь депрессивен, что не есть хорошо для экономики страны и социальной активности граждан. И что пора уже что-то с этим делать.

Ну в самом деле, если посмотреть на клинические признаки депрессии, то можно всё сходится. Классическая триада: резко сниженное настроение, замедление темпа мышления, замедление моторики и общей двигательной активности. Этакие унылые вялые слоупоки. Ну какой из них активный гражданин? Да никакой: ведь при депрессии не только думается тяжело, мучительно и в целом неважно — самое плохое, что человек в этом состоянии просто не видит для себя перспектив. Вообще, от слова «никаких». И какое ему дело до нужд и чаяний страны и её граждан? Да не смешите его белые тапочки, они тоже вряд ли это оценят. Ему бы в длительный анабиоз, чтобы вообще ничего не чувствовать. Или тихо помереть, тоже вариант. Нет, громко, красиво и на людях — как раз не вариант, с этим к психопатам, они любят демонстративно и манипулятивно убиваться, только что-то всё никак не убьются, болезные. А тут — вполне осознанное желание, поскольку жить дальше не выносимо. А вы тут о планах на будущее, о какой-то социальной активности…

Для экономики депрессивный товарищ — тоже явление малополезное. Ну разве что для фармкомпаний — это, кстати, порождает массу конспирологических теорий, подкреплённых данными объёмов продаж. А для производства прочих товаров и услуг — сплошное разочарование и убытки. Ну неважный потребитель из депрессивного пациента. Машину не купит, чёрной икрой себя не побалует: градус гедонизма не тот. Разве что на верёвки и мыло может вялый спрос обозначить, да работникам ритуальной сферы занятие подкинуть, и то редко, поскольку истинно тяжёлых среди депрессивных тоже, знаете ли, кот наплакал.

Но все эти выкладки и рассуждения верны лишь для клинических депрессий. А много ли их? Тут и начинается жонглирование цифрами статистики. У каждого исследователя имеется свой депрессивный крокодил, и каждый подходит к его измерению с собственными критериями. Соответственно, и цифры приводят разные: 10,4, 15, 20 и даже 33 процента, что касается распространённости. Но в эту кучу свалили всё: и депрессивные фазы биполярного аффективного расстройства, и рекуррентную депрессию, и дистимию, и лёгкие субдепрессивные эпизоды, а кто-то даже обычное дурное настроение умудрился сюда запихнуть.

На самом деле, доля действительно тяжёлых депрессий в этой сводной статистике относительно невелика. Зато велико желание что-то по поводу этой самой депрессии предпринять, и больше всего у тех, у кого она лёгкая. Тяжёлому пациенту, знаете ли, ни до чего: он просто тихо лежит и страдает. А вот те, чей уровень депрессии не достигает психотического, как раз проявляют наибольшую активность: ведь снижается такой показатель, как качество жизни! И я ни в коем случае их за это не осуждаю — ведь мы все хотим жить хорошо и, желательно, долго. И при этом кушать жизнь большой ложкой. Просто не стоит забывать, что возросшая за последние десятилетия доля депрессивных расстройств — это как раз прямое следствие того, что жизнь-то в целом налаживается. То есть, повышается планка требований всё к тому же её качеству, к благам, бонусам и прочим пряникам. И тем больше разочарование, когда какие-то из них становятся недоступны: как это так, все такие довольные, а меня эти воздушные шарики и ёлочные игрушки почему-то не радуют — не иначе, контрафакт! Иными словами, общество в целом перешло от выживания к собственно жизни, в том числе и в своё удовольствие. А раз так — то, как сказал уролог, вынь и положь!

Этот момент, кстати, очень заметен на примере сравнительного анализа стран: в развитых то, что принято считать депрессией (в общем, валовом смысле), распространено больше, чем в отсталых — тем просто не до того.

И ещё один немаловажный момент: объективно меньше распространённость депрессивных расстройств в стране, которая активно развивается, идёт к какой-то (предположительно светлой) цели и имеет чётко заявленную программу (светлу, понятну, идейно толковую), нежели страна даже с лучшим уровнем развития, но остановившаяся в своём движении: типа, достигли, можно и передохнуть.

Так что не стоит поддаваться соблазну и ставить отечеству клинический диагноз: можно здорово ошибиться и в диагностике, и в методах лечения.

dpmmax


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments