Skip to content

09.04.2015

К ВОПРОСУ О …. ИСТОКИ И ПРОБЛЕМЫ.

26_958

ВМЕСТИЛИЩЕ ВЕЛИКОЙ МУДРОСТИ

Любая упорная мысль отзывается в теле человека.
Уолт Уитмен

Практически во всех прекрасных работах по вопросам медицины и врачевания часто опущена одна базо­вая концепция, по-видимому как неуместная. Это — взаимоотношения между разумом и телом, которые возможно прямо влияют на состояние здоровья и на нашу способность к выздоровлению. Тот факт, что эти взаимоотношения действительно существуют и очень важны, только сейчас начинает признаваться; глубже их истинное значение для человека нам еще пред­стоит узнать и принять. Только когда мы изучим нео­бычные взаимосвязи между всеми аспектами нашей личности (нашими потребностями, бессознательными реакциями, подавленными эмоциями, желаниями и страхами) и функционированием физиологических систем организма, их способностью к саморегуляции, только тогда мы начнем ясно понимать, насколько велика мудрость нашего тела. Имея чрезвычайно слож­но устроенные системы и функции, человеческий организм проявляет безграничный ум и сочувствие, постоянно давая нам средства для дальнейшего само­познания, противостояния непредвиденным ситуациям и выхода за пределы нашей субъективности. Бессоз­нательные энергии, лежащие в основе каждого наше­го действия, проявляются так же, как и сознательные мысли и чувства.

Чтобы понять эту связь тела и разума, мы должны, в первую очередь, уяснить, что тело и разум — это единое целое. Обычно мы рассматриваем собственное тело как что-то, что мы носим с собой (часто не совсем то, что хотелось бы). Это «что-то» легко по­вреждается, нуждается в тренировках, в регулярном приеме пищи и воды, в определенном количестве сна и периодических проверках. Когда происходят непо­ладки, это доставляет нам неприятности, и мы ведем свое тело к врачу, веря, что он или она способны «починить» его быстрее и лучше. Что-то сломалось — и мы это «что-то» неподвижно фиксируем, будто это неодушевленный предмет, лишенный разума. Если тело функционирует хорошо, мы чувствуем себя счастли­выми, бодрыми и энергичными. Если нет, становимся раздражительными, расстроенными, подавленными, переполняясь жалостью к самим себе.

Такой взгляд на тело представляется досадно огра­ниченным. Он отрицает сложность энергий, опреде­ляющих целостность нашего организма, — энергий, которые непрерывно сообщаются и перетекают друг в друга, зависят от наших мыслей, чувств и физиоло­гических функций различных частей нашего суще­ства. Нет разницы между тем, что происходит в наших умах и тем, что происходит в наших телах. Поэтому мы не можем существовать отдельно от тела, в котором заключена наша жизнь. Обратите внима­ние: в английском языке для указания на кого-нибудь значительного используется слово «somebody», что означает одновременно и «некто», и «важная персо­на», тогда как незначительную личность определяют словом «nobody», то есть, «никто», или «ничтоже­ство». Наши тела — это мы. Состояние нашего бытия есть непосредственный результат взаимодействия мно­гочисленных аспектов существования. Выражение «У меня болит рука» равнозначно выражению «Боль внутри меня проявляется в моей руке». То, что выражает боль в руке, не отличается от словесного выражения дисфории или смущения. Говорить, что различие име­ется, — это значит игнорировать неотъемлемую часть целостного человеческого существа. Лечить только руку — значит игнорировать источник той боли, которая проявилась в руке. Отрицать связь тело-разум — это значит отказываться от возможности, которую дает нам тело: увидеть, признать и устранить внутреннюю боль.

Эффект взаимодействия тела и разума легко про­демонстрировать. Известно, что чувство тревоги или беспокойства по любому поводу может привести к расстройству желудка, запору или головной боли, к несчастным случаям. Доказано, что стресс может привести к язве желудка или к инфаркту; что депрессия и тоска делают наши тела тяжелыми и вялыми — у нас мало энергии, мы теряем аппетит или едим слиш­ком много, чувствуем боль в спине или напряжение в плечах. И наоборот, ощущение радости и счастья увеличивает наши жизненные силы и энергию: мы меньше нуждаемся во сне и чувствуем себя бодрыми, меньше подвержены простудам и другим инфекцион­ным болезням, поскольку наши тела становятся здоро­выми и, следовательно, лучше сопротивляются им. Можно глубже понять «разум тела», если постараться увидеть все аспекты физической и психологической жизни. Нужно учиться понимать, что все, что случается с нашим физическим телом, должно нами контролиро­ваться, что мы не просто жертвы и вовсе не должны страдать до тех пор, пока боль не пройдет. Все, что мы познаем внутри тела, является интегральной час­тью нашего целостного существования.

Концепция «разума тела» основана на вере в един­ство и целостность каждого человеческого существа. Хотя целостность личности обусловлена множеством различных аспектов, они не могут быть изолированы друг от друга. Они находятся в постоянном взаимодей­ствии друг с другом, все зная друг о друге в любой момент. Формула «разума тела» отражает психологи­ческую и соматическую гармонию: тело — это про­сто грубое проявление тонкости ума. «Кожа неотде­лима от эмоций, эмоции неотделимы от спины, спина неотделима от почек, почки неотделимы от воли и желаний, воля и желания неотделимы от селезенки, а селезенка неотделима от половой близости», — писа­ла Диана Конелли в книге «Традиционная акупункту­ра: закон пяти элементов» (Dianne Connelly «Traditional Acupuncture: The Law of the Five Elements»).

Полное единство тела и разума отражается в со­стояниях здоровья и болезни. Каждое из них является средством, с помощью которого «разум тела» сообща­ет нам о том, что происходит под телесной оболочкой. Например, болезнь или несчастный случай часто со­впадают по времени со значительными переменами в жизни: переездом на новую квартиру, новым браком или сменой места работы. Внутренние конфликты в этот период легко выводят нас из равновесия, в резуль­тате чего возникает ощущение неопределенности и страха. Мы становимся открытыми и беззащитными перед любыми бактериями или вирусами. В то же время болезнь дает нам передышку, время, необходимое для перестройки и приспособления к изменившимся обстоятельствам. Болезнь говорит нам, что мы должны прекратить что-либо делать: она дает нам пространство, в котором мы можем восстановить связь с теми частями себя, с которыми мы перестали соприкасаться. Кро­ме того, она позволяет увидеть в перспективе значе­ние наших отношений и общения. Так проявляется мудрость разума тела в действии, разум и тело посто­янно воздействуют друг на друга и работают сообща. Передача сигналов от разума к телу осуществля­ется посредством сложной системы, включающей кро­вообращение, нервы и множество гормонов, которые вырабатываются железами внутренней секреции. Этот чрезвычайно сложный процесс регулируется гипофи­зом и гипоталамусом. Гипоталамус — это небольшой участок головного мозга, который контролирует мно­гие функции организма, включая терморегуляцию и частоту сердечных сокращений, а также деятельность симпатической и парасимпатической нервных систем. Многочисленные нервные волокна со всего головного мозга сходятся в гипоталамусе, благодаря чему психо­логическая и эмоциональная активность связываются с телесными функциями. Например, вагусный нерв из гипоталамуса идет прямо к желудку — отсюда и желудочные проблемы, вызванные стрессом или тре­вогой. Другие нервы тянутся к тимусу и селезенке, то есть органам, продуцирующим иммунные клетки и регулирующим их функцию.

Иммунная система обладает огромным потенциа­лом защиты, отторгая все, что может быть для нас вредным, но и она тоже подчинена головному мозгу через нервную систему. Поэтому она напрямую стра­дает от психического стресса. Когда мы подвергаем­ся тяжелому стрессу любого происхождения, кора надпочечников выбрасывает гормоны, которые раз­рушают систему связи головной мозг-иммунитет, по­давляя иммунную систему и оставляя нас беззащитны­ми перед болезнями. Стресс — это не единственный фактор, который может запустить такую реакцию. Отрицательные эмоции — подавляемый или длитель­ный гнев, ненависть, ожесточение или депрессия, а также одиночество или тяжелая утрата — могут так­же угнетать систему иммунитета, стимулируя гипер­секрецию этих гормонов.

В головном мозге находится лимбическая система, представленная совокупностью структур, в число ко­торых входит и гипоталамус. Она выполняет две глав­ные функции: регулирует автономную деятельность, например, поддерживает водный баланс организма, активность желудочно-кишечного тракта и секрецию гормонов, а кроме того, объединяет эмоции челове­ка: иногда ее даже называют «гнездом эмоций». Лимбическая активность связывает наше эмоциональное состояние с эндокринной системой, играя таким об­разом ведущую роль во взаимоотношениях тела и разума. Лимбическая активность и функционирование гипоталамуса непосредственно регулируются корой головного мозга, которая отвечает за все формы интеллектуальной деятельности, включая мышление, память, восприятие и понимание.

Именно кора головного мозга начинает «бить тре­вогу» в случае восприятия любой угрожающей жизни активности. (Восприятие не всегда соответствует ис­тинной угрозе для жизни. Например, стресс воспри­нимается телом как смертельная опасность, даже если мы думаем, что это не так). Сигнал тревоги воздей­ствует на структуры лимбической системы и гипота­ламуса, которые, в свою очередь, влияют на секре­цию гормонов, на функционирование иммунной и нервной систем. Поскольку все это предупреждает об опасности и готовит к встрече с ней, то неудиви­тельно, что телу не до отдыха. Все это приводит к напряжению мышц, нервозному замешательству, спаз­мам кровеносных сосудов, нарушению функциониро­вания органов и клеток.

Чтобы не впасть в состояние тревоги при чтении этих строк, следует помнить, что такую реакцию вызывает не событие само по себе, а наше отноше­ние к нему. Как сказал Шекспир: «Сами по себе вещи ни плохие, ни хорошие, они такие лишь в нашем представлении». Стресс — это наша психоло­гическая реакция на событие, но не само событие. Систему тревоги запускает не быстрая и легко исче­зающая из памяти волна гнева или отчаяния, а накап­ливающееся действие постоянных или длительно по­давляемых отрицательных эмоций. Чем дольше сохра­няется неотреагированное психическое состояние, тем больший вред оно может причинить, истощая сопро­тивляемость «разума тела» и непрерывно распростра­няя потоки отрицательной информации.

Однако всегда есть возможность это состояние изменить, потому что мы всегда можем поработать над собой и перейти от простой реактивности к осознанной ответственности, от субъективности к объективности. Например, если дома или на работе мы постоянно подвергаемся воздействию шума, то мы можем реагировать на это нарастающей раздражи­тельностью, головной болью и повышением артери­ального давления; в то же время мы можем, объек­тивно оценив ситуацию, попытаться найти позитивное решение. Послание, которое мы передаем нашему телу, — раздражение или принятие, — это тот сиг­нал, на который оно будет отвечать. Повторение отрицательных мысленных шаблонов и установок, таких как беспокойство, вина, ревность, гнев, постоянная критичность, страх и др., способно причинить нам гораздо больше вреда, чем любая внешняя ситуация. Наша нервная система целиком находится под конт­ролем «центрального регулирующего фактора», конт­рольного центра, который у человека называется личностью. Другими словами, все ситуации в нашей жизни не являются ни отрицательными, ни положи­тельными — они существуют сами по себе. И только наше личностное отношение определяет их принад­лежность к той или иной категории.

Наши тела отражают все случившееся и пережи­тое нами, все движения, удовлетворение потребнос­тей и действия; мы вмещаем в себе все, что случалось с нами. Тело и в самом деле запечатлевает все пере­житое ранее: события, эмоции, стрессы и боли за­перты внутри телесной оболочки. Хороший терапевт, понимающий разум тела, может прочесть всю историю жизни человека, глядя на его телосложение и позу, наблюдая его свободные или закрепощенные движе­ния, отмечая области напряжения, а заодно и особен­ности перенесенных травм и болезней. Наши тела становятся «ходячей автобиографией», особенности телосложения отражают наш опыт, травмы, беспокой­ства, тревоги и отношения. Характерная поза — ко­гда один стоит, приниженно согнувшись, другой стоит прямо, готовый к защите — формируется в ранней молодости и «встраивается» в нашу исконную структуру. Считать, что тело представляет собой изолированно действующую механическую систему, значит упустить главное. Это значит — отказать себе в источнике великой мудрости, который доступен в любое время.

Точно так, как тело отражает все, что происхо­дит в сознании человека, так и сознание испытывает боль и дискомфорт, когда страдает тело. Универсаль­ного закона кармы о причине и следствии избежать невозможно. Каждое явление жизни человека должно иметь свою причину. Каждому проявлению человече­ской телесности должен предшествовать определен­ный образ мыслей или эмоциональный статус. Пара­маханса Йогананда (Paramahansa Yogananda) говорит:

Существует природная связь между разумом и телом. Что бы вы ни держали в своем уме, все отразится в вашем физиче­ском теле. Любые враждебные чувства или жестокость по отношению к другому, сильная страсть, неотступная зависть, мучительная тревога, вспышки горячности — все это действи­тельно разрушает клетки организма и вызывает развитие болезней сердца, печени, почек, селезенки, желудка и т.д. Беспокой­ство и стрессы привели к новым смертельным заболеваниям, высокому кровяному давлению, поражениям сердца и нервной системы, к раку. Боли, которые терзают физическое тело, — это вторичные болезни.

Изолировать только следствие (состояние болезни в организме), как будто оно ни с чем не связано, значит отрицать наличие причины. В этом случае причина (исходные чувства и установки) приведет к другому следствию, которое проявится в другое вре­мя: возникнет новая болезнь или недомогание, как попытка показать нам, где мы нарушили равновесие. Послания, которые мы бессознательно передаем нашим телам, являются определяющим фактором на­шего самочувствия. Послания, основанные на неуда­чах, отчаянии и тревоге, несут отрицательную энер­гию умирания и заставляют тело реагировать разру­шением защитных механизмов (представленных сис­темой иммунитета) и подготовкой к смерти. Даже если наши страхи и тревоги только воображаемые, послание все равно преобразуется в физическую болезнь, как если бы наше тело ощущало угрозу и опасность. Обратимся снова к Шекспиру: «Бодрость духа — это здоровье; и наоборот, меланхолия — это болезнь». Когда мы говорим, что наше «сердце разби­то», знает ли тело разницу между эмоциональным разрушением сердца и его физическим разрушени­ем? Оказывается, нет, поскольку силой своего вооб­ражения разум немедленно воздействует на телесную сущность. В научных исследованиях неоднократно было показано, что люди часто умирают вскоре после смерти любимого человека, и причиной этого является имен­но «разбитое сердце». «Может ли тревога привести к серьезному заболеванию?» — спрашивает Лоуренс ЛиШан в книге «Вы можете бороться за свою жизнь» (Lawrence LeShan «You Can Fight for Your Life»). «Многие ученые-медики утверждают, что трудно найти серь­езную болезнь, которая не могла бы быть спровоци­рована глубокой тревогой. Депрессия и отчаяние оставляют свой след не только в сознании, но и в теле». Мы все время проявляем скрытые и вытесня­емые послания, обычно не отдавая себе в этом отче­та, так как бессознательное значительно сильнее вы­ражает наши истинные чувства, чем сознание. Эти бессознательные энергии пронизывают все аспекты нашей жизни.

Наш обыденный язык прекрасно это описывает. Словесные выражения типа «повесил себе на шею» вскоре в действительности проявляется зажатостью в плечах, болями в шее или головной болью; «от дум голова трещит» — раскалывающей головной болью, а выражение «задница болит» — запорами или раком кишечника. Точно так выражение «ты разбил мое сердце» находит свое воплощение в отчаянии, тяже­лой депрессии или ишемической болезни сердца, являясь для организма посланием к умиранию, а мысль о том, что «эта проблема заедает меня живьем», часто при­водит к язве желудка или проблемам с кишечником. Чем больше тело получает посланий к умиранию, тем меньше у него способностей к восстановлению защи­ты и поиску средств выживания.

Когда мы признаем, что что-то случилось, находим время заглянуть в себя, тело слышит, что мы дей­ствительно хотим жить; тогда оно отзывается и ока­зывается способным начать врачевание внутренних болей и стрессов. Послания, основанные на радости, успехе, надежде, любви и благополучии, — это жи­вотворные сообщения, которые убеждают тело укреп­лять силы и жизнеспособность, чтобы вернуться к полноценной жизни.

Тем не менее на сознательном уровне мы часто лжем себе и окружающим, что все в порядке — «нет проблем», «все идет как надо», «нет никаких поводов для беспокойства». Лишь немногие готовы признать, что испуганы или одиноки, что чувствуют огромную вину, что рассержены и ожесточены. Это социально неприемлемые качества и поэтому они тщательно подавляются. «Отрицание может свести нас в могилу. Разум обладает не только умением возводить стену вокруг психологического конфлик­та; он способен отрицать и болезнь, которая возник­ла в результате первого цикла отрицания», — писа­ла Мерилин Фергюсон в книге «Аквариумная конс­пирация» (Marilyn Ferguson «The Aquarian Conspiracy»). Все отрицаемые и подавляемые страхи, тревоги и опасения можно обнаружить в подсознании. Именно отсюда тело получает те сообщения, которые, отра­жая подавленные установки и стереотипы, влияют на наше самочувствие.

До XIX столетия врачи придавали большое значе­ние состоянию ума пациента; психосоматическая связь между отчаянием, депрессией, гневом или горем, с одной стороны, и истощающими болезнями, с другой, казалась очевидной. Как говорит д-р Берни Сигал в книге «Любовь, медицина и чудеса» (Bernie Siegal «Love, Medicine and Miracles»): «Удовлетворенность нужно рассматривать как непременное условие здо­ровья». Многие ли врачи в наше время спрашивают вас, удовлетворены ли вы жизнью, счастливы ли, ко­гда обращаетесь к ним по поводу болей в спине или инфекционного заболевания почек? Наоборот, они сочтут вас слегка не в себе, если вы сами спросите у них о взаимосвязи разума и тела. Термин «психосо­матический» приобрел отрицательный смысл, будучи употребляемым только в значении «воображаемый». Если врач не способен найти физическую причину болезни и хочет снять с себя всякую ответствен­ность, то ему удобно объявить проблему надуманной, «плодом больного воображения», результатом симуля­ции или вообще заявить, что больной сошел с ума. Такая позиция является следствием полного пренеб­режения истинной ролью разума, которую он играет в создании нашей реальности.

Аналогичные заблуждения окружают идею плаце­бо-эффекта, когда вместо лекарства используется его безвредный заменитель (например, подслащенная вода), а больной в результате такого «лечения» выздоравли­вает. Большинство врачей использует плацебо воды в качестве фокуса, чтобы подтвердить свое предполо­жение о том, что больной симулирует или вообража­ет свою болезнь. Как это ни парадоксально, но если мы видим, насколько все нарушения функций в орга­низме зависят от разума, то как может существовать такая вещь, как изолированная физическая проблема? Истинное значение термина «психосоматический» в том, что разум может влиять на тело, и это примени­мо ко всем физическим состояниям. Как говорил чикагский врач Франц Александер (Franz Alexander) еще тридцать лет назад: «Теоретически любая бо­лезнь может быть психосоматической, поскольку эмо­циональные факторы влияют на все процессы в орга­низме посредством нервных и гуморальных связей». Плацебо просто стимулирует деятельность разума в определенном направлении — в его решении быть здоровым; при этом головной мозг вырабатывает ес­тественные обезболивающие вещества в ответ на веру в собственное здоровье.

Единственная область современной традиционной медицины, которая действительно участвует в позна­нии роли разума в поддержании состояний здоровья или болезни, — это психонейроиммунология (ПНИ). Это длинное слово образовалось в результате понима­ния роли разума (психо) и иммунной системы (иммуно­логия) во взаимоотношениях с нервной системой (нейро). В настоящее время исследованиями в области ПНИ занимается все большее число профессионалов, в результате чего, наконец, рациональный ум начина­ет убеждаться в том, что интуитивно было очевидно. К сожалению, медицинский мир в целом не интере­суется изучением и познанием взаимоотношений ра­зума и тела, а использование сильнодействующих пре­паратов, безудержно нарастающее в последние деся­тилетия, все больше отнимает у больных их права на самовыздоровление.

Альберт Швейцер говорил: «Каждый больной носит внутри себя собственного врача. Мы чувствуем себя лучше всего тогда, когда даем возможность этому врачу поработать». Однако дни, когда мы лечили себя дома горячими отварами трав и покоем, давно прошли. Мы стали беспомощными и зависимыми, утратили спо­собность слушать внутренний голос интуиции. Время контакта с врачом сократилось до беглой проверки симптомов и прописывания рецепта. Поэтому неудиви­тельно, что мы часто повторно обращаемся к врачу с теми же или даже новыми проблемами. Возможно ли действительное врачевание в таких обстоятельствах, когда визиту отводится так мало времени, а причина болезни — внутреннее состояние больного — игно­рируется? Поскольку врачи редко имеют время или желание вникать в наши личные проблемы, то, оче­видно, только мы сами должны это делать.

Физические недомогания на любом уровне — ре­зультат несчастного случая, инфекции или стресса — это сообщения, на которые нужно обратить внимание. Когда мы заболеваем или у нас развивается физиче­ское недомогание, необходимо, в первую очередь, вспом­нить все, что в течение последних 6–9 месяцев пред­шествовало появлению симптомов. Мы обязательно най­дем ключ к пониманию проблемы. Каким было эмоцио­нальное состояние? Случались ли значительные пере­мены в жизни? Чрезмерный стресс или тревога? Рез­кое изменение обстоятельств или неожиданное несча­стье? Накапливалось ли раздражение или было круше­ние планов? Из недавнего прошлого можно обратить­ся к отдаленным событиям, отголоски которых мы, возможно, все еще носим в себе. Событие само по себе могло уже давно пройти, но эмоциональное впе­чатление остается с нами на многие годы, укореняясь в нашем теле и, в конце концов, поражая его на клеточном уровне.

Найти глубинную причину стереотипов и устано­вок не всегда бывает просто, так как зачастую они очень тщательно запрятаны. Одним из ключей к по­ниманию того, что происходит сейчас, является обра­щение к детскому возрасту. Были ли в тот период какие-то особенные трудности или сильные пережи­вания? Переживание смерти, изоляция или другие подобные травмы могут оставить глубокий след в виде страха, утраты, печали, гнева и неуверенности. Все это остается с нами, определяет и влияет на характер наших действий, поведение, чувства и об­раз мыслей. Поразительно, как много людей в дет­стве были обделены любовью и счастьем. Возможно, наши родители хотели иметь мальчика, а не девочку, или наше рождение было ошибкой; возможно, мы росли, наблюдая ссоры и драки; может быть, родите­ли развелись, и мы проводили детские годы в пере­ездах от мамы к папе и обратно, выслушивая их грубые рассказы друг о друге. Этот опыт подрывает наше ощущение безопасности, достоинства и при­ятия. Детские страхи вскоре становятся страхами взрослых. А через некоторое время они начинают разрушать здоровье.

В то же время, новое переживание эмоциональ­ных состояний означает, что мы можем просто по­жать плечами и переложить ответственноть за свои проблемы на какое-то одно событие в прошлом. Причина недомогания сегодня может быть в том, что все пережитые события, принятые решения и приоб­ретенный опыт до сих пор с нами. Каждую секунду гибнет и образуется семь миллионов эритроцитов. Наши кости полностью перестраиваются заново каж­дые семь лет. Почему же наши клетки, восстанавли­ваясь, становятся такими же, как и раньше? Может быть потому, что наше внутреннее программирование не изменилось? Может потому, что психические пове­денческие модели, лежащие в основе физических проблем, остались прежними? Может потому, что существуют скрытые, невыраженные причины наших болезней, и они требуют расплаты? Работать с внутрен­ним программированием с целью его изменения — это значит проникнуть в те глубины, где укоренив­шись лежат убеждения, предрассудки, неврозы и иди­осинкразии. Это серьезное дело, и далеко не каждый чувствует себя готовым этим заниматься.

Таким образом, боль, болезнь или расстройство в теле можно рассматривать как сообщение о том, что существует конфликт эмоций и мыслей, который угро­жает выживанию. Это не Бог наказывает нас за все ужасные вещи, которые мы совершили, а наш соб­ственный способ создания неадекватного равновесия. По мере развития понимания взаимоотношений между разумом и телом мы можем спросить: «Почему я при­чиняю себе боль именно таким образом?». На созна­тельном уровне мы вовсе не желаем истязать себя, испытывать боль или болеть, но оказывается, что имен­но это и происходит. Когда мы понимаем, что тело выражает все то, что лежит на поверхности, что оно служит зеркалом, заглянув в которое, мы можем уви­деть свой внутренний мир, когда действительно осозна­ем, что вся наша жизнь неуклонно стремится к завер­шенности и равновесию, тогда видим, что наши болез­ни — средства поиска этого равновесия. Наши трудно­сти — это карты и путеводители, помогающие в поис­ке глубокого корня мудрой и бескорыстной любви, которая присуща каждому из нас.

Вместо того, чтобы поддаваться угнетающему чув­ству безнадежности и ответственности за все проис­ходящее, давайте рассматривать свою болезнь как серьезный вызов. Нарушение равновесия — сигнал тревоги, дающий нам возможность учиться и расти. Вместо того чтобы предаваться сожалению и самоби­чеванию, нужно быть конструктивными, осознавать свою роль, как в собственной болезни, так и в вы­здоровлении. А затем зададимся вопросом: «Так что же нужно сделать, чтобы трудности покинули меня?».

Целеустремленная мысль направляет энергию, по­тому что энергия следует за мыслью. На чем бы ни сосредотачивалась мысль, на этом же концентрирует­ся и энергия. Если мы сосредоточены на своей бо­лезни, а наши мысли и чувства разбросаны и рас­строены, тогда болезнь может нас быстро подавить. Если природа мысли препятствует концентрации энер­гии, то такая блокада становится причиной диском­форта, боли или болезни. Поток энергии освобожда­ется при изменении нашей позиции в сторону при­ятия и свободы, при этом боль и дискомфорт умень­шаются. Гастон Сент-Пьер (Gaston St Pierre) и я в совместной работе «Техника метаморфозы» («The Metamorphic Technique») отмечали:

Все, что есть во Вселенной, в том числе и то, что создает наше бытие, — это энергия. Она может принимать разные формы, но в любой форме — будь то физическое состояние, психический конфликт, чувственное наслаждение или духовная реализация — она все равно остается энергией. Когда внутри нас имеется дисгармония, мы можем испытывать сильный ка­шель, чувство раздражения, боль в спине, а также дезориен­тацию и бред. Если мы несем вместе и психологическое и физическое, то можно понять, что нет различия в способе выражения настроения: лежащий в основе этого дисбаланс — это просто энергия, требующая выхода.

Каждая часть тела обладает собственной уникаль­ной функцией и имеет собственное предназначение, эта функция соответствует определенному аспекту нашей личности (например, в ногах выражается спо­собность к передвижению и направлению движения). Если мы испытываем несогласие, то энергия, которая ассоциируется с этим несогласием, ослабляет соот­ветствующую часть тела, оставляя ее ранимой и вос­приимчивой к повреждениям и болезням. Мысль бук­вально стесняет эту область, вызывая таким образом заболевание. «То, что мы гоним прочь из наших мыс­лей, всегда возвращается обратно и располагается в той же области, которая испытывала напряжение в тот момент», — говорил Решад Филд в книге «Изле­читься сейчас» (Reshad Feild «Here to Heal»). Если научиться понимать язык, которым пользуется тело, чтобы поведать нам о неполадках, то можно увидеть выраженные с его помощью отрицательные мысли­тельные стереотипы и установки и сменить их на позитивные. Это, в свою очередь, укрепит соответ­ствующую часть тела, даст возможность восстановить сопротивляемость и начать выздоровление.

Например, состояние рук свидетельствует о том, как мы обращается с собственной жизнью, как обра­щаются с нами, как умеем адаптироваться, а также имеем ли способности к творчеству и самовыраже­нию. Если возникают проблемы с руками, мы можем рассмотреть эти аспекты нашей сущности и увидеть, где лежит конфликт. Если мы стараемся избавиться от этих мыслей и сохраняем напряжение в данной области, поражение будет постепенно усиливаться. Если мы сможем понять эти сообщения, то сможем осознать проблему. «Многие больные уже знают кое-что об этой связи, и нужен только врач с открытым мышлением, который мог бы использовать это зна­ние», писал д-р Берни Сигал в книге «Любовь, меди­цина и чудеса» (Bernie Siegel «Love, Medicine and Miracles»). «Один больной рассказывал: «Меня всегда считали «бесхребетным», а сейчас у меня развилась множественная миелома позвоночника». Больная рас­сеянным склерозом, которую муж оставил с пятью маленькими детьми, утратила функцию правой руки. Она потеряла мужчину, который был ее правой ру­кой». Замечая и обобщая все, о чем говорит тело, можно установить взаимосвязь с внутренними потреб­ностями, конфликтами, смятениями и чувствами, ко­торые не могут быть открыто выражены или даже признаны, и поэтому находят свое выражение по­средством тела. Осознание собственной роли — это и есть выздоровление само по себе. Эту замечатель­ную возможность изменений нам предоставляет тело вместе с другими средствами, необходимыми для пра­вильного и глубокого понимания самих себя.

Болезнь может способствовать пониманию цели и смысла дарованной нам жизни. Во время тяжелой или угрожающей жизни болезни мы сталкиваемся с собственной уязвимостью и смертностью, осознаем, что в какой-то момент жизнь может закончиться. И мы постигаем истину, что не одиноки в своей боли. Если мы сможем открыто принять и усвоить эту истину, то начнем жить в настоящем, не испытывая страха. Уродливое станет прекрасным, сострадание и любовь придут на смену ожесточению и зависти, мы постигнем истинную ценность жизни и сможем жить с наслаждением. Как цветок, пробивающийся сквозь грубый асфальт, наша внутренняя жизненная сила имеет одну лишь страсть: достичь совершенства. Она использует все способы, чтобы показать нам, что нужно делать для того, чтобы это случилось. Проти­востояние смерти — это только одна сторона, озна­чающая столкновение с таким уровнем реальности, который встречается крайне редко.

Любая клетка в нашем теле знает о присутствии остальных клеток: каждая из них имеет полную ин­формацию и обо всех других. Это относится ко всем аспектам деятельности головного мозга, определяю­щего эмоциональное и психическое состояние, память и подсознание. Следовательно, каждая клетка физи­ческого тела постоянно находится в контакте с мыс­лями, эмоциями, желаниями, убеждениями и представ­лениями о себе. Дипак Чопра писал в работе «Цели­тели лечат» (Deepak Chopra «Healers on Healing»):

Если мы рассматриваем себя как творение собственного ин­теллекта, тогда мы должны допустить, что мы создали себя сами. Действительно, мы находимся в процессе самосозидания, поскольку интеллект всегда общается с собой. Кровь — это не химический суп. Это многоканальный путь, по которому непрерывно перемещаются тысячи информационных сообще­ний, передаваемых гормонами, нейропептидами, иммунными клетками и ферментами. Каждый из них предназначен для определенной миссии, каждый способен поддерживать соб­ственную целостность как интеллектуальный импульс.

Язык, которым пользуется разум тела, удивительно прост для понимания. «Раскапывание» внутреннего конфликта — это первый шаг; работа над этим кон­фликтом, его разрешение и достижение покоя создают условия для выздоровления. Это непростая задача, и каждый, кто захочет ее решить, должен будет обра­титься к тем аспектам собственной личности, кото­рые мы игнорировали на протяжении многих лет.

 ИЗ ИНЕТА



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments