Skip to content

15.04.2015

ТРАНСФОРМАЦИЯ ИЛИ ОТРИЦАНИЕ МАТЕРИИ?

Если бы подлинная Вибрация — скрытая сторона Истины — вдруг сменила вибрацию мнимую, нам бы открылся совершенно преображенный мир, преображенный невообразимо, ибо мы не в силах представить себе простое. Мы можем придумать фей, богов, самые хитроумные, причудливые и фантастические вещи, да, по правде говоря, мы только тем и занимаемся, что выдумываем себе все новые сложности, дабы упростить уже имеющиеся, а вот то, что чуждо всякой искусственности, что дает источник — Источник нов каждую секунду.

Он прокладывает себе путь, следуя своей истинной природе и делает это просто потому, что существует. Быть — значит в любой момент мочь быть тем, что ты есть: яблоней, газелью, песней с тем или иным мотивом: она поется и потому существует. Человек, как существо переходное, напротив, пытается быть не тем, что он есть, а поскольку в действительности это невозможно, он строит иллюзии, пребывая в иллюзорном замке; просто теперь его иллюзорность стала бросаться в глаза. И что такое реальный, вдруг ставший реальностью, свободный от иллюзий… светлый мир?

Миллионы тех, кто, испуская дух, внезапно раскрывают просветлевшие глаза…

Это головокружительно. Чудо, повергающее в ужас! Быть может, еще и забавно, но что это? Мир, где становится известно все сразу. Только в замок не проникало ничего. Мир, где ты в каждую секунду знаешь все, что нужно, и ровно столько, сколько нужно, без труда, как птица. Ты знаешь все, чего не знал, это замок окружал тебя стеной незнания. И первое, что рушится, — школы. Остается лишь всеобъемлющая Школа Играющей Жизни, и, быть может, школа культуры тела, точнее, сознания тела. Никто не <забивает мозги>, ведь замок, который приходилось наполнять, исчез, и остался лишь огромный замок мироздания.

Каждый становится тем, что он есть: все мелодии звучат разом; и поскольку нет больше надобности обкрадывать соседа, чтобы набить свои погреба; больше нет нужды вести показную жизнь, пытаясь скрыть настоящую; больше не нужно казаться не тем, что ты есть; дух соревнования исчезает: никто не <равняется> на соседа. Никому — ни человеку, ни стране, ни группе (если останется потребность собираться в группы) не придется быть чем-то иным, то есть не тем, что он радостно есть, потому что быть — это радость быть тем, кто ты есть, только собой, ничего не убавляя и не прибавляя. И не разграничивая.

Ведь завоевывать-то нечего.

Только себя самого, все больше, все глубже, все полнее. Мы можем все, чего не можем: это замок окружал нас стеной бессилия, что, впрочем, было весьма предусмотрительно (и, можно сказать, закономерно), поскольку мы бы тут же воспользовались этой властью, чтобы свернуть шею соседу, а заодно, как всегда, разворотить все, что попадет под руку. Но в мире, лишенном иллюзий, больше ни к чему ни мораль, ни суды, ни жандармы: власть устанавливается сама собой, власть того, чем мы являемся, и власть осуществить то, что мы есть. Куда деваться фальсификаторам в этом светлом мире? Если бы они даже существовали, они были бы прекрасно видны: скрюченные, как их мысли, в сером или черном, как крысы. Что о них говорить: они на виду, с ними все ясно — прочь!

Но удивительнее всего то, что фальсификаторы здесь невозможны как таковые — эти несчастные занимаются самообманом, строят массу иллюзий, им нужно все сразу, они страдают, тщатся стать тем, кем им быть не дано, — но здесь они не смогут себя обманывать! Вот он, мир, где невозможно себя обмануть. К чему по-клоунски раскрашивать физиономию? Есть только одно средство обрести власть — это быть, все полнее и полнее. Кто по своей воле выберет рак? Ведь настоящий рак — это Ложь, порождающая развитие раковых клеток.

Разумеется, в этом мире не будет ни врачей, ни юристов, ни… перечень наших изобретений велик. Не будет телефона, ведь сообщение происходит напрямую: это замок был обнесен крепостной стеной. Не будет расстояний, не будет разлук, ведь сознание проникает повсюду: это в замок ему не было доступа. Оболочка прорвана и мы вырываемся наружу. Больше не надо беспокоиться, торопиться… куда спешить? Ведь завтра — это то же сегодня, и каждая секунда такова, какой она должна быть, нова, как капля воды из источника. Этот мир чрезвычайно прост — как истина. Завеса спадает. Несколько миллионов просветленных взглядов устремляются к ней и тянут ее вниз.

Призраки замка скажут, что это невозможно, ведь для них возможна только клетка, в которой заключена их власть — религиозная, государственная, вечная, власть науки и конституции. Все в одной куче. Это провозвестники смерти. Как они трясутся над ней! Но есть еще смертное тело. А момент Смерти — это ключ, открывающий Ложь, а точнее — Истину, скрытую за Ложью, потому что на свете существует только Истина — Лжи просто не было бы, если бы за ней не стояла Истина.

Огромное облако

Лжи окутывает невозмутимую твердь Истины. Ложь рассеивается и показывается подлинная земля — это может произойти хоть завтра, ведь она совсем рядом, для этого не требуется <времени>: нужно только, чтобы все частички сознания соединились в <единое целое>, что едва не произошло в 68-м, но тогда не были ясны ни природа, ни причины, ни Сила этого явления. Там — Амазония, сияющая, чудесная, сбросившая покровы. Поразительное дыхание мира. А ветхое тело, оставшееся нам от животных и оказавшееся на границе миров, что происходит с ним? Именно это узнала Мать: Ей раскрылось все, без границ, и Ее не коснулась болезнь, ведь болезнь — это не что иное как материальное, телесное проявление Лжи. Она побывала в истинной земле обетованной.

Она готовила подлинную землю для всех, исследуя глубинные основы своего тела. Болезни исчезают, и даже тления можно избежать: в светлом мире не будет ни трепета, ни <трения> клеток. Но все же клетки сохраняют животную сущность. К тому же, каково оставаться в девяностолетнем теле? Даже если допустить, — это вполне возможно, — что более молодое, совсем юное тело совершит этот переход, вырвется из тенет в восемнадцатилетнем возрасте, что станет с этим телом, если оно вынуждено принимать и переваривать пищу, оно же не может лишиться веса? Кажется в самом способе существования тела, хотя бы очищенного и освобожденного от болезней, заложены смерть и разложение: мы едим, отсюда необходимо следует, что и мы будем съедены. Можно сказать, что само наше тело есть символ Смерти.

Но что такое смерть, если <потустороннего> больше нет? Та сторона здесь, надо лишь пересечь черту. Что же при этом происходит? Мы входим в <сознательное тело>, то самое, что присутствует в нас, составляет нашу суть, в наше настоящее тело, которое для Матери было более реально, чем кожа и кости фальсификаторов. Оно светилось или меркло в зависимости от уровня сознания. Это известно давно, сознательное тело было у нас всегда — мы воплощаемся в каждой новой жизни, чтобы взращивать его, развивать, делать прекрасным и всеобъемлющим… учить его любить. Ведь клетка — это место Любви и место скорби. В этом, вероятно, и состоит ее великая тайна. Мы возвращаемся в нее снова и снова, пока не научимся любить все и быть всем, — то есть станем богоподобными.

Тех, кто в этой клетке нашел свою истинную сущность, немного, но они есть. Фальсификаторы исчезают, у них нет <потустороннего тела>, они — всего лишь сгустки Материи. А материя распадается. А как же остальные, что происходит с ними по окончании цикла роста, когда их настоящее, сознательное тело уже сформировано, развито, научилось сознавать и любить?.. Они сбрасывают лохмотья животной оболочки и исчезают на просторах подлинной, очищенной от хлама земли? — <привидения> наоборот.

Так и видишь как сознательные тела радостно прыгают… на землю, на настоящую землю, а призраки толпятся <по эту сторону>, на авансцене мнимой земли, — и два мира существуют словно параллельно, не сообщаясь. Это уже происходит. Там обитель Шри Ауробиндо и многих других сознательных существ. Но эта картина не отражает эволюции. Раз мы созданы из Материи, значит, эта Материя обладает собственной полнотой и завершенностью, — где зерно, что родит не-растение? Зерно Материи, символом которого стало наше тело, должно иметь свой смысл и свой ключ.

В смерти тела нужно искать ключ к трансформации.

Да, бабочка покидает кокон, но сохраняет материальное тело <по эту сторону> мира. Или же <эта сторона> и Материя — просто фикция? Клетка сложена из нее, так что мы расстаемся с ней и выпархиваем наружу.

Но остается труп, явный символ смерти. Как же самое настоящее, обладающее совершенным сознанием существо может превратиться в труп, даже найдя себе иное воплощение, даже если труп — всего лишь фикция? Истина не может превратиться в Ложь.

Труп: вот где надо искать ключ к полной разгадке Смерти. Что-то должно происходить там.

Ключ к смерти.

Отрицание, препятствие, должно служить средством перехода в иное состояние Материи. Иначе в Материи нет никакого смысла, а нам остается роль милых привидений… Что за секрет таит Смерть? Каков последний секрет Материи?

Это загадка последних пяти лет жизни Матери.

<Опасное… неизвестное>, — говорила Она.

Видимо, нам не удастся преобразовать клетку, то есть тело, пока мы не откроем абсолютную Любовь, скрытую за ширмой абсолютной боли. И тогда мы обнаружим, что Материя есть форма абсолютной Любви. Смерть может превратиться лишь в свою противоположность — абсолютную Любовь. Для того и придумана клетка. К этому и стремится Материя со времен первого огня, в котором возник атом.

И это последний, преображающий Огонь.

Сатпрем

____________________
__________________________________________

 

ПУТЕШЕСТВИЕ ЗА СИЛОЙ – ИЗ ВЕСНЫ В ЛЕТО.
    ГОРНЫЙ КРЫМ. СТАРТ 31 МАЯ. ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ 14 ХОДОВЫХ ДНЕЙ.
УМЕНИЕ ЛЕТАТЬ ВО СНАХ ЖЕЛАТЕЛЬНО, НАЛИЧИЕ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ И ЧУВСТВА ЮМОРА ОБЯЗАТЕЛЬНЫ!
Д
ЛЯ ТЕХ, КОМУ НЕ СПИТСЯ В ГЛУХУЮ НОЧЬ КАЛИ ЮГИ.

Условия участияhttp://trassa60.blogspot.com/     О проектеhttp://triallab.blogspot.com/
Информация к размышлениюhttp://trassa.dreamwaver.org/

 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments