Skip to content

18.11.2015

ЛОВУШКИ НА ПУТИ ПЕРЕМЕН

Сколь бы своеобразными ни представлялись варианты развития людских судеб, они тем не менее вполне спон­танно и естественно стекаются к Источнику общих зако­номерностей, правил и предписаний. Так, например, не­смотря на все различия в практически безграничном мно­жестве нюансов между людьми, их обобщает то, что все они рождаются и умирают. Рождение и смерть — такие факты, которые никто еще не смог преодолеть, отринуть или игнорировать.

Настоящий принцип касается и таинства поступа­тельного развития психобытийного человеческого со­стояния — его перехода от примитивных, ограниченных форм существования к реализации заложенных в нем мощных потенций, проявлению их во всей полноте из­начально данных сил и способностей. Личное преобра­жение у каждого осуществляется по-своему, тем человек и самобытен. Однако, с другой стороны, диалектика по­добного движения неизменно предполагает и наличие некоего обобщающего закона, который проявление сво­боды организует, упорядочивает и делает ее по-настоящему свободной. Размышляя вдумчиво, мы легко убеждаемся, что крайнюю степень несвободы представляет собой как раз хаос. Если мы хотим добраться до пункта назначения, то, разумеется, сверяемся с дорожными ука­зателями, и чем добросовестнее это делаем, тем больше шансов у нас попасть туда.

Трансформацию личности можно представить в виде универсального пути, с одинаковыми для всех знаками, обозначениями и указателями, что вовсе не обязывает, не призывает и даже не предполагает выстраиваться в одну колонну и дружным стадом маршировать по проложенно­му маршруту к заветному счастью. Кто-то волен идти, кто-то бежать, иной решит поехать, и каждый — своим спосо­бом, своим темпом, со своими остановками, передышка­ми, привалами, хотя при этом перевалы одни и те же. Намечая основу карты жизненных пространств и бытий­ных территорий, выделим на ней основные ловушки, ко­торые могут подстерегать нас на трассе трансформации.

Ложь. Желание измениться начинается с характерно­го стремления разобраться в себе. Но для этого необхо­димо проявить достаточную решительность. Ведь подоб­ная процедура предполагает прежде всего готовность быть предельно честным по отношению к себе. А для это­го следует прекратить себе лгать. Ситуация же усложня­ется тем, что способы, которыми мы себя обманываем, весьма искусны и изощренны. Вряд ли кто при этом вос­клицает, мол, вот, дескать, я себе самым наглым образом вру! Отнюдь, — наши ухищрения куда пленительней, и почти всегда они проявляются в форме самооправда­ний, «рационализации» и даже доказательств собствен­ной правоты. Таким образом, уже на корню благое наме­рение может быть подрублено.

Поэтому на данном этапе важно, проявив силу своего намерения измениться, сказать себе: «Стоп!» — и осо­знать, что такие тенденции, как Самооправдание, При­верженность к собственной правоте, Рациональное обоснование своих иррациональных побуждений, есть — Ложь. Если не остановиться в этот момент и позволить увлечь себя инерции прежних стереотипов, то не избе­жать тупика, где многие уже сломались, придавленные тяжестью собственной лжи. И именно отказ от лжи себе является первым шагом Трансформации.

Как только принято осознанное решение прекратить всякую ложь по отношению к себе, Бессознательное на это начинает реагировать. Потаенные душевные меха­низмы актуализируют активность изменений. Но по­стольку поскольку где изменения, там и перемены, душе следует настроиться на восприятие и принятие происхо­дящего, а разуму — проявить надлежащую бдительность для того, чтобы утилизировать и переработать новый жиз­ненный материал. Кроме того, освобождение от лжи по­зволяет начать уже объективно, беспристрастно раз­бираться в собственных механизмах и программах жиз­недеятельности.

Сопротивление. Каждому психотерапевту хорошо из­вестен парадокс, который заключается в странном про­тиворечии пациента между его желанием исцелиться и од­новременным подсознательным сопротивлением этому процессу. Таков закон: как только у нас возникает жела­ние измениться, непременно появляется и скрытое со­противление.

Одной из наиболее частых и очевидных форм сопро­тивления является проекция. Проекция представляет со­бой тенденцию переложить ответственность на других за то, что исходит от себя — импульсов, желаний, поведе­ния, — поместить вовне то, что принадлежит самому себе. Например, мы жалуемся на недостатки и начинаем видеть эти недостатки в других людях, в то время как прежде всего, сами являемся носителями этих черт. Проанали­зируйте, что именно вас раздражает в другом человеке, и сопоставьте свои проблемы со своим негативным вое-

приятием. И вы увидите то, что называется проекцией. Нетерпение — другая форма сопротивления. Когда мы требуем, чтобы перемена произошла прямо сейчас, мы бессознательно сопротивляемся. В этом случае созна­тельно примите свое сопротивление и продолжайте ра­ботать над собой, меняйтесь, несмотря на это сопротив­ление. Вы его осознали, а значит, наполовину избавились от него.

Присмотримся внимательнее к нашей обыденной жиз­ни. Мы увидим, что наши внешне невинные действия часто свидетельствуют о нашем сопротивлении. Вот не­большой список этих действий:

• переменить тему разговора;

• внезапно пойти в туалет;

• опоздать;

• заболеть;

• внезапное желание есть, или выпить, или закурить;

• что-нибудь сломать (ручку, карандаш, машину, водо­провод, бритву).

Но все эти сопротивления не возникают сами по себе. Они лишь маскируют более глубокие механизмы защи­ты — наши отрицательные убеждения.

•   Я в такие игры не играю. У нас так не принято. Так нель­зя делать.

•   Займет массу времени.

•   У меня ничего не получится. У меня нет еще достаточ­ной к этому подготовки.

•   А что скажут? А какова будет реакция? Я глупо выгляжу.

•   А где гарантия того, что это принесет выгоду?

Эти убеждения настолько глубоко владеют нами, на­столько тонко и завуалированно управляют нашим по­ведением и уводят от решения собственных проблем, что мы часто вместо того, чтобы концентрироваться на работе над ними, решаем, кому из наших друзей следует из­мениться. И это тоже форма сопротивления. В таких слу­чаях вам следует глубже заглянуть внутрь себя и вспом­нить то, что вам следует изменить в самих себе, в то вре­мя как вы пытаетесь изменить что-либо в ком-то другом.

Измените ваши убеждения, и ваша жизнь изменится. Каждую нашу мысль можно изменить. Наш ум сам вы­бирает мысли. Поэтому выберите и сконцентрируйтесь на той мысли, которая бы вам принесла удачу.

Долженствование. Следующим испытанием, а зна­чит и препятствием на пути к Себе, является наша за­висимость от общественного мнения, суждений и оце­нок окружающих. Это камень преткновения, о который разбилась не одна судьба, и он столь же крепок, как и собственная ложь. И пока мы не преодолеем данный барьер, о дальнейшем продвижении говорить бессмыс­ленно. При осмыслении своей внутренней и реальной независимости от позиций окружающих, зачастую пре­тендующих и атакующих, Мир не преминет дать обрат­ную связь — ведь никакой отрыв не проходит бесслед­но, и, как правило, окружающих задевает происходящая с нами трансформация. При этом возможно как раз уси­ление претензий и притязаний со стороны других людей, тех, чье желание контролировать и манипулировать ока­залось ущемленным. И арсенал их стратегических ухищ­рений обычно обладает достаточной изобретательно­стью, хотя при этом и далеко не безграничностью, — его проявления обычно варьируют между обличением, крити­цизмом, шантажом и заискиванием или лестью. При про­хождении настоящего участка следует четко усвоить для себя несколько правил и спокойно им следовать.

1.  Кроме самых близких ты нужен другим лишь с одной целью — они хотят тебя использовать. Поэтому запом­ни: ты никому и ничем не обязан, никому и ничего не должен, сколь бы тебя ни уверяли в обратном.

2.  Если ты не будешь сам управлять собой, обязательно найдется тот, кто сделает это за тебя. Иными словами, или ты управляешь собой, или тобой управляют другие. Или — или. Третьего не дано.

3.  Окружающие хотят, чтобы ты оправдывал их ожидания. Но ты создан вовсе не для того, чтобы оправдывать ожи­дания окружающих. Иди не туда, куда тебе указывают или советуют, а туда, куда ты сам хочешь идти. Если же ты не знаешь, куда тебе хочется, сделай остановку и не дергайся.

Здесь важно осознать, что каждому дается шанс на то, чтобы быть счастливым. Вся разница лишь в том, что кто-то им готов воспользоваться, а кто-то нет. Это уже дело личного выбора. Некоторые результаты моих ис­следований с соответствующими выводами я и приво­жу весьма охотно, полагая, что кто-нибудь ими восполь­зуется во благо себе и другим. Наиболее показательным и эффективным мне в данном случае представляется краткий сравнительный обзор, из которого становится ясно, где кроется корень бед, а где произрастает древо, лучшими плодами которого становится наше с вами про­цветание.

Итак: основная опора жизни Несчастных приходится на слово «должен». Они сами себя связали, арестовали и добровольно втиснули в клетку, украсив решетки таб­личками «Долженствование». Их главное руководство к действию заключено в черной магии этого понятия: «Я постоянно кому-то должен — обществу, приятелям, родителям, детям, педагогам…» «Должен, должен, дол­жен…» — очереди похлеще пулеметных атакуют бренное существование этих обрекших себя на самоистязание существ, решивших, что лучший путь спасения заклю­чается в том, чтобы идти против природы и естества. В конечном счете, проклиная все на свете, они, кто в оз­лобленности, кто в отупляющей апатии, проклинают этот мир и себя в придачу, окончательно заражаясь вирусами ненависти, неприятия и недоверия. Tertium поп datur, как говорили древние, — третьего не дано. Либо рабство, либо свобода. Участь раба печальна. Он просто несчастен. По своей воле, по выбору своему.

Счастливые же выбирают свободу — и в итоге ее обре­тают. Жизнь оказывается проще, чем нам кажется. Мы сами ее замутняем и оттого мучаемся. Недаром же слова «муть» и «мучение» имеют один и тот же корень. Я по­лагаю, что и слово «мудак» и по созвучию, и по смыслу относится к этому же ряду. Внося ясность в свои отно­шения с миром, собой, другими, мы автоматически пере­стаем мучиться и мучить.

Что же для этого следует предпринять? А просто взять и выйти из порочного круга долженствования. Хоть пря­мо сейчас, так, как это делают Счастливые. Рассмотрим первые шаги таких людей:

1.  Я никому ничего не должен.

2.  Повеяло ветерком свободы. Однако этого недостаточ­но, и естественным продолжением начатого пути стано­вится шаг второй: я никому ничего не должен, в том чис­ле и себе.

3.  Если я никому ничего не должен, в том числе и себе, то и мне никто ничего не должен.

А раз так, то я без всякого принуждения снимаю свои притязания и претензии к людям — что, дескать, кто-то меня недоносил, недолюбил, недодал чего-то, недовоспитал. Ведь мне же никто не должен. А это значит, что все случившееся происходит исключительно по моей доброй воле. И тогда я уже буду не роптать и сетовать на то, что мало мне сделали добра, а благодарить за то, что сделали хотя бы и это малое добро. А в этом малом кроется поис­тине Великое.

На уровне же психологическом, житейском, речь идет о различии между двумя проявлениями души — Благо­дарностью и Завистью. Получается, что тот, кто благодарен, тот и счастлив. Завистник же, обрекая себя на не­избежность самоистязаний, низвергает себя собственно­ручно в ад. Выходит, что на отчаянный вопрос Чацкого «А судьи кто?» самым логичным ответом становится: «Мы сами себе и судьи». А как известно, каков Суд, та­кова и Судьба. Слова одного корня.

Толпа. Хорошо известное выражение «потерять ду­шу» с точки зрения конкретных обстоятельств означает «подчиниться чьему-либо влиянию». А в данном случае уже можно говорить не столько о потере души, сколько о ее добровольной передаче тому, под чье влияние мы норовим попасть или попали. Кто же подстерегает нас — на каждом углу, в каждый момент, чтобы тихо, вкрадчи­во или с криком, агрессивно, отнять нас у самих себя? Толпа. Ее основное свойство — жадное стремление всо­сать в себя, сделать частицей своей массы. Толпа — это алчный монстр, который питается человеческой душой. Однако при этом полезно уяснить, что толпа — это не только скопление тел на площади. Это всего лишь одно большое тело, физиологический организм. Мозг же тол­пы, ее собственный ум — социальные идеи, то есть идео­логия, а душа толпы — общественная мораль.

Поэтому толпа вовсе не есть хаос, она представляет собой весьма разумное и довольно хищное одушевлен­ное существо. Оно прожорливо и ненасытно. И если мы хотим сохранить себя, нам следует уберечь себя от тол­пы. Если прибегнуть к топографической символике, то уровень отношений Субъект — Толпа можно обозначить как горизонтальный. В принципе горизонтальны все межличностные отношения — производственные, семей­ные, дружеские. И они определяются тотальной властью законов толпы, стремящихся вытравить из человека вся­кую его индивидуальность, превратить его в дешевую ра­бочую силу для обслуживания самой Толпы. Вот почему по земле бродит несметное количество роботов и сомнамбул, даже и не подозревающих о том, что они — зом­би. Но, к счастью, существуют и более мощные влияния, нежели общественно-стадные, и они воплощаются в бы­тийном потоке, вертикально пронизывающем все наше существование. В своем качестве вечного и неограничен­ного источника и подателя жизни, непрерываемой силы и неиссякаемой энергии он совершенно не зависит от люд­ских горизонтальных установлений, хотя и пересекает их. Рождение и смерть, два основных факта в человеческой биографии, регулируются именно вертикально обуслов­ленными влияниями. И тот, кто научился и сподобился с ними взаимодействовать (этому, в сущности, и посвяще­но настоящее исследование), прорывается к таким воз­можностям, которые совершенно неведомы в плоскости горизонтального измерения.

Э.Цветков



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments