Skip to content

24.12.2016

ОБЕРНИСЬ К ПРОШЛОМУ, И ТЫ НАЙДЕШЬ ТАМ НАСТОЯЩЕЕ…

Древнеславянское общество состояло из четырех соци­альных пластов. Выше всех по социальной лестнице рас­полагались обладающие мудростью ведуны. Они удержи­вали в своих руках право обучения и, передавая культуру и знания, способствовали поддержанию устойчивости и развитию общества и благодаря этому во многом находи­лись на главенствующих позициях. За ними стояли витя­зи, те, кто обладал добродетелью, силой, решительностью, умением руководить. Следующими были веси — ремес­ленники, земледельцы, торговцы. Ниже всех находились смерды, не имеющие склонности к умственной, военной, управленческой и ремесленной деятельности. В силу от­сутствия личных качеств смерды служили остальным.

В древности отличительной чертой, своеобразной «визитной кар­точкой» воина был аселетец — пучок волос, заплетенный в косичку. Считалось, что в момент смерти Бог за него забирал душу воина. На Руси мужчин, обзаведшихся семьей, именовали «селетечь» («поселившийся», «сеннец», «имеющий хозяйство»). Воины, подоб­но монахам, не имели ничего, и их называли «аселетечь» — «не имеющий хозяйства, жилья». Отсюда произошло название «аселетец». В более поздние времена появилась традиция монахов-воинов. Наиболее известны из них Пересвет и Ослябя, отличившиеся во время Куликовской битвы.

 В структуре самого воинского сословия особую группу, можно сказать касту, составляли витязи-характерники. Характерники — это те, кто «избавлен от смерти Харой». Хара, или Лада, по представлениям наших предков, -— это Любовь. Она является частью Бога, исходящей от него лю­бовью яко лучи света, исходящие от Солнца и согреваю­щие все живое. Лада мыслилась как единство порядка и любви. Отсюда и такие слова, как «поладить», «уладить», то есть привести к гармонии, согласию и миру. Лад пони­мался и как красота, отсюда слово «ладный». Небезынте­ресно происхождение слова «хоровод». «Хара-вод» пони­мался как танец любви, движение к гармонии и т.д.

Однако витязи-характерники были воинами. Здесь пара­доксально сталкиваются любовь и война. Но парадокс ка­жущийся, так как казаки-характерники — это воины, ве­дущие брань с миром Навей (демонами), и только любовь является той тонкой, но прочной нитью, которая позволя­ет удержаться, не отступить, не стать слугой мира тьмы.

Восхождение к Богу именовалось «русской лествицей». В среде воинов-профессионалов испокон веков хранилась и передавалась из поколения в поколение особая система воинской подготовки, основанная на ведических традици­ях и дошедшая до нас под названием «Спас». «Спас» име­ет очень древние корни, идущие от легендарных скифов, сарматов, антов, киммерийцев, роксолан, считающихся ветвями арийского народа, постепенно мигрирующих с территории Арктиды в регионы Уральской, Среднерус­ской и Валдайской возвышенностей, Средиземноморья, Кавказа, Алтая, Малой и Юго-Восточной Азии. Все эти племена напрямую связаны с русским народом.

Вопросами этногенеза славян ученые интересовались не один десяток лет. Исследования на эту тему есть в трудах классика-энциклопедиста М. В. Ломоносова, знаменитого историка В. Н. Татищева. Такие серьезные исследователи как Е. И. Классен, М. А. Максимович, многие другие ис­торики, опираясь на письменные свидетельства и археоло­гические данные, провели серьезный анализ славянского этногенеза. Они доказали, что племена, которых грече­ские и римские историки именовали скифами, сарматами, венетами, этрусками, пеласгами, антами, роксоланами и многими иными прозвищами, были славянами, и на всей громадной территории, где были распространены эти на­роды, потомки легендарных ариев, существовала ведиче­ская религиозная доктрина.

Кто такие арийцы? Кто такие славяне? Напомним, что слово «Арья» относилось к большой группе племен, родст­венных по языку и культуре. В древнерусском «Ар» озна­чало «земля». Славяне — это не нация, а вероисповедание, образ жизни. Славянин дословно — славящий «ян», то есть Отчий аспект Всевышнего, и «ин» — его Материнский ас­пект. Наши предки славили также мир Прави, отсюда и происходит «Православные». Эти слова требовались для того, чтобы отличить себе подобных от иноплеменников. Название «арийцы» условно относится к группе племен ин- до-ирано-европейской группы, говорящих на близкородст­венных диалектах, некогда создавших сходные формы культуры. Арийцы пятнадцатью народами распространи­лись по всему северному полушарию, охватив его Ведиче­ским знанием.

«Спас» как часть Ведического культа был системой под­готовки арийских витязей. В ходе последующих веков мно­гое было забыто и казалось безвозвратно утерянным, одна­ко секреты «Спаса» не исчезли в суровом потоке времени. История донесла до нас множество интересных примеров.

Кстати, само слово «история» произошло от словосочетания «из-то- ры-я», то есть «изустных преданий» (вспомните «торить» — прокла­дывать путь, «гуторить» — говорить, «тараторить» — быстро гово­рить). По словам современников, казак-характерник Василий Иванович Чапаев мог станцевать барыню под шквальным огнем не­приятеля на бруствере окопа. Не менее удивительны истории о не­коем казачьем полковнике Васищеве. Однажды, отбив станицу у целого красноармейского корпуса всего с 54 казаками, полковник расстегнул пояс черкески, и оттуда посыпались пули. Множество таких историй рассказывают в казачьих станицах. Может показаться вымыслом, но в старые вре­мена казаки-характерники путем совершенствования личной энергии, мужества, самодисциплины развивали в себе качества личности, которые позволяли осуществлять то, что можно назвать управлением временем и простран­ством. Они входили в состояние сознания, позволяющее видеть окружающее с разной скоростью. В этом состоянии человек мог видеть полет стрелы словно в замедленном фильме и играючи поймать ее рукой.

Многие знают казачьи шаровары, широчайшие штаны, как атрибут запорожских казаков. Однако мало кто заду­мывается над тем, что означает слово «шаровары». На сан­скрите оно означало «щит» («шара» — стрела, «вара» — защита). Общность славянского языка и санскрита отныне не вызывает сомнений. Приведем простой пример. Знаме­нитый автор «Хождения за три моря» тверской купец Афанасий Никитин отправился в далекую Индию, не зная языка, обычаев, нравов, поехал без переводчиков и не пользовался их услугами. Он просто знал старославян­ский язык, о близости которого к санскриту теперь напи­сано немало трудов.

«Здрава» как искусство здоровой жизни тесно связана с воинскими практиками, в том числе и со «Спасом». Это абсолютно правомерно и естественно. Ведь боевые искус­ства требуют медицинских знаний как своего своеобразно­го продолжения. Например, индийская марма-видья (ис­пользование точек для воздействия в виде массажа, введе­ния игл и т. д.) была частью Дханур Веды, лежащей в ос­нове таких боевых искусств Индии, как Калари Пайат и Силамбам. Наивысшая форма боевых практик называется Марма Ад и, и ключевое значение в ней имеет знание марм.

Подобным образом неразделимы между собой «Спас» и «Здрава». Витязи могли выступать в качестве как вои­на, так и целителя, что абсолютно логично и не противоре­чит друг другу. Ведь воин должен быть способен оказать помощь как себе, так и раненому соратнику. Воинские практики — тяжкий хлеб, нелегкое занятие. Они сопрово­ждаются огромными физическими затратами, могут дово­дить занимающихся до изнеможения. Для того чтобы выжить и продвигаться дальше по пути самосовершенст­вования, адепты этих практик должны были изучить и по­стоянно использовать методики восстановления силы и ее увеличения.

Таким образом, славянские «Здрава» и «Спас», наряду с индийской Аюрведой и боевыми практиками Индии, представляют собой часть Ведической культуры древней арийской цивилизации, существовавшей много тысячеле­тий назад. При этом необходимо сказать, что система «Здрава», как и «Спас», представляют для нас наиболь­ший интерес из всего необъятного этнокультурального пласта по одной простой причине: они наиболее соответст­вуют сложившимся за много веков менталитету, анато­мии и физиологии тела людей, проживающих на терри­тории России. Недаром понятия «Родина» и «мать» явля­ются наиболее древними и, для всех нормальных людей на планете, — священными. В нашем сознании они даже час­то объединены в единое слово: Родина-мать.

Развитие че­ловека и его будущая жизнеспособность, помимо материн­ской и отцовской генетической информации, которые послужат основой будущего организма, зависят от огром­ного числа составляющих. Во время вынашивания ребен­ка будущая мать ходит по родной земле, питается плода­ми, выросшими на ней, дышит воздухом, напоенным ароматом растущих на ней трав и деревьев. Вот и получа­ется, что все мы, опосредованно через организм матери, состоим из того, что подарит родная земля, и во многом будущее каждого зависит от микроэлементов, встраиваю­щихся в «кирпичики» нашего организма. А ведь микро- элементная карта почвы уникальна в каждом географи­ческом регионе. Коллективный разум, отражающийся в фольклоре, накапливает многовековую мудрость. Неда­ром в народе говорят, что «дома и стены помогают и ле­чат». И совершенно справедливым выглядит знахарское поверье, что наибольшей целительной силой для заболев­шего обладают те травы, которые собраны в регионе, где он родился и вырос.

В. Мешалкин, Е. Баранцевич, К. Тютелов



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments