Skip to content

03.04.2016

ЕДИНСТВО, КУЛЬТУРА, ЦЕННОСТИ И ЦЕЛИ

Что делает народ народом?

В самом деле – что? Что превращает большую группу людей (иногда насчитывающие многие миллионы)во что-то единое? Родственные связи, сходство антропологическое, генетическое? Нет. По всем этим биологическим признакам людей трудно расклассифицировать так, чтобы получились компактные, непересекающиеся группы. Непонятно для биологического подхода и другое – почему народы не вечны: почему мы не видим, скажем, французов две тысячи лет назад, хотя биологические их предки в это время, естественно, жили? Так что биологический подход здесь нужно отбросить сразу. Что же остается?

Вполне понятно что – язык и культура. Люди одного народа говорят на одном языке и ведут похожий образ жизни, который отличен от образа жизни других народов. Но только ли язык и культура ответственны за объединение людей в большие группы, которые мы называем «народами»? Нет, не только, конечно. Не менее важно единство исторической судьбы: у людей одного народа общая историческая судьба. Они совместно переживают войны, общие победы и общие беды, экономические взлеты, времена упадка, народное унижение и народную гордость. Но и это тоже не объясняет, почему в истории то не было- не было народа, то вдруг он появился. Люди, из которых он составился, и, уж точно, предки этих людей были, а народа не было. И точно так же непонятно, куда народы вдруг деваются? Их очень редко, если вообще когда-то уничтожают физически, но народа не остается. Где сегодня шумеры? Где кельты? Где галлы? Потомки их известны. Но какое отношение они имеют к своим героическим предкам? Совсем иные люди, иные народы. Очевидно, что за общностью языка, культуры, общностью исторической судьбы есть еще что-то, что и проявляется – и в культуре, и в языке, и в судьбе.

Это что-то – идея народа. Сущность вполне «метафизическая», не видимая непосредственно. Но от этого ничуть не менее реальная, чем такие вещи, которые мы можем видеть, – язык и культура.

Что такое идея народа? Это некий план народной жизни, начиная от общей психической конституции народа – общих для всех людей народа особенностей психической жизни – и кончая миссией народа в совместной жизни всего человечества, в истории. Идея народа – это как бы задание большой группе людей, задание многим поколениям совершить совместно определенную историческую работу, а вместе с тем и оснащение этой большой группы людей определенными психическими инструментами, необходимыми для совершения этой работы. Действие таких идей народов мы видим всю историю, и именно они, эти идеи народов и превращают коллекцию разных событий в нечто цельное – в историю.

Мистический (во всяком случае, для многих) момент здесь состоит в происхождении идей народов – кто или что является источником таких заданий. Они берутся как бы ниоткуда, «из воздуха». Как будто ничего не было и вдруг определенная группа людей (далеко не всегда связанная родственными связями) начинает ощущать друг в друге родство душ, желание быть вместе и вместе делать одно дело. И это дело делается многие века, пока наконец не оказывается сделанным до конца. Впрочем, это тема уже другого разговора, разговора, который уходит из области эмпирической истории, этнологии, культурологии и этнопсихологии в иные, уже не научные, а метафизические области.

 

Александр Зеличенко 

 __________________________________________
______________________________________



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments