Skip to content

19.12.2016

1

Василий Васильевич Налимов, учёный, гностик и рыцарь 20-го столетия

3D-graphics_Flowers_and_Herbs_024246_

«Великое Знание динамично. Его надо раскрывать и по-новому, заново, каждый раз. Мы – служители, выполняющие эту роль». 1, с.365).

Силуэты вольного университета

Передача знания в обществе как социальная проблема всегда волновала Василия Налимова. Много учившись сам, в том числе 10 лет в вольном университете анархомистиков, и затем много преподавая в университетах, работая с А.Н.Колмогоровым, озабоченным задачами широкого образования, Налимов хорошо понимал все трудности сегодняшней системы образования в России и современном мире в целом. В 1991 году он предложил проект нового интегрального подхода к образованию, назвав егоСилуэты вольного университета. Безусловно, Налимов был вдохновлён опытом вольного интегрального образования полученного им в анархо-мистических кружках русских тамплиеров. Отказавшись от пересказа, полностью предоставлю слово Василию Васильевичу:

«Назрело время создать Вольный Университет (или Академию) человека будущей культуры, где обсуждались бы разнообразные дисциплины, начиная с математики, теоретической физики, космогонии и биологии и кончая философией, религиоведением, психологией, психотерапией, философской антропологией, искусствоведением…

Допустим, что такой университет будет двух или трёхгодичным, с полным учебным днём (дополнительные 2 года – на специализацию). И даже в этом случае не удастся передать слушателю всё многообразие нашей стареющей культуры – дряхлеющей от непомерной ноши накопленного. Но важно другое – не передать весь багаж накопленного, а показать, где и что можно и нужно искать и объединять… » ( 62 , с.101).

Позже, в одном из интервью Василий Налимов говорил:

«Университет должен возродиться в новом качестве – для объединения, собирания культуры как целого. Тогда-то и появятся учителя для школы и политические деятели, способные мыслить… Самым существенным в этом университете будет, конечно, попытка показать, как иррациональное может совмещаться с рациональным. Нельзя продолжать жить в расщеплённости этих двух начал, которую всё ещё пытается отстаивать дряхлеющая парадигма нашей культуры.

Развиваемый нами подход опирается на медитационную практику, иррациональную в своей основе, поскольку в медитации человек выходит за пределы привычных причинно-следственных связей, представлений о пространстве и времени, смысловых шаблонов сегодняшней культуры…» ( 71 , с.8-9).

Из «Декларации об основании Вольного Университета» (принята Философской Ассоциацией «Вторая смена» 26.06.1994):

«…Мы констатируем глубочайший кризис, характеризуемый утратой ценностных ориентиров, целостности и преемственности культуры, деградацией системы образования и ведущий, возможно, при неосознавании его и пассивности нашей, к гибели цивилизации и самой жизни на Земле. Мы не можем далее молчаливо наблюдать за… растлением нравов, порабощением разума и уничтожением природы. Унижение культуры творится под флагом утилитаризма и прагматизма, в атмосфере релятивистского безверия и гедонизма, насаждаемого масс-медиа.

Мы полагаем, что кризис мысли вызван… отрывом философии от науки и веры от знания. В России же, с муками выползающей из-под обломков тоталитаризма, слепая вера в чудо оживления, притязания «экономической магии», обскурантизм и ожесточение нравов, культ наживы и вседозволенности, питаемые аморализмом «выкрестов» от номенклатуры, – этот пир нового Хама во время чумы – грозят катастрофой едва ли не планетарного звучания.

…Мы хотим вдохнуть новую жизнь в одну из немногих жизнеспособных точек умирающего тела культуры – в одряхлевшую и обескровленную систему высшего образования… Мы хотим воспроизвести и передать новому поколению «ядро» мировой и отечественной культуры – духовный опыт – как залог сохранения человечества и живой природы.

Вольный Университет – это новый тип образовательного учреждения, ориентированный на воспитание универсально образованного, культурного, интеллигентного человека, восприимчивого к реальности, открытого к диалогу, способного к самообразованию и духовному саморазвитию, к самостоятельному освоению знаний и передаче культурного опыта другим людям…» ( 71 , с.9).

Василий Васильевич хорошо понимал, что такой – альтернативный существующему подход к образованию представляет трудности не только в России, но для всех индустриально развитых стран, несмотря на разнообразные экспериментальные попытки создать университеты и школы нового типа, начавшиеся на Западе ещё в 1960-х годах и даже ранее:

«…Остаётся открытым вопрос: сумеет ли культура будущего объединить всё своё тысячелетиями накопленное состояние, или оно останется разбросанным по разным закромам, упрямо сохраняя свою обречённость – быть неспособной к совместному действию? А если всё останется как было, то в чём смысл самой культуры? Или здесь мы находимся на пороге новой формы эзотеризма?» ( 62 , с.102).

В этой связи необходимо процитировать следующее важное замечание:

«Не нужно думать, что эзотеризм – это нарушение демократии. Наука тоже по-своему эзотерична – никто не может без специальной подготовки постигнуть содержание серьёзных книг по математике или теоретической физике. Популяризация науки только вульгаризирует её. То же относится и к искусству. Хорошо поставленное обучение в университете – это тоже своего рода посвящение: профессор передаёт своим ученикам нечто большее, что есть в учебниках. Он создаёт интеллектуальную атмосферу, в которой обучается студент» ( 1 , с.313).

Очевидно также, что подобные образовательные проекты, необходимые нации и спасительные для России как государства, абсолютно неосуществимы при нынешней власти чекистов и бывшей советской партноменклатуры.

Текст © Владимир Багрянский


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments