Skip to content

22.11.2011

ВЛАДИМИР ФОРТОВ О НАУКЕ +

terragen - this is the way god made me

О реформе РАН и утечке мозгов. Эта реформа очень тяжелая по ряду причин. Уже два года – пошел третий год – академию лихорадит. Потому что мы раньше работали, и академия была одной из самых эффективных научных организаций. Работали по некой схеме, когда идейная сторона, то есть наука, была соединена с исследованиями в институтах. Вот институты и Академия наук – это было как бы одно и то же. Сегодня это разъединено.Совсем недавно в новосибирском Академгородке среди молодежи сделали опрос. 40%, вот это самое опасное и страшное, 40% хотели бы уехать из страны. 40% молодых ребят!

Нужно проводить реформу так, чтобы она действительно давала пользу конкретному человеку, чтобы она была ориентирована не на чиновника, которому удобно руководить шестью институтами, имея одну бухгалтерию, одного директора. Чтобы каждый, особенно молодой, человек имел возможность роста научного.

О бюрократах. Что людей выталкивает из науки? Из любой науки. Это бюрократические требования. Они формулируются не учеными. Они формулируются бюрократами, которые рядом с настоящим делом никогда не то что не стояли, а просто не видели его даже издалека. Идут колоссальные потоки разного рода бумаг, инструкций. Вы спросите любого ученого, и он скажет, что на это уходит колоссальное время.

Если человек имеет возможность 7 дней в неделю работать по 24 часа, ни на что не отвлекаясь, это лучшая характеристика научной организации. Но если он должен тратить 40% своего времени на написание всяких бестолковых отчетов, строить разные графики посещения, это значит, на 40% он менее эффективно работает. На самом деле нельзя даже так считать. Я думаю, что больше 40% он работает неэффективно. Потому что у него голова занята другим.

Об износе оборудования. У нас 60% приборов, которые используются больше 5 лет. Приборный парк должен обновляться сегодня – от области науки зависит – где-то раз в 3–4 года, не реже. Приборы очень дорогие. Сейчас любой такой нормальный прибор стоит миллион долларов. Мы сейчас фактически ничего у себя не производим, хотя была мощная индустрия приборостроения. Она была в Прибалтике в основном.

О честности. Мы должны просвещать власть, и мы должны давать правильные ответы, честные ответы порядочных людей. Не врать, говорить: вот это можно сделать, это нельзя сделать, это халтура, это не халтура.

 


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments