Skip to content

04.03.2015

МЫ ВСЕ В ОТВЕТЕ ЗА ВСË, А КТО НЕ ОТВЕЧАЕТ, ТОТ И НЕ ЖИВËТ…

1302259919_29

Пирамида доктора Кудрина

Профессор сделал научное открытие. И мается с ним всю жизнь
 
Ситуация
Борис Иванович Кудрин шел к своему открытию через больничную палату. Наверное, и без костоломства он открыл бы чудо, хотя в науке чудес не бывает: труд и труд с младых ногтей, немного таланта, чуть побольше везения — и озарение. Совсем не обязательно, чтобы во сне… У Бориса Ивановича это произошло за рабочим столом.
 
Он уже третий месяц валялся на больничной койке и получил приговор: туберкулез и бесконечные сочувствия друзей и сослуживцев…
 
Давний приятель, пошедший по линии здравоохранения и получивший законное право распоряжаться чужими жизнями, прямо с койки областного тубдиспансера перевалил его на носилки и привез к себе в захолустную районную обитель.
 
Все анализы показали: организм Кудрина стопроцентно здоров. Но в одной из почек есть воспаленный очаг. Надо вскрыть, осмотреть и удалить то, что провоцирует воспаление.
 
Он вскрыл и удалил.
 
Во время многомесячного лечения в диспансере он выполнил две судьбоносные работы (он не мог болеть, ничего не делая), прочитал по случаю «Происхождение видов» Ч. Дарвина и составил описание цветиков-семицветиков, настойками из которых лечились от чахотки бабульки. И от нечего делать, просто из любопытства, построил график их признаков. Получилась интересная кривая, напоминавшая что-то знакомое. А что, он вспомнить не смог. Но ощущение осталось.
 
…Когда он вышел на работу, сел за рабочий стол и выдвинул ящик… Сверху лежал график с кривой… Которую он построил в тубдиспансере, систематизируя цветики-семицветики по признакам…
 
Но это был график, построенный на анализе (системном) электрического хозяйства Западно-Сибирского металлургического комбината. Случайность? Закономерность? Если да, то в чем? Эти два графика-близнеца сломали ему жизнь. Он думал, что к лучшему.
 
Из жизни пирамид
Борис Иванович стал искать ответы в той области, которая была ему ближе и понятнее — в металлургии. Чем больше набирал статистики, тем яснее просматривались закономерности сначала частного, а потом и общего, глобального характера.
 
Частные касались видов техники, например, тех же электродвигателей. Оказалось, что на знаменитой Магнитке, флагмане советской металлургии, их 109 тысяч. Если выставить все ряд за рядом, то они едва ли уместятся на Красной площади. Но весь фокус в том, что все они делятся примерно на 25 тысяч видов. Практически это означает, что одинаковые двигатели, которые попадают на исправление к ремонтникам, повторяются лишь через четыре экземпляра. Но и это не все. Среди них есть уникальные виды, повторяемость которых еще реже, а то и совсем отсутствует. Это ведь к каждому такому индивиду надо персонально электромеханика прикреплять для обслуживания. А если взять шире, скажем, отраслевые ТЭЦ? Оказалось, что на них смонтировано 432 котлоагрегата, 187 турбин. Соответственно, 110-го и 83-го типоразмеров — пропорции в принципе те же. И среди этой пестроты есть уникальные творения, как, например, котел Березовской ГРЭС-1 высотой около 100 метров, блоки Игналинской АЭС мощностью до 1500 МВт.
 
Чем дальше углублялся Кудрин в своем поиске, чем шире брал статистику из других отраслей, тем отчетливее выявлялась закономерность: между уникальными новообразованиями и всей остальной массой техники существует определенная пропорция, которая и создает устойчивость и наивысшую эффективность всей системы. Эта закономерность, грубо говоря, утверждает, что на одну электростанцию мощностью 10 тысяч МВт должно быть 10 станций по 1000 МВт, 100 по 100 МВт и 1 миллион станций мощностью по 1 кВт каждая. Тогда образуется идеальное научно-техническое сообщество, способное к 100-процентной отдаче.
 
Такое же соотношение должно лежать в основе построения любой отрасли.
 
Он представил себе башню, поставленную по всем правилам строительства: фундамент, тело, верхушка… Господи, да это же получится пирамида в чистом виде: на вершине те новенькие агрегаты, а внизу в фундаменте десятки тысяч приборов — стареньких маломерок. Те, что завершают пирамиду — их он назвал ноевой кастой — последнее слово научно-технической мысли, а внизу многочисленная «саранчавая каста», уже отмирающая…
 
Сколько таких пирамид на Магнитке? А сама Магнитка — что это такое? Градообразующее предприятие. Совокупность технических систем — техноценозов — образовало вокруг себя крупный город. В основном для того, чтобы обслуживать, держать в рабочем состоянии, заботиться о его развитии — Магнитогорский металлургический комбинат.
 
Что знал Платон и не знал Карл Маркс
 
Мир науки ненасытен бесконечно, как сам процесс познания.
 
Мир ученых одержим погоней за ускользающей «последней точкой над i», хотя знает, что последней точки в Большой Вселенной не существует. Зато в ней великое множество первых, не расшифрованных. Ученые и сегодня, как и века назад, по сути, знают лишь то, по выражению гения Древней Греции Платона, что не знают ничего. И тем не менее человечество живет и прогрессирует знаниями, добытыми опытом и наукой. Колоссами науки. Это аксиома.
 
Последняя подпись министра
 
У Бориса Ивановича кроме кафедры в Московском энергетическом институте была хорошая должность в Гипромезе (Государственном институте по проектированию металлургических заводов) — главный конструктор отраслевой САПР-Черметэнерго (системы автоматического проектирования). Импозантная громада корпусов Гипромеза возвышается несокрушимым бастионом на проспекте Мира, как раз по соседству с фабрикой «Гознак», где печатаются денежные купюры и иные ценные бумаги. Все внушительно и незыблемо; человек, работающий в таких грандиозных зданиях, символах советской нерушимости, должен чувствовать себя, простите, как за каменной стеной: защищенно и независимо, как и весь двухтысячный коллектив.
 
Он и чувствовал. И, похоже, поздно догадался, что толстые стены не только защищают, но могут и задавить. Позвонили из минчермета и сказали:
— Борис Иванович, вас приглашает Серафим Васильевич. Прямо сейчас. Всю короткую дорогу гадал: зачем? За пышками или за шишками?
Он так и сказал, войдя в кабинет министра Колпакова.
— За пышками, — ответил министр. — Из Академии наук позвонили: образовалась вакансия вашего профиля действительного члена академии. Предлагают нам назвать претендента. — Я назвал вашу кандидатуру. — Ну и?..
 
— Приняли. Попросили, чтобы вы подъехали, заполнили анкеты и все, что нужно. — Спасибо, Серафим Васильевич. Признателен вам за оказанную…
 
— Погодите расшаркиваться. Это ведь вы у нас науку тянете. Как, кстати, с проектной базой?
— Закончил. Перевожу на жесткие диски.
Министр взглянул на него удивленно:
— Все проекты?!
Видимо, министру было удивительно видеть перед собой ученого, крупного специалиста, который держался бы бодро и уверенно. Все рушится: прощай, Советский Союз… Растащат нас по национальным сусекам… А он еще академиком АН СССР хочет стать… Да на минчермет работает как лошадь…
 
Кто же тогда знал, что это их последняя встреча, что через год уже не будет существовать ни минчермет, ни Академия наук СССР. Не станет и Советского Союза. И уж совсем не мог предположить, что в святая святых, в Академии наук СССР, ему устроят не научный, но заранее провальный экзамен.
 
Откуда дровишки?
 
Мир науки — это мир идей.
 
А мир ученых — это мир людей. В мире людей — как в мире людей: эмоции, страсти, взлеты, падения, любовь и ненависть, добро и зло, восторг и зависть, жажда и жадность… И нет на земле силы, которая могла бы эту стихию обуздать.
 
Конечно, ученые люди, захваченные своей идеей, не от мира сего. Но мир людей недолго позволяет им оставаться отрешенными от земной суеты, рано или поздно он возвращает их из звездного далека к нашим барашкам: идеями сыт не будешь. Тогда происходит, в частности, то, что произошло с нашим Борисом Ивановичем Кудриным. В различных вариациях.
 
История науки — это история борьбы подчас не на жизнь, а на смерть с мракобесием и темными силами зависти, их стремлением скрутить в бараний рог «строптивых», которые крушат устои предков и освещенный веками порядок, подкапываются под власть. Этим силам противно само понимание, что силу дают знания и научный прогресс, а не спекуляции на замшелых догмах и злоупотреблениях властью.
 
Попытка, как пытка
 
Привожу один документ тех лет, утвержденный 16 июня 1986 года директором ВНИИ проблем организации и управления Государственного комитета СССР по науке и технике, доктором наук С.Б. Перминовым.
 
«Заслушав и обсудив доклад доктора технических наук Б.И. Кудрина, который сформулировал некоторые закономерности развития техники и технологии (без учета человеческого фактора); предложил концепцию техноэволюции, опирающуюся на устойчивость структуры и устойчивость развития исследуемых технических систем и выделил узловые точки научно-технического прогресса, влияющие на эффективность народного хозяйства, участники семинара решили:
отметить научную значимость проведенного исследования (в частности, ценность системного описания больших технических систем типа «цех», «предприятие» и «отрасль»; обширность статистических и теоретических материалов);
одобрить методологическое единообразие этого научного подхода, состоящего в исследовании общих законов техноэволюции и ориентированного на формирование важной для технической реальности теории;
рекомендовать расширение круга исследователей этой проблематики, которая имеет научную и практическую ценность, а также межотраслевой и междисциплинарный характер».
 
…Тогда Кудрин отважился на последний шаг — добился приема у члена Политбюро ЦК КПСС, курировавшего науку. Он как сейчас помнит: было это 16 октября 1989 года, разговаривал с ним хозяин кабинета, сам полный академик, ровно 10 минут. В основном слушал. Папка с материалами Кудрина лежала перед ним. Задал несколько деловых вопросов, спросил, где печатается. Выслушав, сказал: «Интересно. Однако это чистейшей воды социал-дарвинизм». И помолчав, обнадежил: «Но в отношении вас оргвыводов делать не станем».
 
Казалось бы, лед тронулся, но ученый не хотел ошибиться в своих ожиданиях в очередной раз. Однажды по его докладу в Институте энергетических исследований АН СССР и Госкомнауки и техники СССР уже принималось странное решение. С одной стороны, «…применение «биологического» подхода к изучению науки и других продуктов человеческой деятельности не дает ничего», с другой — «…идеи Б.И. Кудрина могут оказаться весьма плодотворными в таких фундаментальных исследованиях, как изучение свойств разнообразия сложных технических систем, условий и закономерностей образования сложных техноценозов. Разработки могут быть эффективно использованы в области управления научно-техническим прогрессом».
 
Все во имя человека
 
Ну, конечно, человека, кого же еще: все вокруг нас определяется человеком — и головокружительные достижения науки, и гибель леса, рек, озер, зубра, атлантического осетра, лошади Пржевальского и т.д. и т.п.
 
Философы глубокомысленно изрекают: «Развитие техники без человека, естественно, невозможно». Добавлю от себя: и бессмысленно. Как и само существование Вселенной, не населенной разумом. Хотя тут еще можно поспорить: и разум разуму рознь (хотя мы с другим пока не соприкасались и его следов на Земле и околоземном пространстве не находили), а вдруг и самой Вселенной манипулирует Нечто, некий объект, некий кукловод невероятных способностей, кочующий вместе с потоками пространства — времени?
 
Кстати, над разгадкой и этих взаимосвязей давно хлопочет наша наука.
 
Наш интересный соотечественник Григорий Перельман, решивший (доказавший) столетнюю теорему Пуанкаре, своими беспрецедентными работами подтолкнул ученый мир к следующему шагу — узнать, а что было до Большого взрыва? И вообще, было ли это «до»? Некоторые из них, особо дерзкие умом, игнорирующие существующие правила, дали понять: теперь мы можем ответить на этот вопрос, может быть, даже в этом тысячелетии. Тогда узнаем, ЕСТЬ ЛИ ШАНС У НАШЕЙ ВСЕЛЕННОЙ каким-то образом избежать следующего Большого взрыва.
 
Дело тут вот в чем. По общему согласию в ученом мире установлено, что процесс «разбегания» Вселенной начался через 10[ — 43] секунды после начала Большого взрыва. После этого немыслимого промежутка времени, грубо говоря, оно стало нашим, и известно, что из этого получилось. В общих чертах.
 
А эти 10 в минус сорок третьей степени секунды отделяют нас от того, чтобы узнать: а что было до БВ? Всего-то десять в минус сорок третьей степени се-кун-ды! Тоньше дрожащей пленки мыльного пузыря. Был ли ад, был ли рай или?.. Гениальный Григорий Перельман, российский кандидат наук, живущий ныне случайными заработками, похоже, дал дорогу к этому знанию.
 
А мы со своим прожиточным минимумом.
 
А мы спорим: пять недовольных вышло на Болотную площадь или пятьсот тысяч…
Признавать ли Украине русский язык вторым государственным?
И уж совсем офонарели: беспортошная «Пусси Райот» выше Бога или хотя бы Патриарха?
 
Что над нами?..
 
Логика Кудрина-ученого проста и неожиданна. Кажуще проста, когда открыто явление, мимо которого проходило человечество.
 
Физическое (мертвое) родило биологическое (живое); живое сотворило разум, построивший цивилизацию; цивилизация породила техническое, техническое — третью картину мира, в котором техническое стало реальностью, сутью и основой всеобщего бытия. Все закономерности этого процесса объясняет новая наука технетика. Учебник по ней он написал. Издать его — упаси тебя Бог. Нет такой науки. Нет! — и вымой руки.
 
Говоря о новой парадигме технического восприятия мира, Кудрин делает ударение на двух очевидных изменениях нового времени: совершившееся преобразование биосферы в техносферу и невозможность человеческого существования вне технического непрерывно эволюционирующего с определенным ускорением; эволюция техники сопровождается глобальным параллельным процессом удовлетворения запросов и потребностей этой техники. Уже функционирует высокоинтеллектуальное производство, транспортные линии для одного вагона на подвесках без колес и т.д.
 
В противном случае начнется обратный, глобальный же, процесс деградации.
 
Вот тут-то и оказывается, что открытые Борисом Ивановичем закономерности крайне необходимо учитывать во всех отраслях жизни общества и государства, если мы хотим развиваться по науке: устойчиво, комплексно и системно, а жить — как кум королю, сват министру.
 
Министры, как короли
 
Коренная закавыка российского житья-бытья: министры и короли живут и так как короли и министры, даже не зная, что за окном развертывается третья картина мира, описанная в сотне крупных работ и монографиях Б.И. Кудрина. Это у японцев нарасхват каждое слово и рекомендации Бориса Ивановича, корейцы его привечают, китайцы, белорусы, страны Евросоюза.
 
Японцы живут хорошо, чуть ли не лучше всех, наперекор бедам, которые на них сваливаются; как неутомимые муравьи строят свой дом: труд по науке вливается в энергию возрождения; выжившая и отслужившая свое техника сплавляется к нам, правоверным марксистам — пролетарская солидарность, ядрена вошь.
 
Наши кумовья королей и сватья министров имеют другой, неиссякаемый ресурс: ресурсы великого Советского Союза, приватизированные «за так» у природы и у народа. Это и есть реальная третья картина мира по-российски. И другой им не надо. Хватит. Третий раз — он самый верный. И последний. По-русски. Хватит нам этих научных закидонов, сыты по горло.
 
Они не лгут, они и вправду сыты.
 
Кудрин что предлагает ученой братии: не жертвовать ничем в его пользу, а взглянуть трезво и реально на окружающий нас макромир, который описывается общей теорией относительности Альберта Эйнштейна… Все как всегда и во веки веков.
 
Но тут у него своя «печка», от которой он начинает плясать: единичное содержится в вещи, предмете, оно материально; всеобщее, всеохватывающее — в уме, оно идеальное. Стало быть, речь идет о фундаментальных способах бытия Природы и Духа. В мире, таким образом, сосуществуют три материальные реальности — физическая, биологическая, техническая и две идеальные — информационная и социальная. Эти реальности развиваются, эволюционируют, подчиняясь специфическому отбору: энергетическому, естественному, информационному, документальному и, надо думать, интеллектуальному. Все. Других реальностей, с которыми имеет дело сегодняшний человек, в макромире нет. А если в каком-то виде и есть, то они входят соподчиненно в одну из названных.
 
Если мы признаём за Природой эти реальные способности, проявившиеся на первом этапе эволюции Земли, тогда вслед за физикой и биологией, предполагает Борис Иванович, должна появиться и технетика — наука о технической реальности, которую вызвала к жизни сама жизнь. А ему в ответ:
 
— Противоречит методологии марксизма.
Но вдруг… прорыв?!
 
«Более сорока лет назад доктор технических наук Б.И. Кудрин обнаружил устойчивость разнообразия структуры сообществ (заводов, городов, технических изделий), обобщил это явление в понятие техноценоза и в 1973 году зарегистрировал как открытие «Явление инвариантности структуры множества технических изделий, образующих техноценозы».
 
Развивая наблюдение, он выдвинул идею об общности структуры ценозов любой природы: физические (галактики Вселенной по массам, минералы (месторождения) Земли, космический мусор в околоземном пространстве; биологические (обследованы биоценозы растений и животных на всех континентах); технические (1000 выборок и генеральных совокупностей, охвативших 2,5 миллиона единиц оборудования, машин, агрегатов, устройств, инфраструктуры); информационные «от Библии и классических произведений литературы: Л. Толстой — «Война и мир», А. Пушкин — «Евгений Онегин» и др. до думских документов); социальные (ранжирование всего и вся, расслоение по доходам, жилью, образованию, медицине).
 
Особенность взгляда автора заключается в том, что объективность техноэволюции доведена до предельного утверждения: независимости, подобной поведению биосферы, истории биоэволюции. Излишне говорить, что такой взгляд является неожиданным и дерзким. Несмотря на это (или лучше сказать: благодаря этому) концепция Б.И. Кудрина, на мой взгляд, представляет философский интерес, она интересна хотя бы уж тем, что коррелирует с ноосферным видением мира…»
 
Это сформулировал и изложил на бумаге сорок лет спустя, а именно 23 июня 2013 года Абдусалам Абдулкеримович Гусейнов, академик РАН, известный в мире философ. Если он сказал «да», пусть и осторожное, значит, перед ученым двери открыты в святая святых — мир науки.
 
Не говори «гоп», пока…
 
«Кудрину Б. И. Уважаемый Борис Иванович! По поручению заместителя председателя Совета при президенте Российской Федерации по науке и образованию Фурсенко А. А. информирую Вас, что решением президиума Совета при президенте РФ по науке и образованию от 21 января 2014 года Вы включены в список соискателей Государственной премии Российской Федерации в области науки и технологий за 2013 год.
 
В соответствии с Положением о премии решение о ее присуждении принимается президентом Российской Федерации после экспертизы поступивших в Совет материалов о достижениях соискателей и обсуждении на заседании Совета. Заместитель начальника Управления по научно-образовательной политике Г. Шепелев. 18 февраля 2014 г. N АП-204″.
 
Третья картина. Не маслом
 
— А что вы хотите? Наступила третья картина мира, — чеканит мысль Борис Иванович, — эра машин. И они начали борьбу за выживание. Теперь они станут пядь за пядью отвоевывать у нас наше пространство.
 
Ломится в дверь эра принципиально иных научных решений и системных структурных преобразований. Не водителей штрафовать, а управлять потоками движения, сначала их спроектировав «на площадке» всей страны. А не только на подъездах и поворотах к резиденциям.
 
*    *    *
 
Сегодня официальной пропагандой мы сориентированы на новенького! Крушим все старенькое. И не замечаем, что в этом «крушевеле» не принимают участия ученые. Не хотят принимать. Мир науки все-таки особый мир. Ученые нацелены в будущее. Они знают то, чего пока не знаем мы. И это узнавание без них нам никогда не откроется. Никогда ни за какие деньги. Ни за какие ваучеры…
 
Вот какую ответственность перед нами берет лично на себя каждый истинный ученый, и как же при этом мы должны быть ему благодарны за это его инакомыслие! Ибо без инакомыслия нет ученого, нет познания нового, нет движения вперед. Короче, нет прогресса.
 

Понимание этого должно породить и ответные меры. И нашу ответственность за судьбу новых идей.

 
 
 
 
Текст: Анатолий Юрков (обозреватель «Российской газеты», академик Международной академии информатизации)
Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6615 от 4 марта 2015 г.
http://www.rg.ru/2015/03/04/piramida.html
 
 
 


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments