Skip to content

20.02.2015

БРУТТО, НЕТТО, САМОВАР или ПОЧЕМУ БУХУЧЁТ КЛЮЧ К ПОСТИЖЕНИЮ МИРОЗДАНИЯ?

УСКОРЕНИЕ, РАЗВИТИЕ И ТО БУДУЩЕЕ, КОТОРОЕ ВЫБИРАЕШЬ ТЫ!

А если не выбираешь, то и не живёшь. Так же как и в том случае, когда не отвечаешь …

Распределение всей школярской массы по специализациям – не дело наробраза. Это дело народнохозяйственного плана: какие отрасли развиваем – такие и работники нужны.

 А поскольку народное хозяйство у нас не развивается, а совсем даже наоборот – то более всего требуются нам доктора паразитических наук. Что вполне соответствует заветам исторического материализма: какова экономика – таково и образование.

 Я давно заметила: стоит мне о чём-то подумать – тотчас приходит информация на нужную тему. Вот прямо сегодня вычитала я в таком ресурсе www. Dni. Ru замечательную вещь, коей тороплюсь поделиться.

 Какие специалисты у нас на сегодняшний день самые востребованные? Ну – догадайтесь! А вот: менеджер по продаже инвестиционных продуктов корпоративным клиентам. А получка у него (полагаю, имеется в виду его средний процент от продажи этих самых «продуктов») – аж 600 000 руб. То есть что это такое? Что это за труд такой высококвалифицированный? Труд нужный: впаривать (а также втюхивать и впендюривать) разные ценные бумаги разным организациям, у которых завелись денежки. То есть по существу это работа на фондовом рынке.

 А фондовый рынок, да ещё при нашей почти что и не существующей экономике и неокрепшем сознании – вещь крайне разрушительная. Он, этот самый рынок, — вообще паразитарный институт, разлагающий реальное народное хозяйство. Именно оттуда прилетают кризисы, которые в конечном итоге доведут мировую экономику до ручки. Да уже довели! То есть главным человеком в нашей стране объявлен торговец акциями. Не учёный, не рабочий, не инженер, не врач, не учитель, а – узаконенный жулик. В общем, полная гармония общества и личности. «Мой труд вливается в труд моей республики» — как писали мы в школьных сочинениях.

Вот вам, «юноши, обдумывающие житьё» реальный рыночный сигнал: куда идти и чему учиться.
Учиться надо химере, за это, дети, платят большие деньги.

 Это бесконечно далеко не только от народного хозяйства, но и вообще от любой жизненной реальности. И люди эти, которые полагают себя почтенными членами общества, пресловутым средним классом, с которым все так носятся, и другие их тоже безмерно уважают — так вот все эти менеджеры – это химически чистый пшик. Во всём этом нет ровно никакой онтологической реальности, это экономика химер, которая и привела к тому кризису, который есть и который ещё будет, чего люди упорно не желают признать и боятся выговорить. И мы, русские, бежим к пропасти в первых рядах передовых народов, словно боясь не успеть к концу света.

 КТО ТАКОЙ ЭКОНОМИСТ?

 Я не знаю, какие учебные заведения готовят этих замечательных специалистов – полагаю, что-нибудь финансово-экономическое, но, очевидно, в современной экономической реальности, в той паразитической экономике, которая есть, никто всерьёз не переориентируется на технические специальности. Хоть и учит наш президент молодёжь идти в инженеры, а Васька слушает да ест. Как было, так и есть: народ в преобладающем количестве идёт и будет идти на гуманитарные специальности. Юристы и экономисты – это было и будет преобладающее образование. Из страны инженеров и естественников, так называемых «технарей», мы за последнее двадцатилетие превратились в страну болтунов-гуманитариев. Это не просто плохо – это отчаянно плохо.

 Маленькое отступление-разъяснение. Что называть гуманитарными дисциплинами и соответственно образованием. Гуманитарное образование – это всё то, что изучает деятельность человека как общественного (не биологического) существа. Сегодня почему-то не принято считать экономику гуманитарной дисциплиной – даже так и пишут «экономическое И гуманитарное образование». Это совершенно неверно: экономика – это главнейшая из гуманитарных дисциплин, поскольку хозяйственная деятельность – важнейшее из человеческих занятий.

 В какой мере экономика является наукой – вопрос это мутный. Разговоров много, а толку? Кому и в чём помогли великие экономисты, что предсказали? Ни один из крупных кризисов – не предсказали. Но, конечно, развивать этот род знания – нужно. Вполне вероятно, что он в будущем до чего-нибудь доразовьётся. Безусловным фактом является то, что экономика (как и другие гуманитарные дисциплины) находится на том уровне, на котором физика находилась, может, и позже Аристотеля, но уж, безусловно, раньше Ньютона.

 Я иногда посещаю научный семинар на экономическом факультете МГУ, где собираются минимум кандидаты экономических наук, и, надо сказать, вполне понимаю обсуждаемые материи и даже выступаю и не бываю освистана. Даже в сборниках их участвовала. Что же это за наука такая, которую вот так можно обсуждать человеку со стороны? Приди я на семинар по физике или астрономии – я бы ни слова не поняла, ни единой буквы, да и не пошла бы я туда.

Это, так сказать экономическая наука. Сомнительная, прямо сказать, наука.

 Но наука наукой, а есть ещё экономическое образование. Это нечто другое. Наука и образование по соответствующему профилю – вещи близкие, но не совпадающие. Положим, педагогика – это вряд ли наука, это скорее практика и искусство, но педагогов готовить надо. А вот нужно ли кому-нибудь экономическое образование – для меня вопрос неясный.Я лично за 13 лет вполне успешной предпринимательской деятельности никогда не испытывала ни малейшей потребности в экономисте. И никогда не слышала, чтоб кто-то испытывал. Бухгалтер – да! Хороший бухгалтер – огромное приобретение. Бухгалтерия – это учёт, а вот что делает экономист – это для меня во многом загадочно. Подозреваю, что в прежнее, докомпьютерное, время все эти экономические отделы вручную обобщали гигантское количество разных бумажек и считали себестоимость, рентабельность – видимо, это. Сегодня, когда появились довольно приличные программы, даже, страх сказать, ERP системы – сегодня нужда в этих тётушках отпала. Я лично вижу основные параметры деятельности компании сама, в разных притом ракурсах и разрезах, а чего я не вижу – вряд ли мне поможет человек по кличке экономист. Иногда я прошу нашего IT-специалиста смоделировать мне какой-нибудь процесс, как он, скорее всего, пойдёт в будущем, но это тоже работа не экономиста, а программиста.

Ну и из чего такая суета? Что выходит-то, дорогие товарищи? А выходит то, что у нас полстраны получает образование, которое по существу не к чему приспособить. И все делают вид, что всё идёт, как надо, что все при деле, все – образованные специалисты, «профи», как сейчас принято выражаться. Профи – чего? А ничего: химеры и пшика. Но об этом – т-с-с! Говорить об этом неприлично и неполиткорректно.

 Особенно пикантно то, что все повалили изучать экономику ИМЕННО тогда, когда было объявлено, что экономикой руководить не надо, планирование народного хозяйства – суть исчадие ада, а регулировать хозяйство отныне будет исключительно невидимая рука рынка. И никому не смешно. Наверное, у меня извращённое чувство юмора.

 «ВЗГЛЯД И НЕЧТО»

 Вообще, гуманитарное знание к практической жизни, к народному хозяйству, очень мало приложимо. Соответственно и специалистов по всякого рода историям-политологиям-философиям-филологиям-политэкономиям и прочая, прочая, прочая — требуется очень немного. Мало их требуется. А их– несть числа. (Ну, не специалистов, конечно, в подлинном смысле слова, а тех, кого приказано таковыми считать согласно диплому государственного образца).

 Конечно, очаги гуманитарного знания должны быть, и они были всегда, и во всех странах они были. Но быть их должно подлинно МАЛО. Когда-то большевики, увлечённые идеей социалистического строительства, сочли всю эту гуманитарную болтовню – бесполезной для пролетарского дела. Но потом всё-таки одумались, и году в 35-м был открыт знаменитый ИФЛИ, который, несмотря на краткость своего существования (после войны он влился в соответствующие факультеты МГУ), дал столько славных имён. Оттого и дал, что был он – маленьким, и попадали туда особые люди, действительно желавшие всё это изучать, а не, как сегодня, — время провести.

 Вообще, подлинное гуманитарное знание – дело очень трудное. Я имею в виду именно извлечение крупиц знания из массы фактов, выявление каких-то закономерностей в явлениях, т.е. подлинную научную работу. Это неизмеримо сложнее и труднее, чем в естественных науках. Оно и понятно: объект гуманитарного знания – человек и его деятельность, исторический процесс – неизмеримо, на много-много порядков сложнее тех предметов и явлений, с которыми имеет дело физика или химия. Оттого и успехи знания тут не сопоставимы. Естественные науки ушли вперёд на столетия сравнительно с гуманитарными. Наука становится наукой, когда она оказывается способной предсказывать. Ну и что предсказали гуманитарные науки? По-видимому, это дело не ближайшего будущего.

Знание гуманитарное – трудное, а вот образование – совсем наоборот.

 Еже ли кто ставит перед собой задачу просто пересидеть молодые годы без особых затруднений в приличном обществе, а потом всё равно идти в офисный планктон – тому, конечно, самая дорога в гуманитарии. Ни тебе сопромата с теормехом, ни, борони, Господи, черчения, а так — «взгляд и нечто». А если от природы иметь хорошо подвешенный язык – то и вовсе можно не затрудняться. Ну, полистаешь что-нибудь в сессию… Помню, когда-то мы с моей секретаршей буквально выдумали ответы на экзаменационные вопросы по забавному предмету – «теория предпринимательства». И всё сошло как нельзя лучше.

 Есть такой писатель, автор занятных книжек по самым «жареным» вопросам современности – Никонов его фамилия. Вообще-то он – большой путаник, человек увлекающийся, пишет, впрочем, бойко и занимательно. Так вот этот Никонов неизменно называет гуманитарное образование «игрушечным». Тут не поспоришь – правда, игрушечное. В рамках этой игры, когда все признают этот фантик, оно что-то значит, а для реальной жизни – ценность его близка к нулю. Но раз игра идёт, раз есть такая возможность – народ это игрушечное образование получает.

 Вот эту возможность необходимо твёрдой рукой — отсечь. Просто закрыть все эти бесчисленные гуманитарные специальности, чтоб не соблазнять малых сих. Пускай учатся на электриков, сантехников, садовников, а также зоотехников, программистов, парикмахеров, а не на экономистов с политологами. (Но это, конечно, в том гипотетическом случае, если страна захочет развиваться, а не скукоживаться). Кто-то увлекается искусствоведением? Политэкономией? Милости просим в народный университет культуры, в музей, на лекции, семинары – куда угодно, только в свободное время, которого, положа руку на сердце, у современного молодого горожанина — немало. Кто-то в клубе зависает, а кто-то – в музее. Чем не гуманитарное образование? Вполне возможно, кто-то доразвивается до того, что изменит профессию и станет профессиональным искусствоведом или политэкономом. Вот стал же химик Кара-Мурза – философом и политологом.

 Вообще, техническое и естественнонаучное образование – не помеха никакому другому образованию. Из инженера сделать экономиста – легко, а наоборот – невозможно. Программисты – разработчики бухгалтерских программ легко овладели бухгалтерией, а вот из бухгалтерши ты программиста не изготовишь никакими силами. Из этого и надо исходить, планируя места в учебных заведениях по тем или иным направлениям. В реальной жизни люди всегда будут в каком-то проценте менять профессию. Так вот надо предусмотреть направление этого изменения.

 Вообще, развивающаяся страна должна совершенно сознательно делать крен в сторону естественно-технического образования. Помню, как-то будучи в Южной Корее я прочитала в тамошней газете, издаваемой по-английски: 70% корейский студентов изучает технические и естественнонаучные дисциплины. В России соотношение обратное (это не из корейской газеты – это наша статистика).

 Вопрос: кто развивается, а кто деградирует?
Я думаю, с ответом справятся даже лица с игрушечным образованием.

http://domestic-lynx.livejournal.com/47444.html

_________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________


« »
Read more from ДАЙДЖЕСТ

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments