Skip to content

03.07.2014

31 МАРТА — ЧТО СКАЖЕТЕ?

rockymounts_20120216_00762_092

С возрастом меня начинают все больше раздражать слова.

Особенно современные. Я терпеть не могу «шапусик» и «пивасик». Просто бесит рекламное обозначение пива — «пенное». Омерзительно. Еще всякие «фитоняшки», «развивашки», «обнимашки». Этот новояз отвратителен, в каком бы контексте он не употреблялся. Я не перевариваю всякие уничижительные придумки, типа, «либерасня» или «гейропа», «рашка». Умственный уровень человека, который пользуется такими каламбурами, для меня сразу становится предельно ясен и беспощадно очевиден. Я люблю слова. Они бывают вкусные, приятные — «карамель», «малина», например. Бывают морозящими нервы — «мертвец», «морг». У каждого слова есть помимо смысла, еще что-то. Что-то вроде души. Да. У каждого слова есть душа. И сегодня все чаще встречаются слова-франкенштейны — жуткие уродцы, созданные искусственно и не имеющие души.

Упаси бог, защищать язык законодательно. Это тупость. Язык только отражает время, в котором мы живем. Однажды в поезде я познакомился с пожилой учительницей русского языка. Будучи в высшей степени пристрастно настроенным к людям данной профессии, я поначалу относился к знакомству с душевным трепетом. Но мой пиетет очень быстро угас, так как она не ограничила свою преступную деятельность одним лишь употреблением cлова «ложить». Я деликатно намекнул ей на некое несоответствие ее речи тому высокому призванию, коему она посвятила свою жизнь. Учительница вздохнула: «У нас маленький районный город. Там все ложат. Я устала быть единственной, кто кладет». Я смотрел на нее с ужасом и растерянностью, как смотрит солдат на командира, бросившего свой полк, и бредущего с поднятыми руками в сторону противника.

Расскажу вам еще одну историю. Давно это было. Существовала раньше такая организация «Русское национальное единство». И вот мы приняли одного из руководителей регионального отделения. С ним беседует опер. А тот с пламенным взором рассказывает о том, что русские — самый угнетенный народ в России и нужно возрождать нацию. Опер спрашивает: «Ты, значит Россию любишь? И русских? Это ты написал? Твой почерк? У тебя тут ошибок больше, чем слов. Что ж ты, русский язык не выучил, раз ты такой в Россию весь влюбленный?». Спросил его, кстати, когда было Ледовое побоище — оно моргает глазами испуганно, думает, что его хотят в организации данного мероприятия обвинить. Выяснилось, что выдающийся «патриот» не знал ничего об этом событии. Вообще. Зато знал, что во всем виноваты евреи.

Я люблю слова. Конечно, мне трудно теоретизировать по вопросам языкознания, но я просто чувствую, что язык прекрасно обошелся бы без слова «овуляшка». Оно искусственное, пустое, глупое. Бывает, конечно, удачное придуманное слово. Меткое. Точное. Но это большая редкость. Уникальный случай. Рисуют многие, но ценность представляют все-таки полотна Айвазовского и Репина. Наверное, это не случайно. О чем пост? Уважительно надо относиться к собственному языку. Сколько блогеров? Тысячи. Все сегодня могут взять и набить на клавиатуре что-то более-менее связное. Но слова, как ингредиенты в кулинарии. Можно их бросить в кастрюлю и поставить на огонь. Может быть, из этого получится изысканное блюдо, а, может, и тошнотворное варево. Патриотизм он ведь проявляется и в том, чтобы не мутить воду в роднике, не загаживать речь. А язык — это стержень нашей культуры. Безграмотные русские националисты примерно соответствуют принципу: «Родную мать продам за семейные ценности».

Как сказал герой фильма «Счастливое число Слевина», неверное слово — подводит. Что скажете?


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments