Skip to content

27.06.2014

Что может помочь

0_c4f6c_65c02898_XXXL

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зову Михаил Делягин. Мы поговорим сейчас про экономику, есть новости и смешные, и хорошие, и как обычно. Но сначала я хотел бы всё-таки провести голосование, потому что мне действительно интересно знать ваше мнение. И, как следует из ваших сообщений, вам тоже интересно знать своё мнение, вам тоже интересно знать, что вы думаете. Вопрос у меня будет очень простой. Сегодня президент Путин проводит, как сообщили, уже 14 раз прямую линию с российским обществом. На самом деле, по-моему, никто из руководителей крупных развитых стран не в состоянии беседовать несколько часов подряд с людьми, даже если вопросы, правда, отрежиссированы, отрепетированы и так далее. Всё равно поддерживать такой диалог несколько часов подряд, да ещё и публично, да ещё и в прямом эфире — другие политики не могут. Но у меня вопрос о практической пользе этого мероприятия. Разумеется, не по всей сфере, не по внешней политике, не по психологическому состоянию общества. Вот мы обсуждаем экономику, вот с сугубо социально-экономической точки зрения. Как вы думаете, эта линия поможет решить реальные социально-экономические проблемы или не поможет? Я не говорю о частных проблемах. Понятно, что позвонит какой-нибудь инвалид, которому 5 лет назад сломали протез, он 5 лет упрашивает чиновников, его посылают, он дозвонится, и ему протез этот дадут. Или какой-нибудь «Вятский квас». Понятно, это будет, это закон жанра. Но объективно серьёзные социально-экономические проблемы поможет это решить? Или нет? Те, кто считают, что да, эта линия поможет наши серьёзные социально-экономические проблемы, звоните +7-495-134-21-35. Те, кто считают, что эта линия не поможет решить серьёзные социально-экономические проблемы, +7-495-134-21-36. Ну, если у вас вдруг появилось что-то, что вы хотите сказать президенту, но по каким-то причинам вы ему не дозвонились, или почему-то вы решили, что ваше мнение им не будет услышано, пожалуйста, звоните нам, некоторое количество звонков я с удовольствием выведу в эфир. Он нас, конечно, не услышит, он сейчас занят, но друг друга мы услышим хорошо. И сразу я хочу сказать новость, которая у нас есть. В темах, которые вышли в топ сообщений об общении с президентом, вышла тема о том, что у нас рост просрочки по зарплате. Официальная статистика этого не показывает. То есть, он есть, но он очень незначительный. А то, что люди обращаются с этой темой к президенту в статистически значимых масштабах, масштабах, о которых приходится говорить, свидетельствует, что да, действительно эта тема вопреки официальной статистике есть. Давайте послушаем первого радиослушателя. Пожалуйста, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Добрый день, Михаил! Вадим, Подмосковье. Я, например, уже банки перед телевизором поставил для зарядки воды, так что я жду. А такой вопрос, банально простой. Почему у нас бюджет такой ублюдочный по сравнению с другими странами?

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо! Ну, нас самом деле вопрос простой, я думаю, даже не экономист с этим вопросом справится проще, чем экономист. Потому что, с одной стороны, у нас небольшая экономика в долларовом выражении, мы менее 2 процентов мировой экономики, если считать в валюте. Ну, а если рассматривать федеральный бюджет, то 9,9 триллиона рублей наше доброе и полезное правительство Медведева вложило в иностранные ценные бумаги в основном. Это деньги, которые валяются без движения. Официально. Причём, значительная часть этих денег — с 2005 года. Именно поэтому господин Кудрин официально признавался нашими западными конкурентами лучшим министром финансов года. Именно за это его наши либералы хвалят до сих пор. Ещё один звоночек, пожалуйста. Вы в эфире, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте! Святослав. Знаете, у меня такой вопрос был. Путин говорит, что патриотизм там, национальная идея России, а почему же он вывозит 100 миллиардов долларов США ежегодно из России. Второй вопрос. По данным кремлёвского политолога Белковского, он завербован агентом…

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое, уважаемые коллеги! Но господин Белковский кремлёвским политологом не является. Этот политолог, в лучшем случае киевский. И господин Белковский прославился тем, что он опубликовал доклад, в котором сказал, что личное состояние Путина то ли 120 миллиардов, то ли 40 — вот такой был разрыв. А потом прошли сообщения через несколько лет, что, вообще-то говоря, он всё это выдумал. Так что это источник замечательный, я всех поздравляю. Что касается вводов капиталов, то, во-первых, это не Путин выводит по 100 миллиардов долларов — это российский бизнес, и не только друзья, но и враги Путина выводят такие суммы, пользуясь тем, что правительство и Банк России предоставляет полную свободу спекулянтам и превратили нашу страну практически в проходной двор в финансовом отношении. Я должен разочаровать некоторых деятелей: у нас всё-таки в прошлом году уже было не 100 миллиардов, а примерно вдвое меньше, выводы капитала. И в первом квартале этого года вывод капитала частным бизнесом сократился очень сильно. По официальным данным, вокруг которых сейчас все скачут, чистый вывод капитала сократился с 33 миллиардов в первом квартале прошлого года до 7 миллиардов в первом квартале этого года. То есть, в 4,5 раза. Какая прелесть, я не могу удержаться, чтобы не процитировать замечательное сообщение. Я приношу извинения, но это логика мышления российских либералов. «Эй ты, путинская проститутка, вали отсюда в свой Израиль!». Вот это российский либерализм как он есть в одной ёмкой чёткой циничной формуле. Это те самые люди, которые в центре Москвы избивают стариков за то, что они не кричат «Слава Бандере!». Это те самые люди, которые считают себя солью нации. Вопрос только какой, потому что эту нацию очень жалко. Возвращаясь, к чистому выводу капитала. Официальные данные, которым все хвастаются и, безусловно, ещё будут хвастаться дальше, потому что в 4,5 раза сократился, на самом деле эти данные неточны. Потому что под трансграничным капиталом по формальному статистическому учёту — он у нас очень несовершенен даже в Банке России — попадают операцию Банка России с российскими же банками. То есть, грубо говоря, если российский банк выводит валюту не из России, а кладёт её в Банк России, то эта операция считается выводом капитала, как это ни парадоксально. На самом деле, если учесть эти погрешности, а Банк России учитывает эти погрешности и даёт соответствующие данные, то сокращение оттока капитала тоже очень большое в первом квартале — почти в два раза. В первом квартале прошлого года было 27,3 миллиарда долларов, в первом квартале этого года — 12,4 миллиарда. Это замечательный результат, которым нужно гордиться, и которому нужно радоваться. Хотя развитие экономик у нас не происходит, но, тем не менее, не совсем такой, о котором сообщают официальные лица. Говорите, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил! Недавно, я так понял, было принято решение, что Кудрин возглавит деятельность, связанную с созданием новой экономической модели для России. Какой ваш прогноз? Что будет, если то, что Кудрин хочет сделать, будет реализовано?

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое! Дело в том, что Кудрин уже всё, что хотел, в принципе сделал, и Кудрин является носителем эталонным либеральной идеологии. Не в том смысле, что борьба за свободу, не в том смысле, что борьба за суверенитет личности. Со времён Вальтера утекло очень много воды. А в том смысле, что современный либерализм — это фундаментальная установка, базовая, идеологическая, отпечатавшаяся в мозги, что государство должно служить не своему народу, даже не своей собственной фанаберии, а оно должно служить иностранному глобальному бизнесу, оно должно быть придатком глобальных корпораций, по сути дела, региональным менеджером этих корпораций. Сейчас идёт оформление уже при помощи формирования надгосударственной юстиции, уже оформляется институционально. Если посмотреть то, что известно о проектах транстихоокеанского и трансатлантического торгово-инвестиционного партнёрства, которое продвигают американцы, там всё это есть, и зафиксировано уже институционально. Но на форме идеологии сегодняшний либерализм реализуется в нашей социально-экономической политике, и господин Кудрин — плоть этого от плоти, и кровь от крови. Это люди, которые считают, что любая реформа правильная может быть только непопулярной, а всё, что хорошо для людей — это всё плохо, и это кажется бредом, с точки зрения здравого смысла, потому что в конце концов, да, иногда людей нужно поджимать, но государство существует для человека. Никакого другого целеполагания у государства нет и быт не может. Но, если посмотреть с точи зрения либерализма, то так и есть. Потому что, если государство будет делать людям хорошо, то у этих людей будут придерживаться какие-то деньги, которые на самом деле у них можно было отобрать и предоставить глобальному бизнесу. Оно тогда плохо выполняет свои обязанности — значит, любая реформа должна быть непопулярна, потому что люди от неё должны кричать, плакать, ну, и иногда умирать. Вот это квинтэссенция современного либерализма, квинтэссенция всего, что может предложить нам товарищ Кудрин. Хотя, я боюсь, что социально-экономическая политика Путина останется либеральной, по крайней мере, после этого чтения. И мы видим, что вся наша государственная политика этому подчинена, когда деньги российских налогоплательщиков работают не на нас с вами, а работают на наших стратегических конкурентов, даже если они ведут против нас холодную войну на уничтожение. И никто не стесняется, никто этого не скрывает, никто не пытается как-то обосновать. Конечно, есть хозяин у либералов, и либералы служат этому хозяину. Кудрин отметился двумя замечательными идеями. Первая идея, что нужно выбирать, повышать пенсионный возраст или повышать нагрузку в виде обязательных социальных платежей. Повышать нагрузку в виду денег, которые изымаются в пенсионный фонд. Мысль о том, что, вообще-то говоря, пенсионный кризис вызван регрессивной шкалой обложения обязательных социальных налогов, когда, чем человек беднее, тем он больше платит. И эта несправедливость ведёт к массовому бегству населения в тень. Эта мысль российским либералам не то, что не приходит в голову, они с 97-года, скоро уже будет 20 лет, как они разговаривают о необходимости пенсионной реформы, они об этом даже не заикаются. В начале нулевых годов, извините, была введена эта регрессивная система налогообложения наших с вами доходов, и за всё это время они об этом молчат как упёртые, как гитлеровцы молчали о своих преступлениях. Это первая идея Кудрина. Вторая идея Кудрина заключается в том, что нужно выбирать, или деньги на оборону страны, или деньга на науку и образование. Мысль о том, что деньги, выделяемые на оборонку — это деньги на высокотехнологичные производства, которые тянут за собой науку и образование, эта мысль категорически не посещает эти головы, просто потому что, с точки зрения глобального бизнеса, Россия не должна иметь оборонной промышленности, Россия не должна иметь возможности себя защищать. Я напоминаю всем, доклад, был такой ИНСОР, Институт современного развития, который был мозговым трестом Медведева, когда тот был президентом, и там прямо заявлялось всякими Юргенсами и другими, что главной проблемой, которая мешает стать России цивилизованной страной — это даже не Сибирь и не Дальний Восток, это наличие у России атомного оружия, это способность России себя защищать. Вот такие у нас замечательные, чудесные либералы. Так что товарищ Кудрин просто продолжит политику Гайдара, если ему действительно это будет позволено, если мы с вами ему это позволим. Спасибо! Пожалуйста, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня Владимир зовут. Вы всё правильно сказали. Государство отражает интересы правящего класса — это Ленин сказал. У нас правящий класс напрямую связан с Западом, но наш правящий же класс, они же патриоты в кавычках, поэтому и результат такой. Это первое. Во-вторых, не надо надеяться, что они что-то сделают для народа, каждый слушатель, все должны понять, что они не являются представителями этого класса. Они, на худой конец, шестая колонна, которая двигает в кармане, которая ненавидит и тех, и других.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое! Это очень жизнеутверждающе, но я всё-таки должен сказать, что не товарищ Путин лично, и не два миллиона крымчан лично, 2,3, если быть более точным, а эта самая прогнившая, проклятая, проклинаемая всеми тусовочка, которую иногда по праздникам мы зовём элитой, тут же стесняемся слишком красивых слов, что эти люди поддержали идею о воссоединении России с Крымом. Так что они не совсем конченые. Я не имею в виду тех, кто определяет социально-экономическую политику России, я говорю о том, что действительно там изменилась ситуация, изменилось соотношение сил. И, если социально-экономическая политика, 90-е годы в ней не закончились, 90-е годы в ней торжествуют и пляшут на нас и нас давят, и уже наглядно это видно в том, что проблема задержек выплат зарплат является актуальной проблемой для России, как мы видим по вопросам президенту, то в остальных сферах — в оборонке, во внешней политике — происходит уход из 90-х годов. Он ещё не закончен. Вот одна маленькая иллюстрация, на которую, вы, наверное, не обратили внимания. Сейчас идут переговоры о, по-моему, первом в истории нашей страны кредите иностранному государству в рублях. Да, Монголии, да, не США, Монголии Россия готова предоставить кредит в рублях. И эти переговоры ведут вот сейчас. А теперь — внимание. Ведут эти переговоры не экономические власти, не те, кто должен вести эти переговоры по должности о кредитованиях, эти переговоры ведёт министерство иностранных дел России. Это понятно, потому что МИД России из 90-х годов в значительной степени вышел, и со всеми эскападами, что Сталин хуже Гитлера и всего остального, всё равно оно потихонечку развернулось к защите интересов России. А в экономике козыревщина продолжается, поэтому, если поручить вести переговоры о кредите представителям социально-экономического блока правительства, то понятно, что они не будет предлагать дать кредит в рублях, просто потому что это невыгодно глобальному управляющему классу. Здесь было сказано, вы прислали сообщение, что Кудрин публично выступал и говорил, что нельзя допустить информированности российского общества, нельзя позволить, чтобы граждане России понимали, что на самом деле происходит. Потому что это категорически неприемлемо. Я вас должен разочаровать: это всё-таки говорил не Кудрин, это говорил Греф. Но не один либерал против этого не возразил. И должен сказать, что это, судя по всему, является действительно квинтэссенцией мнений либерального клана. Пожалуйста, ещё одни звонок. Вы в эфире, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Михаил, ну скажем так, я сильно не разделяют вашего восторга по поводу того, что мы даём кредит Монголии. Яркий пример: мы кредитуем Белоруссию, чёрт знает, сколь лет, и что нам наш друг Лукашенко делает? Он нам с Эрдоганом плюёт в лицо, он же сказал, что с Турцией будет развивать сотрудничество и так далее.

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое! Значит, во-первых, мой восторг связан не с фактом кредита как такового. Я бы Россию для начала кредитовал бы, я бы помимо Крыма воссоединил бы всё-таки с Россией и все другие территории Российский Федерации, чтобы начать их по-человечески развивать. Мой восторг вызвало то, что кредит в рублях. Это расширение нашего влияния. Что касается отношений с Белоруссией, то здесь всё очень просто. Беларусь — это машиностроение и сельское хозяйство, которое никому в мире, строго говоря, сейчас не нужно, кроме нас. Если мы начнём заниматься модернизацией своей экономики, российское государство вдруг по каким-то причинам в социально-экономической политике выйдет из 90-х годов и начнёт заниматься исполнением своих служебных обязанностей по обеспечению развития нашей страны, тогда Белоруссия получит неисчерпаемый рынок сбыта для своей продукции, и вот тогда можно будет предъявлять претензии белорусам, что, ребята, мы загружаем вас работой, а вы что так себя ведёте? Нет, ребята, шалишь, так не надо. Сейчас ситуация простая. Белоруссия — это менее 10 миллионов человек, менее Москвы. Много к ним можно претензий предъявлять и за их качество продукции, кстати говоря, которая идёт в Россию, но они выживают.Они выживают и ради этого выживания идут на многие вещи, которые, скажем так, не очень нам нравятся. Достаточно вспомнить энергомост из Украины в Прибалтику, который сделали ещё до переворота, сейчас он ровенская АЭС на Украине нацистской, два блока из четырёх закрылось, судя по всему, уже украинцы не могут обеспечить этот энергомост. Но до этого этот энергомост был, он мешал нашим национальным интересам стратегическим, но, поскольку мы не могли предложить белорусам ничего приемлемого, ничего нормального, то в таком случае, к сожалению, мы вынуждены сказать: да, коллеги, мы не занимаемся модернизацией, поэтому у вас возможности человеческого существования, успешного развития, строго говоря, нет, поэтому крутитесь, как хотите. Здесь на самом деле с российской стороны, на мой взгляд, наблюдается очень разумное, с одной стороны, а, с другой стороны, очень уважительное к белорусам отношение. Другое дело, что, конечно, надо сначала научиться уважать себя, надо сначала заняться модернизацией России, и тогда уже после этого можно будет заниматься и всем остальным. Я всё-таки хочу поговорить немножко об имеющихся событиях. Господин Улюкаев заметил, молодец, представляете, человек, которого люди из «Единой России» называют водолазом, человек, который пишет потрясающие стихи, всем советую читать как инструмент повышения своей самооценки, он заметил, что у нас растёт цена на нефть, и немедленно выдал прогноз о том, что к середине года у нас экономика стабилизируется. Так и хочется вспомнить старую шутку о том, что российские либеральные экономисты были сотворены богом, для того чтобы наименее адекватные и наименее вменяемые синоптики и астрологи не выглядели идиотами. Но, тем не менее, это заявление, с политической точки зрения, сказано очень вовремя, потому что теперь на него сможет ссылаться президент Путин, и это в это отношении хороший пас. Может быть, и не голевой, но результативный. А что там будет к середине года, и под влиянием чего Россия вдруг начнёт развиваться, этого, я сильно подозреваю, особенно никого не интересует. По крайней мере, среди наших либеральных деятелей. Здравствуйте, дорогие друзья, ещё раз! Мне очень нравятся ваши сообщения. Вот тут пишет коллега, у которого номер заканчивается на 619: задал Путину вопрос о прогрессивном подоходном налоге, не попустят. Ну, я надеюсь, что не пропустят, потому что могут ведь и пропустить, и ответ будет в стиле господина Кудрина, какой-нибудь набор очередного бреда либерального, которым нас кормят уже очень давно. Я напомню, что, во-первых, начинают сразу рассказывать, уже лет 10 нам рассказывают, что, если ввести прогрессивный подоходный налог, то всем придётся обязательно ходит в налоговую инспекцию, и там будет жуткое дикое столпотворение, как в начале 90-х. То, что большинство россиян уже сейчас получают совершенно спокойно, по почте, без всяких очередей квитанции об уплате налога на недвижимость, на автомобили и прочее, это либералы игнорируют последовательно и цинично. Для них этой практике, которой уже много-много лет, не существует в принципе. Всё равно, как обманывать, лишь бы обманывать. А вторая официальная тема — они заявляют, что, если ввести прогрессивный подоходный налог, то все богатые люди немедленно убегут из России. Ну, например, если ввести подоходный налог на сверхдоходы в размере там 20 процентов, то сверхбогатые люди немедленно убегут в фешенебельные страны, где аналогичный налог составляет 50 процентов. Это же естественно, это же понятно. Но бредовость этих заявлений очевидна просто на основании того, что капитал из России выводится, в том числе в сраны, где налогообложение значительно выше, например, во Францию. Люди прекрасно переезжают во Францию, даже один губернатор переехал, Пермского края. Сказал: злые вы здесь, уйду я от вас, не хочу я вас видеть, и официально заявил, что уезжает на Лазурный берег. При том, что налогообложение во Франции существенно выше, там налогообложение на богатство начинается с 765 евро, и наследство обкладывается налогом, и так далее. И всё равно люди бегут туда, богатые люди. Так что, если не будет ответа на прогрессивный подоходный налог, так и слава, господи. Потому что в противном случае будет, скорее всего, обычная либеральная ложь. И это очень грустно. Тут товарищ Медведев ещё отличился, он пообещал нам к 2020 году государственный единый реестр записи гражданского состояния. Что это такое, понять нельзя. Ведь в принципе господин Медведев, как нам сообщают, женат. То есть, он точно ходил в ЗАГС. И он знает, что реестр записи гражданского состояния, он есть, он есть с незапамятных времён, по крайней мере, уже 100 лет он есть. Почти 100 лет. И вот ещё Киса Воробьянинов, по-моему, работал в ЗАГСе, и представьте себе ситуацию, когда нам предстоит его создать к 2020 году. Не дай бог, с нашими записями гражданского состояния будет также, как со всеми этими едиными реестрами недвижимости, когда, с одной стороны, вдруг от всех начнут требовать предъявления новой справки какой-нибудь, без которой мы все будем считаться покойникам, и, если кто-нибудь об этом случайно не услышал и не принёс вовремя, то его вычеркнут из списка живых, и эта зощенковская коллизия станет нормой. А, с другой стороны, уже точно никто не будет знать, кто женат, кто замужем, и кто чей муж. Потому что видим, чем обернулось наведение порядка медведевского либерального, так называемого, в вопросах регистрации собственности. По крайней мере, собственности на землю и на дома. Возвращаясь к статистике новой, которая вышла, я должен сказать, что у нас в первом квартале этого года наблюдается парадоксальное явление. С одной стороны, конечно, очень хорошая новость: у нас существенно выросли международные резервы. То есть, если за первый квартал прошлого года, наши международные резервы сократили более, чем на 29 миллиардов долларов, то в первом квартале этого года они, наоборот, выросли на 18,6 миллиарда, достигли 387 миллиардов долларов — это больше, чем на 1 января 2015 года. Это позитивная новость, особенно, если учесть, что для обеспечения гарантированного обеспечения, валютной стабильности в нашей стране, чтобы рубль не метался взад-вперёд как цветок в проруби, и стоял как прибитый. Вот для этого нам нужно иметь международные резервы менее 200 миллиардов долларов, порядка 193. Это официальный критерий, международно признанный. Если бы Банк России был бы, на мой взгляд, вменяем, и действительно исполнял бы свои конституционные обязанности, исполнял бы даже не уголовный кодекс, а хотя бы закон о себе самом любимом, в этом случае у нас более 180 миллиардов долларов можно было направить на развитие прямо завтра. К сожалению, этого не делается в силу замечательных либеральных властей. Тут спрашивают, куда же смотрит Путин. Ну, коллеги, можно включить новости, и посмотреть, куда он смотрит. Президент занимается тем, чем должен заниматься президент: он занимается внешней политикой, стратегией не экономической, не социальной, он занимается газом, он занимается оборонкой. Есть поговорка: хочешь сделать правильно, позови менеджера, хочешь сделать хорошо, сделай сам. И в социально-экономической политике товарищ президент позвал менеджеров, и менеджеры из команды Гайдара, все эти Кудрины и прочие замечательные люди. Ну, из команды Гайдара в идеологическом смысле, разумеется. Так вот, возвращаясь к статистике. Международные резервы у нас выросли. А в первом квартале в то е самое время параметры платёжного баланса у нас ухудшились Торговый баланс, то есть, разница между экспортом и импортом товаров, у нас сократился более чем в два раза. В первом квартале прошлого года экспорт превышал импорт на 45,5 миллиарда долларов, а в первом квартале этого года — только на 21,6 миллиарда. Причина проста. Резкое сокращение поступления экспорта газа на 30 процентов, а также экспорта нефти на 39 процентов, и от экспорта нефтепродуктов более чем вдвое. Здесь нам большой подарок оказали нацистские власти Украины. Я прекрасно понимаю негодование людей, которые здесь пишут, что украинцы нормальные. Я согласен, украинцы нормальные, но люди, которые управляют Украиной, ненормальные, и власти эти нацистские. Государственный переворот был нацистским, потому что Бандера, нынешний национальный герой Украины — это конкретный, нормальный нацист. И по идеологии, и по своей практике. И они перерезали нефтепродуктопровод, по которому с советских времён довольно большое количество нефтепродуктов шли на экспорт, и это ударило по нашему экспорту довольно существенно, дольно болезненно. Всего экспорт сократился более чем на треть, на 34,3 процента, а импорт сократился только на 15,4 процента. Причина сокращения импорта, такого, относительно небольшого, очень проста: возможности стихийного импортозамещения близки к исчерпанию. Для того чтобы сейчас что-то производить взамен необходимого нам импорта, нужно во что-то вкладываться. А при либеральной политике нашего правительства, которое блокирует всякое развитие, которое задирает цены на кредит до неприемлемого уровня, которое принципиально отказывает нам в стратегическом понимании ситуации. То есть, задача государства в том, чтобы давать бизнесу приоритеты, чтобы бизнес понимал, куда бежать, и что делать. Государство принципиально отказывается от исполнения этой обязанности, естественно, это неопределённость, поэтому у нас сжался очень сильно инвестиционный импорт, ну а в остальном импортозависимость, к сожалению моему глубокому, сохраняется. Есть отдельные достижения, о которых можно говорить бесконечно. Я сейчас вернулся из Орла, я наполнен позитивными впечатлениями по этому поводу, хотя экономическое развитие орловской области тяжёлое, там трудно, но отдельные примеры совершенно восхитительны. Но разговор об экономике в целом. Ну, и счёт текущих операций, то есть, сальдо внешней торговли минус сальдо торговли услугами, минус сальдо зарплат трансграничных и инвестиционных доходов, сократилось ещё сильнее — в 2,6 раза. В первом квартале прошлого года — 30 миллиардов долларов, в первом квартале этого года — только 11,7 миллиарда долларов. И это плохо, и это грустно. И ещё одна иллюстрация того, что, так сказать, снижение нашей зависимости от внешнего мира упёрлось в некоторый объективный барьер. У нас с середины 2014 года неуклонно сокращался наш внешний долг. По очень простой причине: нам перестали давать взаймы. Кредитно-инвестиционная блокада — есть кредитно-инвестиционная блокада, она работает. А переориентироваться с Запада на Восток — для этого нужны некоторые усилия, это не у всех получается. По крайней мере, без государственной помощи. И вот за полтора года, с первого июля 14-го, по 1 января 15 года наш внешний долг сократился с 733 до 516 миллиардов долларов, на 217 миллиардов, или почти на 30 процентов. А первый квартал этого года, первое в кризис время, когда наш долг не сокращался. Он немножко даже начал расти, вырос на 300 миллионов долларов. Банки сокращают внешний долг по-прежнему, а нефинансовый сектор начал потихонечку наращивать задолженность, потому что, с одной стороны, зарубежные владельцы наших предприятий кредитуют свои предприятия для их поддержания, это позитивная новость — не банкротятся, а поддерживают — с другой стороны, некоторые предприятия научились находить источники внешних займов даже в нашей ситуации. Повторюсь, беда не в западных санкциях, беда не в том, что нам не дают в долг иностранцы, беда в том, что к западным санкциям присоединилось, на мой взгляд, правительство Медведева, присоединился Банк России во главе с Набиуллиной. К кредитно-инвестиционной блокаде, которую организовал против нас Запад, холодной войне, которую ведёт против нас Запад, присоединились российские провластные либералы, осуществляя политику 90-х годов, когда в экономике создаётся искусственный денежный голод, и она практически высушивается. В итоге она разрушается. Очень неприятно, очень про это говорить горько. Но вот, пожалуйста, нам рассказывают, что ай-ай-ай, какой ужас: в федеральном бюджете не хватает денег. Позвольте доложить вам, что, по официальным данным Минфина, который тоже рассказывает, как у него нет денег, резервный фонд и фонд национального благосостояния России за первый квартал выросли на 2,1 миллиарда долларов. Да, в рублях их суммы сократились, а в долларах их величина выросла. Наши вложения в поддержку тех, кто ведёт против нас холодную войну на уничтожение, выросли. И те, кто считают, что это патриотизм, пусть сначала грамотно и по-русски научатся писать это слово. Я принимаю звоночки. Пожалуйста, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день! Меня зовут Елена. У меня такой вопрос к вам, как вы считаете, насколько финансовая политика нашего государства подвержена давлению внешних сил, и не окажемся ли мы в ситуации Ирана, который был в блокаде, в случае смены экономической политики?

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо, спасибо! Значит, давлению внешних сил наше правительство, безусловно, подвержено, но не в том смысле, что кто-то диктует, не так, как было в 90-е годы, когда просто на свой факс, ну, на факс приёмной вице-премьера приходили из МВФ, из Вашингтона факсы с плохим машинным переводом английских инструкций на русский язык, и эти факсы ложились в основу государственной политики. Наша социально-экономическая политика определяется людьми, которые мыслят по-западному. Которые, может быть, не столь осознанно, но служат интересам не России, не народа, не нас с вами, а западного глобального бизнеса. Это, может быть, и неосознанно, но люди идентифицируют себя не с пользой для России, а с пользой для глобального бизнеса. Насчёт того, что, если мы начнём вдруг развиваться, и вдруг начнём заботиться о себе, то будет хуже, я сильно сомневаюсь. Почему Запад так истошно и истерически отреагировал на воссоединение России с Крымом? Не потому что это расширение России, не потому что мы там поднимаемся с колен в какую-то неописуемую позу, нет. Потому что это было сделано без согласования с Вашингтоном, без разрешения. Одно дело, когда у вас там маленький сынишка, и ваш работник там что-то делает, а совсем другое дело, когда он делает что-то неожиданное для вас, предварительно не спросив у вас разрешения. Это глубокий психологический шок. Больше, чем за это, нас наказать не могут в принципе. Ну, и я не могу удержаться, чтобы не вспомнить, когда Иран попал под санкции, ещё под самые первые, не такие жёсткие, как наши сегодняшние, последующие санкции были жёстче, но первые нет, у них сразу появилось должность вице-премьера по отводу санкций. Называлась она по-другому, но смысл был такой. И они прилагали титанические усилия, для того чтобы компенсировать последствия санкций, чтобы как-то их нейтрализовать, чтобы найти обходные пути. А у нас, ну перестали внешние займы давать России, ну и что. Государство не помогает нашему бизнесу найти новые источники внешних займов, ну, практически не помогает, а, с другой стороны, государство не замещает внешнее кредитование внутренним, то есть, не обеспечивает нормального состояния, в котором находятся все развитые страны. Давайте ещё один звоночек примем. Вы в эфире, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил! Вот вы говорите, что на машинном переводе были инструкции, и их как-то всё-таки привели в какой-то вид понятный, и совершили по-западному. А сейчас, видимо, по-восточному? Если мы отдаём. В момент, летом, когда опять начнутся пожары, нам будут объяснять, что опять не хватило средств.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо! Я раз, наверное, 30 за сегодняшний день сказал, что наша социально-экономическая политика осуществляется в интересах Запада, в интересах глобального бизнеса. Если уважаемая коллега это не услышала, ну, наверное, надо сказать 31-й раз, но это отпугнёт ту часть аудитории, которая действительно следит за эфиром. Пожалуйста, Константин из Щёлково, вы в эфире, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Михаил. Я хотел сказать, что, к сожалению, наши либеральные экономисты — это худшие, каких только видел свет, они совершено не обращают внимания на результаты своих либеральных реформ, а просто продолжают тупо внедрять эти дурацкие идеи в жизнь.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое, Константин! Я с вами согласен, только они не обращают внимания на результаты своей деятельности для народа. Когда вы кушаете бифштекс, вы о котлете не думаете. Они по тем же причинам не думают о народе. А о последствиях своей деятельности для Запада, которому они служат, я думаю, они обращают внимание очень-очень сильно. Те десятки миллиардов, которые мы вывели из страны, в том числе бюджетных денег, в том числе налоговых денег — это всё очень-очень серьёзно. Это польза большая для наших стратегических конкурентов. И они нашим врагам оказывают очень большую и очень серьёзную помощь. Итак, дорогие коллеги, подводим итоги голосования. 8 процентов из проголосовавших, а их сегодня было много, считают, что прямая линия президента поможет решить значимые социально-экономические проблемы. 92 процента считают, что прямая линия президента решить значимые социально-экономические проблемы не позволит. Давайте последний звоночек примем.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Виталий меня зовут. Ну, она, конечно, определённые положительные эффекты будет иметь, но решению значимых социально-экономических проблем, конечно, не поможет. Я думаю, куда деньги вкладывают, в трежерис, или кто-то предлагает золото покупать, а почему у нас не создан солидный хлебный резерв?

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое! Ну, на самом деле, мобилизационный резерв у нас всё-таки есть на чёрный день, хотя, что происходит с ним — разворовывается он или должен лежать — непонятно. Но, тем не менее, я очень рад, что человек, который позвонил, сказал, что всё-таки нужна эта внешняя линия. Да, то не способ управления, это не способ осуществления государственной политики, это не способ решения проблем. Но я надеюсь, что даже с учётом всех фильтров и всей цензуры, всё-таки восприятие президентом экономической реальности удастся хоть немножко подправить и подтолкнуть его к замене людей, которым он доверяет, и которые разрушают Россию, на людей, которые хотя бы хотят её созидать. Спасибо!



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments