Skip to content

04.12.2011

«Окно» в космос

1 (7) (1)

ГЛЯЖУ Я НА НЕБО И ДУМКУ ГАДАЮ
Каждое утро офицеры штаба внимательно просматривают свежий прогноз погоды. Главное, чтобы не было низкой облачности с дождем и, еще важнее, «афганца» – так на местном жаргоне называют сухой и знойный юго-западный ветер с пылью. Тогда наблюдение за космосом затруднено. Хотя если приходит «афганец», то метеосводка не нужна: он может дуть от нескольких суток до нескольких недель. В воздухе повисает мутно-желтая пелена и песок скрипит на зубах. Неприятное это дело, недаром в соседнем Афганистане такой ветер получил кличку «кара-буран» – «черная буря». Правда, в годы афганской войны там появилось и другое название – «боди шурави» («советский ветер»).Но какой бы ни была погода, график жизни на оптико-электронном комплексе «Окно» сломать она не в силах. Каждое утро ровно в 8 часов утра очередная смена едет на суточное боевое дежурство из военного городка в Нуреке наверх – на так называемую «техническую позицию», то есть непосредственно на сам комплекс. Он расположен на высоте 2200 метров. В одном «КамАЗе» с пассажирским кунгом – боевой расчет «Окна», в другом – караул.

Дорога – это 32 километра, в том числе 12 км крутого горного серпантина, которые находятся на балансе российской военной части.

Путь наверх в итоге занимает полтора часа. Столько же – обратно. Если зарядят дожди, то и больше выходит. Некоторые участки размывает. Иногда смене приходится выходить из машин, и водитель с открытой дверью кабины и на полусогнутых проталкивает «КамАЗ» к безопасному участку. Так и живут…

ОГРОМНЫЙ ТАКОЙ СЕКРЕТ
Об этих особенностях местной военной логистики разговариваю с офицером части майором Алексеем В. На том самом «КамАЗе» с кунгом, который сегодня уже был наверху и спустился, привезя боевой расчет в городок, мы трясемся обратно по бетонным аэродромным плитам, которыми уложен российский отрезок дороги. Не слишком гладко, зато надежно: колонну танков выдержит.Внизу виднеется причудливо изрезанное зеркало водохранилища Нурекской ГЭС – местные жители зовут его Нурекским морем. На соседней горе на солнце блестят скаты крыш государственной резиденции Эмомали Рахмона, похожие своим рельефом на крону чинары.

А впереди и чуть в стороне из-под мохнатого козырька туч уже проглядывают астробашни комплекса. В хорошую погоду их видно даже в Душанбе, почти за сто километров отсюда. Внешне они напоминают стальные рыцарские шлемы с опущенным забралом.

— А что, похоже, — смеется майор. – Тем более, они и открываются-закрываются, как шлем…

Оптико-электронный комплекс «Окно»– объект настолько уникальный, что до недавних пор представителей СМИ к нему не подпускали на пушечный выстрел. В буквальном смысле. Потому что это глаза Воздушно-Космических Сил России, да что там – Генштаба, и зачем-кому-то знать, какова реальная зоркость этого ока.

Разговоры с посторонними здесь поэтому всегда отвлеченные, особенно когда заходит речь о конкретных технических данных и параметрах. Любимые определения – «примерно», «около», «скажем так» и прочие растянутые эвфемизмы.

Потому будем ориентироваться в основном на открытые источники. Ну и на то, конечно, что мне показали и рассказали…

С ШИРОКО РАСПАХНУТЫМИ ГЛАЗАМи
— Правда, что в мире подобных комплексов больше нет? — спрашиваю командира ОЭК «Окно» полковника Владимира Хромченкова.- Это действительно так. Ничего подобного в мире больше нет. Наша основная задача – обнаружение космических объектов на различных орбитах в диапазоне от 120 до примерно 40 тысяч километров. В конце 2014 года проведена большая модернизация, в итоге на дежурстве находятся десять станций, наши боевые возможности очень сильно повысились. При этом, когда проходила модернизация, государственные испытания и постановка на боевое дежурство, наша оборудование было изготовлено на новой элементной базе. Исключительно отечественной. Так сказать, в рамках импортозамещения.

— Кто изготовил оборудование?

— Основным нашим разрабочиком является Красногорский оптико-механический завод имени Зверева. У нас просто великолепное взаимодействие с этим предприятием. Они нам помогают в том числе и осваивать свое оборудование.

— А у американцев разве нет чего-то такого же?

— Такого – нет. Это точно, — уверенно заявляет командир.
Если упрощенно, то в отношении «Окна» сошлись сразу несколько удачных обстоятельств. Объект находится высоко в горах в отрогах Памира, где разреженный воздух, оптическая прозрачность и, как правило, ясное небо. По сравнению с аналогичными объектами слежения за космосом он расположен ближе всего к экватору и через него проходят орбиты практически всех космических аппаратов. И потому может одновременно отслеживать все спутники — и те, что летят на низких орбитах, и геостационарные, и на высоких и удаленных орбитах. У других стран, конечно, есть свои станции слежения за космосом, но чтобы вот в такой полной и универсальной комбинации – как-то не сложилось…

— О том, что американцы начнут войну в Ираке, мы знали за месяц до этого, — по секрету признался мне один из офицеров штаба. — Потому что они начали группировать свои спутники связи и управления, всякие шпионские и прочие аппараты, меняя их орбиты, то есть стаскивать их в одно место. А это дорогое удовольствие и просто так не происходит. Явная подготовка к боевым действиям.

Точно так же из «Окна» могут предупредить и наших военных: в такое-то время и в таком-то месте нельзя производить запуски ракет и перемещения секретной техники – там спутник-шпион вероятного противника пролетать будет…

Командир оптико-электронного комплекса «Окно» Воздушно-Космических Сил России
полковник Владимир Хромченков
 КАК «ПОДКАЧАТЬ БИЦУХУ»
На «технической позиции» днем затишье. Все астробашни, в которых установлены телескопы, стоят с закрытыми куполами.
— Солнце здесь дикое, просто нестерпимое, запросто можно сжечь электронную матрицу телескопа, — объясняют мне техники.Однако по моей просьбе, специально для гостя, купол раскрывают, нажимая на кнопку привода. Створки сдвигаются в сторону. Процесс занимает ровно три минуты.
— Но можем и вручную. Не желаете бицуху подкачать?

— Это серьезно?

— Конечно. Есть даже норматив на раздвижение купола вручную: два человека синхронно крутят ручки и должны раскрыть за 40 минут. Это на случай, если вдруг кабель перебьет или еще какая неполадка.

В боевом расчете сегодня среди техников-мужчин и одна женщина. Выпускница Военно-космической академии имени Можайского в Санкт-Петербурге лейтенант Зарина Папенина занимает должность инженера эксплуатации отдела оптико-электронных средств.

— Зарина, и какие же у тебя обязанности?

— На моем попечении станции обнаружения космических объектов, слежения и сбора координатно-некоординатной информации, а еще система обработки информации по геостационарным и высокорбитальным космическим объектам на высотах до… (здесь звучат очень интересные цифры, но мы их все-таки опустим – С.П.).

— А развигать купол вручную — тоже твоя обязанность?

— Зачем, у нас для этого мужчины есть…

 КОСМИЧЕСКИЕ КАРТЫ ЗАПРАВЛЕНЫ В ПЛАНШЕТЫ. СЕКРЕТНЫЕ…
Лейтенант Зарина Папенина служит на «Окне», так сказать, «по семейному подряду». Муж Никита тоже офицер, но его место – на командном пункте комплекса.Вместе с моим сопровождающим идем туда. Но прежде проводим экскурсию по большому четырехэтажному зданию, где расположен командный пункт и иные, необходимые для успешной работы комплекса службы.

Пробую блюда в здешней столовой: рассольник, котлеты, рыба, компот – боевой расчет находится здесь полные сутки, голодным не останешься. Есть свой медпункт с изолятором – мало ли что. Даже небольшой музей части имеется…

В большом зале командного пункта дежурная смена боевого расчета. Наблюдение за космосом ведется в основном ночью, но четыре старших офицера в форменных рубашках Воздушно-Космичесих Сил с эмблемой ВКС и надписью «НПУ» – «Национальный пункт управления» бдят круглосуточно. По сути объект «Окно» является одним из удаленных пунктов космического слежения и обороны России, постоянно выдавая информацию командованию о положении различных группировок космических аппаратов в околоземном пространстве, фиксируя позиции и состояние «ветеранов» и опознавая новичков.

На экране светится карта с обозначенными на ней спутниками с пятизначными цифровыми кодами, здесь же обозначены российские космодромы в Плесецке, Свободном и Байконуре и американские на мысе Канаверал и в Ванденберге. Настоящая ли это карта с реальной позицией спутников или ее специально нарисовали для приезжего журналиста, бог весть. Судя по тому, что в названии Ванденберг пропущена одна буква, дело здесь нечистое.

В ответ на мои вопросы, офицеры расчета улыбаются…

 ПЕРВЫМ ДЕЛОМ — БЕЗОПАСНОСТЬ
Само существование такого сложного технического комплекса, как «Окно», на территории другого государства сопряжено с проблемой безопасности.На обратной дороге в Нурек, примерно на полпути, майор Алексей В. показывает мне остатки каменных строений. Здесь когда-то был штаб комплекса и солдатские казармы, то есть фактически ОЭК «Окно» базировался в трех местах: внизу жилой городок с домами для офицеров и контрактников, даже без забора, наверху – астробашни с телескопами и центром управления, а между ними – штаб и служебные помещения. В итоге штаб решили перенести вниз, чтобы сконцентрировать все силы в одном месте. Территорию городка обезопасили. Поставили сплошной бетонный забор и вышки охранения. Фактически сделали неприступной крепостью. Впрочем, вполне пригодной для жизни и службы: благоустроенное жилье, свой бассейн и футбольное поле. Медсанчасть. Часовня. А сюда, к бывшему штабу, приезжают только для того, чтобы провести учебные стрельбы.

До границы воюющего уже несколько веков Афганистана отсюда по прямой чуть больше сотни километров.

О событиях гражданской войны в военном городке ОЭК «Окно» напоминает мемориальная доска на одном из домов – в память о майоре Андрее Белимове, который погиб 2 июня 1995 года при обстреле командирской машины. Стреляли боевики одной из таджикских группировок. Точнее, бандгрупп. Посмертно майор Белимов награжден орденом Мужества, его именем названа единственная улица городка.

 ЗЕМНЫЕ ЗАБОТЫ КОСМИЧЕСКОГО ГОРОДКА
Поскольку школа, а это местный филиал школы №83 подмосковного Ногинска-9, более известного, как Дуброво — там базируется головной центр РКО, — находится за пределами военного городка, метрах в 500-х от КПП, каждое утро детей сопровождают на занятия офицер и военнослужащий-контрактник. Так же, группой и при обязательном сопровождении, они возвращаются домой.Это на всякий случай.

Раньше-то приезжать на службу сюда с семьями и детьми было запрещено вполне официально. Но потом ограничения сняли. Сейчас один из двух классов школьной параллели заполнен как раз детьми военнослужащих и гражданского персонала воинской части.

Вообще-то местные жители относятся к нашим военным с почтением. Русских офицеров уважают. Да и как не уважать, когда чуть ли не треть города Нурека кормится здесь. Военный городок уже оброс по периметру всевозможными ресторанчиками, кафешками, магазинчиками и овощными лавками. А прямо у КПП постоянно дежурит с десяток бомбил-таксистов..

Но береженого Бог бережет…

— Служить здесь непросто, — признается мне ефрейтор Анна Баюсова, старший механик радиоотделения Узла связи и передачи информации. – Продукты дорогие. Климат плохой. Особенно большое испытание – постоянные поездки на высоту.

Анна приехала в Нурек вместе с мужем-майром как раз из подмосковного Ногинска-9.

Тем не менее от желающих попасть на «Окно» отбоя нет. Год службы здесь идет за три. Плюс есть надбавки — за ЧС, службу в особо трудных условиях высокогорья и жаркого климата. Так что попасть сюда мечтают многие офицеры ВКС, но не все проходят медкомиссию. Да и квалификационные требования высоки.

г. Нурек, Таджикистан.

НАША СПРАВКА
Оптико-электронный комплекс контроля космического пространства «Окно» располагается недалеко от города Нурека, Таджикистан, в горах Санглок (Памир) на высоте 2216 метров над уровнем моря. Предназначен для оперативного получения сведений о космической обстановке и позволяет обнаруживать любые космические объекты на высотах от 120 до 40000 километров. ОЭК «Окно» оснащен 10 телескопами в астробашнях, действующих автоматически по принципу локации космических объектов с помощью отраженного луча. Оборудование разработано Красногорским оптико-механическим заводом имени С.А.Зверева.ОЭК «Окно» начали строить еще при Советском Союзе, однако в 90-е годы объект был заморожен, дети и члены семей военнослужащих эвакуированы в Россию. В 1998 году строительство возобновили, и через год комплекс приняли на опытно-боевое дежурство. В 2014 году после завершения модернизации и установки еще 4 оптико-электронных станций ОЭК «Окно» поставлен на боевое дежурство. В октябре 2004 года Таджикистан в рамках расчета за госдолг передал комплекс России. Ежегодно за землю, на которой расположены объекты «Окна», Россия платит символическую арендную плату в 1 сомони (примерно 9 рублей).

Сергей ПОНОМАРЕВ



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments