Skip to content

02.01.2016

МИРУ — МИР, И ЧТО ЗА ЭТИМ…

Управление миром

16 марта отпраздновал своё 15-летие Совет по внешней и оборонной политике (СВОП) — крупнейшая неправительственная организация, размышляющая о месте России в мире. К этой славной дате был приурочен интересный доклад о внешнем окружении нашей страны через 10 лет. Главный вывод: мы сталкиваемся с кризисом глобальной управляемости.

Происходит деградация государственного управления развивающихся стран, где будет увеличиваться число «падающих государств». Ни один центр силы в отдельности и все они вместе не обладают возможностью и желанием заниматься регулированием мировой системы. Налицо ООН, НАТО, «восьмерка».

Прочтя это, невольно вспомнил классику: «Лелик, все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!» Бардак в мире будет нарастать.

Может, оно и так. Но для законченности анализа неплохо бы ввести в оборот несколько дополнительных переменных.

Первое. Каковы критерии большей или меньшей управляемости? Логика авторов: мир с небольшим количеством продвинутых управляющих субъектов и минимумом управляемых объектов лучше, чем мир, где управляющих и управляемых пруд пруди. Это та логика, в которой феодальное общество управляется лучше, чем постиндустриальное. А плановая экономика лучше рыночной. А мир империй и колоний, блоков, систем, лагерей и рейхов — лучше мира, где действуют сотни государственных субъектов, к которым прибавляются негосударственные и межгосударственные.

Большим количеством субъектов действительно сложнее управлять. Но это не значит, что постиндустриальные управляющие системы обречены быть менее эффективными. Никто не доказал, что мир, управляемый неким никогда не существовавшим мировым правительством, ООН, НАТО, «восьмеркой», Вашингтоном или даже Москвой, лучше, чем мир, где конкурируют различные управленческие проекты — глобальные, региональные, локальные. Где есть Евросоюз, ОБСЕ, ВТО, ОЭСР, Всемирный банк, СНГ, ЕврАзЭС, ШОС, ОПЕК, АТЭС, АСЕАН+, Организация Исламская конференция, коалиции желающих, шестисторонний формат по Северной Корее, ближневосточная «четверка», европейская «тройка», Британское содружество наций, Движение неприсоединения, Организация африканских государств, Организация американских государств, ядерный клуб, МАГАТЭ, Пекин, Дели, Брюссель, Токио, Ватикан, Мекка, «Гринпис», «Майкрософт», «Газпром», Уолл-стрит, интернет, «Аль-Джазира», «Макдоналдс», сам СВОП, наконец. Может, большая управляемость достигается не выстраиванием глобальных центров и вертикалей, а балансом между конкурирующими глобальными и региональными игроками, сетевыми проектами? Я уверен, что это так, мир не вернется в более простую доиндустриальную или даже индустриальную эпоху, и ностальгировать бессмысленно.

Из этого следует несколько выводов. Для России — оставаться и становиться участником ведущих структур, претендующих на функции глобального и регионального управления при всей их кажущейся неэффективности, чтобы не выпасть из «советов директоров». И создавать максимальное количество национальных акторов, способных к глобальной деятельности, в том числе в лице транснациональных корпораций и глобальных НПО.

Вывод для мира таков: как демократические принципы наиболее подходят для управления сложным постиндустриальным обществом, так они подходят и для управления сложным постиндустриальным мировым сообществом. Признание этого означает необходимость уделить внимание внедрению демократических норм в международные отношения. Среди них, как и для каждой страны, я бы на первое место поставил: систему сдержек и противовесов, ответственность силы (и власти), верховенство международного права.

Российская Федерация могла бы выступить инициатором продвижения этих принципов. Демократизация — это не только бомбардировки Ирака или Югославии и цветные революции.

Второе. Кто сказал, что «падающих государств» станет больше? И по сравнению с чем? Если по сравнению с серединой XX века, когда на значительных пространствах планеты не было государств, а заправляли мудрые колониальные власти, то может быть. Но если сравнивать с прошлым десятилетием, этот тезис крайне сомнителен. 10 лет назад большинство постсоветских стран были «падающими», сейчас разве что Киргизия. В Африке, Азии, Европе их, скорее, убавилось. А Ирак превратился в «падающее государство» как раз в результате усилий по совершенствованию глобального управления в старом ключе. Непонятно, откуда прогноз об увеличении их числа, особенно на фоне очень благоприятного экономического прогноза, который предполагает рост уровня жизни повсеместно, — на фоне появления денег на внешнюю помощь и инвестиции даже у России, не говоря уж о Китае, ставшем вторым по величине инвестором в Африке.

Третье. Для будущего мировой управляемости и для нас ключевыми являются вопросы: окажутся ли ведущие державы по одну сторону баррикад или по разные? Будут ли Соединенные Штаты проводить одностороннюю или многостороннюю политику? Окажется ли Россия в управляющем пуле?

В самом первом номере журнала СВОПа «Россия в глобальной политике» была моя статья «Назад к концерту». Тогда, в 2002 году, когда мир был на пике однополярности, а ВВП России был меньше бельгийского, я выражал уверенность, что США не смогут всего и сразу, а потому будут вынуждены перейти к более кооперативной политике. Россия по основным параметрам силы вернется в клуб великих держав и будет участвовать в процессах глобального управления. А мир будет продвигаться к большему глобальному «концерту» на новом уровне, когда потребуется исполнять все более сложные композиции. С тех пор моя уверенность в правильности прежних выводов только укрепилась.

Ведущие державы могут оказаться по разные стороны баррикад. Например, если недавнее заявление министра обороны США Гейтса, поставившего Россию и Китай в список стран «оси зла», станет самосбывающимся пророчеством, которое приведет к новой биполярности. Но, по-моему, куда больше шансов на сценарий сохранения «восьмерки» и даже ее расширения, на сотрудничество великих держав в СБ ООН, двусторонних и многосторонних форматах.

В отношении США сами авторы доклада СВОПа говорят о «трансформации в сторону большей многосторонности, меньшего внешнеполитического и внешнеэкономического эгоизма, большей толерантности к международным институтам». Склонен с этим согласиться. Если политика США станет более многосторонней — управляемость явно улучшится (как минимум не ухудшится).

В течение одного только последнего месяца мы убедились в том, что «концерт» может не только функционировать, но и давать результат. Я имею в виду очевидный прорыв на шестисторонних переговорах по Северной Корее и уже вторую согласованную резолюцию СБ ООН по Ирану.

А это значит — может быть, не все так плохо. Становясь более сложным, мир не становится хуже. Он становится другим. И для его анализа требуется современный измерительный инструментарий, который СВОП всегда умел применя

 

Никонов Вячеслав
http://www.izvestia.ru/comment/article3102281/index.html

 

 

__________________________________________________________
________________________________________________________________
 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments