Skip to content

27.01.2017

МИР БЕЗ ТЕКСТА

У  ИДЕИ, КАК И У ВСЯКОЙ СИСТЕМЫ СВОЙ ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ,  НАХОДЯЩИЙ СВОЁ ОТРАЖЕНИЯ В ТЕХ ИЛИ ИНЫХ СТАДИЯХ. НАПРИМЕР СТАДИЯ ЭВРИКА, ОСОЗНАНИЕ И ПОНИМАНИЕ ЗНАЧЕНИЯ, НИР, ОКР, ВНЕДРЕНИЕ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ, УСТАРЕВАНИЕ, МОДЕРНИЗАЦИЯ И НАКОНЕЦ ВЫБЫТИЕ ПОД ТЕМ ИЛИ ИНЫМ ФЛАГОМ В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ ФОРМЕ. ОДНАКО, НОВОЕ ВСЕГДА ВРАГ СТАРОГО, РАВНО КАК И ЛУЧШЕЕ ВРАГ ХОРОШЕГО. ВОТ И ПОПРОБУЙТЕ ПОСЧИТАТЬ ОПТИМАЛЬНУЮ СКОРОСТЬ И ВЕКТОР ГАРМОНИЗАЦИИ ПРОИСХОДЯЩЕГО,  В КАКОЙ УГОДНО ФОРМЕ. — А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ, БЫЛО БЫ ЖЕЛАНИЕ, УМЕНИЕ, ШИРОТА КРУГОЗОРА И СООТВЕТСТВУЮЩАЯ ПОДГОТОВКА. — ИЛИ КАК?

*   *   *

Письменность — способность передавать речь и смысл при помощи знаков, а затем абсолютно точно воспроизводить записанное — великое достижение человечества. Более 5000 лет порожденный письменностью носитель информации — текст — сохранял монополию на хранение и точную передачу информации. На рубеже второго и третьего тысячелетий нашей эры эта монополия оказалась полностью подорвана.
При помощи средств, предоставляемых глобальной сетью передачи цифровых данных и подключенными к этой сети компьютерами, стали возможны альтернативные способы точной и однозначной передачи информации (а также ее хранения): непосредственная передача звука и изображения.

За 50 веков развития текст вышел далеко за рамки передачи речи и описания происходящего, и совершенствоваться в овладении текстом и его восприятии можно всю жизнь. Все достижения нашей цивилизации нашли отражение в текстах — даже музыка и живопись. Музыка имеет свой собственный текст — нотную запись, а каждое значимое произведение живописи, скульптуры и архитектуры получает подробные текстовые описания, вплоть до детальной передачи чувств и эмоций, вызываемых произведением. 

Наша цивилизация — это цивилизация текста, и на своем завершающем этапе она даже породила философскую концепцию о том, что мир — это текст. Но всякий текст имеет начало и конец.
Обучение человека чтению и письму начинается в возрасте 3-4 лет с выучивания алфавита и заканчивается в 17-18 лет знакомством с приемами восприятия сверхсложных текстов, передающих абстрактные и неартикулируемые образы. 
Таким образом, обучение человека использованию текста занимает 10-15 лет. 

Еще тяжелее дело обстоит в культурах с иероглифической письменностью. Там даже после 20-25 лет обучения человек может не освоить большинство доступных приемов подготовки и воспроизведения текстов, ограничиваясь культурным минимумом. Человек становится совершеннолетним не когда «наберется ума» или достигнет половой зрелости, а когда станет достаточно грамотным.

Грамотность, а тем более — всеобщая грамотность требуют от людей гигантских, все возрастающих усилий. 
Но в течение 50 веков выбора у людей не было. 
Экономика, наука и управление требуют абсолютно точной передачи информации. Денежная купюра или монета — это текст, передающий нам точные сведения, и посильно защищенный от искажений, научная работа — это опубликованная статья, управленческое решение — это принятый закон или подписанный приказ, а преступление — это полицейский протокол.

Теперь выбор есть. 

Текст начинает отступать там, где он не был необходим, и получил важную роль постольку, поскольку все, вовлеченные в культуру люди, были грамотны: развлечения, новости, бытовое общение. В этих областях видеоконтент быстро вытесняет текстовой уже просто потому, что: 
• чтение и печать утомительны даже для совершенно грамотных людей; 
• это процесс с положительной обратной связью. 

Чем меньше люди, в массе, будут читать, тем чаще они будут предпочитать смотреть и слушать, так как навык чтения и письма требуется поддерживать постоянно. Отступление текста уже необратимо.
Но наступит момент, когда он стремительно отступит в те специфические ниши, где обойтись без него будет просто невозможно, и эти ниши будут крайне малы, и почти недоступны абсолютному большинству жителей планеты.
Прежде всего, это область управления.
Использование текста для управления накладывает огромные ограничения и очень трудоемко. Это знает каждый, кто имел возможность сравнить удаленное управление по электронной почте с оперативным «решением вопросов на местах». Простая видеокамера, установленная на строительной площадке или в торговом зале, заменяет для руководителя 90% письменных отчетов. Видеокамера квадрокоптера позволит заменить уже 99% формального текстового информирования начальства о ходе дел.
Записанные устные распоряжения и видеоинструкции уже сейчас начинают вытеснять письменные. 

Вообще, окончательный переход коммуникаций с текстового на аудио-визуальный способы общения создаст новые требования к стандартизации форматов. Подобно тому, как индивидуальное разнообразие почерков и стилей со временем сменилось стандартными шрифтами и типовой стилистикой, видеообщение придет к ряду стандартов. 

Голос, манера речи и внешность человека, зафиксированные на видео — это недостаток коммуникации. Они отвлекают от смысла сообщения и заставляют подстраиваться под индивидуальную манеру изложения. Пока мы смотрим 20-30 каналов на Ютубе — это терпимо. Но когда человек будет вынужден общаться с сотнями незнакомых людей ежедневно, это превратится в проблему. 
• Поэтому, вероятно, психологами и нейрофизиологами будут разработаны несколько голосовых шаблонов, максимально комфортных для восприятия, в которые будет конвертироваться живая речь.
• То же самое касается и изображения — как отправитель, так и получатель сообщения смогут преобразовать исходное видео в мимику и движения аватара, а в некоторых случаях это будет требоваться и законодательно. Зная людей, могу предположить, что отказ от использования аватара будет считаться попросту непристойным.
• Наиболее вероятным кажется вообще отказ от изображения спикера (как от бесполезной информации), и сопровождение устного изложения мнемоническими и ассоциативными образами и динамической инфографикой. Интересной задачей выглядит голосовая реализация гипертекста — возможность контекстного поиска по отрывкам сообщения, переходы по ссылкам на связанные видео и аудиозаписи, динамическая подстройка сообщения под окружающий контекст.
Преобладание, а затем и абсолютное доминирование аудио/видео-коммуникаций перевернет культурную жизнь человечества, и позволит ему выйти из того тупика, в которое его завел текст.

Текст попросту исчерпал свои возможности быть носителем культурного кода глобальной человеческой цивилизации. 

Вполне возможно, что отказ от него отчасти возродит элементы античной культуры — риторики, декламации, мистерий, перформанса — на новом уровне. Может быть, в массовую культурную жизнь вернется танец и пение. Но скорее всего, будут рождены новые художественные и коммуникационные формы, как интересные, так и отвратительные.

Отказ от текста высвободит гигантские усилия, ныне направленные на обучение грамоте или не ее усвоение. Во всем мире произойдет гигантский скачок производительных сил, сместятся тысячелетние стандарты совершеннолетия и ответственности, сформируется традиция раннего вовлечения детей в трудовую и социальную жизнь. Мир станет более юным.

Где будет место грамотных людей в этом мире?

Я абсолютно уверен, что элита сохранит грамотность, как она сохранила до наших дней классическое образование, основанное на изучении античных произведений. Элита всегда консервативнее подконтрольных масс, и усваивает новое только после многовековой проверки и «опытах на кошках». 
Таким образом, как и в 18 веке, грамотность будет явным признаком принадлежности к элите. Очевидно, что грамотность будет необходима для занятий наукой и юриспруденцией. Юристам грамотность будет необходима хотя бы для того, чтобы сохранить преемственность прецедентного права и законов, принятых в текстовую эпоху. 
Что касается ученых, то, помимо обычного текста, от них требуется владение специфическими текстами — языком математических или химических формул, специализированным языком математических понятий и научной терминологии. Все это делает отказ от текста в научных работах невозможным.
Элита всегда имеет собственные институты воспитания и обучения. Но как организовать обучение чтению и письму для подготовки ученых и юристов в абсолютно неграмотном мире, почти полностью лишенном текстового контента? 

Скорее всего, специалистам, работа которых требует грамотности, придется сформировать замкнутые сословные сообщества, чья культура почти не будет пересекаться с массовой. А может быть, будет реализована типичная современная «школа двух коридоров», где одаренных детей будут постепенно переводить на более элитные ступени образования — хотя бы для формирования прослойки интеллектуальной и управленческой обслуги для элиты.

В целом, эпоха после смерти текста, кажется, будет иметь некоторые черты сословного общества 18 века, но, возможно, это типичная ошибка прогноза — людям всегда кажется, что возможно только повторение старого, потому что новое они просто не в состоянии вообразить.

Мир без текста будет ярче, свободнее и динамичнее настолько же, насколько насколько живой разговор ярче, свободнее и динамичнее переписки.



« »
Read more from БИЗНЕС ДЗЕН

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments